Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Коридоры


Коридоры

Сообщений 61 страница 90 из 159

61

Покои Тоусена <<<

Выйдя из комнаты, Тоусен, не раздумывая, двинулся в сторону библиотеки. Он знал, что если бы Владыка посчитал необходимым его присутствие в тронном зале, шинигами бы уже давно узнал об этом. А потому первым в списке приоритетов находилось нахождение Вандервайсса, пока он не успел ничего натворить. Проходя по длинным коридорам, Канаме чувствовал выплески энергии открывающихся гаргант в разных местах Лас Ночеса.

"Похоже, возвращаются те, кого Айзен послал на грунт. Судя по количеству, они либо победили, либо вовремя сбежали. За то время, пока они там отсутствовали, вполне можно было одержать небольшую победу. Впрочем, зная упорство и количество моих бывших коллег, могу предположить, что вариант с отступлением более правдоподобен. Гарганты Гина не чувствую, значит миссия прошла вполне успешно. Надеюсь, остальные уцелели".

Проходя по одному из коридоров, пересекающих лабораторный сектор, Тоусен услышал невдалеке звуки, похожие на потасовку. Запах рейацу Гриммджо завершил картину и Тоусен направился туда, чтобы усмирить расшумевшихся подопечных. Смуглые пальцы легли на гарду Сузумуши, тронули кольцо - и катана отозвалась почти неслышным чистым звоном, радуясь тому, что Тоусен помнит о ней, нуждается в ней, любит её. Сколько бы смертей не принесло это занпакто, душа Сузумуши оставалась чистой и искренней. Тоусен очень ценил это в своем занпакто, и Сузумуши отвечала ему такой же любовью.
Завернув за угол, Тоусен оказался в непосредственной близости от расшумевшегося Шестого.

- Итак, что здесь происходит, что за шум? - громким голосом, перекрывающим рычание Гриммджо, поинтересовался администратор Лас Ночеса.

0

62

------ Улицы.
Как и ожидалось, долгий путь с грунта до Лас Ночес через Гарганту не прибавил Халибел хорошего настроения. Захотелось как минимум кого-нибудь зажарить и съесть. Правда, оставалось совершенно непонятным, как женщина собралась кого-нибудь есть, практически не имея рта. Разве что спускаться обратно на грунт, покупать дрель и просверливать себе в маске дыры. Впрочем, для этого, наверняка, вполне подошёл бы Ннойтора, явно не отказавшийся бы использовать Санта-Терезу в качестве консервного ножа для старой консервной банки по имени Халибел.
Сурово, как Суворов при взятии Измаила, хмыкнув, женщина огляделась. Разумеется, в пределах видимости ничего особо интерсеного увидеть не удалось. Стоит отметить, что пределы видимости в Лас Ночес вообще весьма незначительные. Вечно петляющие узкие коридоры явно не создают простора для великолепного обозрения пространства. Да и было бы, что обозревать! Сплошные ситис и пустота.
Только и остаётся, что прощупывать  рейацу, дабы не оказаться в полном неведении. Белл и представить не могла, каково живётся простым душам, не имеющих даже банальной способности видеть души, Холлоу и шинигами. Должно быть, это напоминает существование в глубокой яме без света и тепло. Сама Терсеро давно уже забыла то далёкое время, когда и сама была человеком. Всё человеческое с чрезвычайной скоростью  стирается из душ Пустых, феноменально быстро превращая их в подобие животных с простейшими инстинктами, управляющими рассудком. Да есть ли этот рассудок у среднестатистического Холлоу? Халибел могла бы поспорить о него наличии у некоторых арранкар, чего уж там о пустых говорить. Животные, они и есть животные. Примитивные, агрессивные, жестокие, терзаемые вечным диким голодом, удовлетворить который могут лишь замечательные человеческие души. Чем сильнее, тем лучше. Тем больше энергии можно получить. Разве можно преследовать и убивать несчастных животных, которые всего лишь охотятся ради того, чтобы выжить. В понимании Халибел шинигами напоминали бешенных браконьеров, что отстреливают несчастных зверушек ради одной им понятной цели. Фанатики, если не хуже.
Впрочем, это не их все считают злом. Хотя, на самом деле, кто может считать? Сторон всего две, а мир людей выступает в роли небезызвестной отары овец, что не склонялась ни к одной из сторон, мирно пережёвывая траву и игнорируя любые возмущения в среде существ более высокой ступени, сиречь представителей Общества душ и Хуэко Мундо.
Но довольно пустой болтовни. Как раз в тот момент, когда Халибел вышла из Гарганты, Ннойтора вошёл в Тронный Зал. Белл совсем не улыбалось, чтобы Айзен выслушивал его в одиночку. Тем более, ей есть, что ещё сказать Квинте. Чертыхнувшись, Терсеро вошла в Сонидо, дабы добраться до Тронного в более короткий срок. Об улькиорре и Веге она уже как-то немного подзабыла. Ушли из Каракуры – это главное, ас остальное – уже не её проблемы.
---- Тронный Зал

+1

63

Всему когда-то приходит конец, как и скучнейшему переходу из Генсея в "царские палаты". Лилинетт быстро преодолела последние несколько шагов и успешно вышла из гарганты вслед за своим хозяином. По-хозяйски осмотрев место прибытия, она быстро прикинула, сколько придется идти до Владыки. Также от ее внимания не ускользнул тот факт, что вышли они в опасной близости с покоями Старка. Вот ведь прохвост, нарочно высадился здесь? Только попробуй сейчас пойти спать и распрощаешься с жизнью! Лилинетт косо глянула на хозяина, ожидая дальнейших действий. Она была готова к любому подозрительному движению в сторону покоев, после которого на голову несчастного свалится сокрушительный удар кулака/ноги справедливости. Однако, видимо, Старк решил изменить себе и своей лени, выбрав путь к Владыке. Ну надо же, мы делаем успехи, - облегченно подумала Лилинетт, идя следом. - Может, он даже сподобится доклад рассказать. Впрочем, девчушка в этом не сомневалась. Все-таки перед Владыкой так своевольничать и показывать свое неуважение Старк себе не позволял. Наверное из соображений личной загруженности. Какой смысл ему наживать себе дополнительные неприятности, которые автоматически переходят в время упущенного отдыха? Правда, так даже скучно жить. Порой Лилинетт думала, как хорошо другим фрассионам. Вон, фракции Гриммджо очень даже весело: они имеют счастье лицезреть линчевание их хозяина Владыкой за все провинности. И потом, он довольно забавен и больше времени уделяет активному образу жизни. Если бы Старк так же подходил к жизни, то арранкар была бы на седьмом небе от счастья. С таким хозяином можно даже погонять по пустыне на перегонки. Один минус был в том, что он на порядок быстрее, но все это мелочи. Главное сам факт, а остальное приложится. Может даже, от большой любви, Старк бы и уступал своему фрассиону. Но нет, ему проще спать и не замечать одинокую девушку у себя в комнате. Как это горько - смотреть на то, как спит хозяин, и мучится от бессоницы.
Словно в усиление душевных мук, парочка наткнулась на Гриммджо и его фрассионов. Ничего в этом удивительного не было - встретить эту братию в коридорах - обычное дело. Можно даже втихаря подслушать их разговоры или же посмеяться над импульсивностью этой шайки, однако именно сейчас они напомнили девчушке об одном вопросе, оставшимся без ответа.
Он...он опять проигнорировал меня?! - вскипела Лилинетт, сжимая пальцы в кулаки. Можно было не сомневать в том, что Старк сегодня целым не дойдет до Владыки. - Нет, ну какая наглость?! Я стараюсь тут для него, а в ответ ни гроша! Разумеется, за такое полагалось наказание (в воспитательных целях, конечно же), только какое? Перед арранкаром встала дилемма - что лучше: удар с ноги по любому больному месту, или тумаки? Вскоре она сошлась на том, что обы метода воспитания неэффективны и надо бы уже придумать что-то новое. Поэтому, отдавшись импровизации и импульсивности, Лилинетт запрыгнула на спину Старка. Скрестив свои тоненькие ручки на шее хозяина, она начала его душить.
- Ты. Не. Ответил. На. Мой. Вопрос! - пропыхтела девчушка, изо всех сил сжимая руки. Конечно, такое никак не могло навредить Старку, но что еще поделать?

+1

64

На чужой голос Гриммджо моментально поворачивает голову и смачно сплевывает на пол от разочарования. Затем выпрямляется и расправляет широкие плечи, и все равно, что этой, выражающей пренебрежение, позы не увидят слепые глаза. Лицо приобретает угрюмый оттенок, а пальцы на воротнике Ильфорте расцепляются, тоже не без доли сожаления. Позже поговорят, но до чего же арранкар не любил, когда ему мешают.
Как же не узнать. Конечно, Секста узнает эту слепую справедливость хоть за пару километров. В мрачном коридоре повисла тишина и, кажется, даже левая рука заныла при близком ощущении лезвия, которое в свое время отсекло ее. Синие глаза нахально уперлись взглядом в незрячие.
Ненавидел. Ненавидел и презирал. Как упрямый кот, получивший по башке за проступок – недовольно бьет хвостом по полу и остается при своем мнении, все равно ни грамма не изменившись. Так и Гриммджо: то, что он осмелится снова рвануть на грунт без спросу здесь и сейчас было маловероятно, но по прошествии времени вновь утратит остатки инстинкта самосохранения и за милую душу учинит какую-либо заваруху. И будет продолжать делать как себе угодно до тех пор, пока в синеволосой голове возникают новые цели. И пусть его хоть убьют и разрежут на части, Джаггерджек не склонит головы и вины не признает. Ни за что не подчинится внутренне. Сам себе авторитет.
- А-а? – По-хамски переспрашивает Шестой. – Ничего. Какого хрена тебе тут понадобилось? – Он никогда не отучится разговаривать без вызывающих интонаций в низком голосе.
Вопросы Ильфорте и Дироя так и остались без ответов, перебитые появлением Канаме. И вопросы, по мнению Гриммджо, были, что ни на есть, идиотскими. А что отвечать? – Таков был ход мысли Сексты. И дураку понятно, не всерьез. Разве он позволил бы дотронуться хоть чьим-то лапам до своей добычи? Смех.
Тем временем он чувствует появления других своих «собратьев» и в очередной раз проклинает Тоусена за то, что не может сейчас разузнать, куда ходили и зачем, кому набили морду и почему его не позвали.
Гриммджо едва мотнул головой, показывая, что братия может быть свободна, а с Тоусеном разберется он сам.

+1

65

Грантз брел по коридорам очень медленно, голова его была занята раздумьями, причем о нескольких вещах одновременно. Во-первых, продолжать лечение Люппи, хотя неизвестно зачем, во-вторых, разобраться с Неллиел, а в-третьих, не допустить что бы Владыка узнал по чьей малости бывшая Третья стала похожа на маленького ребенка.
Оставалось надеяться, что Джируга не взболтнет лишнего Айзену, если Владыка не решил проверить своих подчиненных «на вшивость», а сам давно уже в курсе кто виновник необычного перевоплощения Нелл. Вот так задачка, настоящая головоломка над которой нужно как следует подумать и обдумать все возможные варианты.
А что насчет самой Нелл? Малявка наверняка не станет молчать и тут же станет жаловаться и вопить, обсопляв все вокруг. Её слова можно не принимать в серьез, сославшись на то, что у неё и мозг стал размером с грецкий орешек. В любом случае всегда можно заставить её замолчать навсегда. Неудачный эксперимент и так далее.
Из раздумий Заэля Аполло вывело до боли знакомое присутствие реяцу, оно словно неприятный сквозняк по коже, заставило поежиться и сжаться. Неподалеку был Секста, а по доносившимся рыкам, можно было и так понять, что Гриммджо до сих пор не остудил свой пыл. Грантз бы ему посоветовал таблетки от глистов или провериться на блох, но для Гриммджо достаточно  неудачно брошенного косого взгляда в его сторону, что бы он начал махать кулаками. А его свитка, вечно бегающая позади. Присутствие старшего брата раздражает до скрежета зубов.
Ученый тихо вздохнул, сделав привычный жест, будто поправляя очки.
На сегодня одной встречи для него было вполне достаточно, нужно было бы ещё провериться, не заразился ли он этим «бешенством».
Грантз решил поступить благоразумно и обойти этот отрезок коридора другим путем, хоть по времени это будет на пару минут дольше, но куда полезнее для здоровья и нервов.

+3

66

Увлекшись разборками, Ди Рой не сразу заметил появление нескольких реяцу в коридоре. Но они не коснулись их и просто исчезли в каком-то другом направлении. Поэтому до мелкого не сразу дошло, что главный кайфообломщик всего Хуэко Мундо, слепая справедливость Тоусен Канаме нправился к ним. Хотя, чего удивляться-то. Сексту он любил особенной любовью, как свое личне непослушное дите, которое каждый день нужно пороть в воспитательных целях. И вот сейчас... не пошел  же за кем-то или к тому же владыке, а прицепился именно к ним, когда они вполне мирно, по-своему,конечно, мирно беседовали.
Секста Тоусена не жаловал также, как и Люппи, поэтому может и не станет церемонится, а сам Ди Рой связываться со слепым не хотел. отступив подальше с "линии огня", он подошел к старшему Гранцу, тушку которого отпустил Секста. Пусть разбираются, а им, вроде как нужно обсудить что делать с этим Люппи.

0

67

Пойди пойми, что он действительно хочет, хочет ли… и вообще. Все-таки не осознанность собственных желаний сильно влияет на характер и психику человека… и арранкара.
Ильфорте облегченно вздохнул, как только Гриммджо его отпустил. Получать не за что, совершенно не хотелось, и благо, не пришлось.
Все-таки где-то в глубинах своего сознания Ильфорте уважал Тоусена, а иногда и вовсе проникался к нему светлыми чувствами. Редко, но бывало.
Во всяком случае, из всей правящей троицы, Тоусен был самый разумным, самым спокойным и, наверное, самым менее амбициозным. Если не нарываться и соблюдать хоть какие-то грани, то с ним  вполне можно было ужиться.  Одно плохо, Гриммджо был не способен соблюдать эти грани, и его фракция, соответственно тоже, за это и попадало часто. Но в целом, никакой агрессии по отношению к Тоусену Ильфорт не испытывал, даже раздраженности никакой.
Слепая справедливость? И снова тут как тут, поразительное умение появляться из неоткуда в самый не подходящий для Гриммджо момент. Ильфорт хмыкнул. И самый лучший момент для меня. Обязательно поблагодарю, при первом же удобном случае. А пока…
Развернувшись на каблуках Гранц-старший поспешил покинуть это место. Не хотелось сейчас наблюдать за очередной стычкой Гриммджо и Тоусена, все равно заведомо известно кто выйдет из нее победителем. Случалось уже, ничего приятного.
Слабый отголосок реяцу, так сильно увлекшись своими проблемами, что сначала Ильфорте ее просто не заметил. Было это к лучшему или нет, выяснять сейчас было бесполезно. Он уловил, где-то вдалеке реяцу собственного брата.
Поразительно, не ужели решил не сталкиваться. Как некрасиво, никакого уважения к старшим. Пятнадцатый едва заметно ухмыльнулся, ну что ж, уважения, наверное, уже не привить, слишком уж братец был зазнавшийся, но ткнуть носом в собственную оплошность никогда не поздно. Тем более и предлог есть вроде как подобающим. Что там Гриммджо говорил о Люппи?
Ничего хорошего он не говорил, куда приятнее было бы столкнуться с братом в коридорах, вроде как нейтральная территория, не то что, лаборатории. Но что поделать, вот видно Ди Рой загорелся желанием побыстрее исполнить указания начальства.
Пф, и откуда столько рвения?
- Ну и …?  - Весьма раздраженно бросил Ильфорт – Что стоим, кого ждем? Пошли уже, только глянем.
Тащить его я никуда не собираюсь, это бесполезно. Во-первых, он сам не пойдет, просто не сможет. Во-вторых, кто нам его даст? Заэль?  Конечно, за милую душу.
- Пошли быстрее – поторапливал он Шестнадцатого, почему-то хотелось оказаться в лаборатории раньше брата. Банальный дух соревнования, чего уж тут поделать. Заэль и так был лучше во всем, надо же было хоть на таких ничего не значащих мелочах оказаться первым. Чисто для себя, что бы потешить собственное самолюбие.

----> Лаборатория и покои Октава Эспада ( туда-сюда-обратно =______=)

Отредактировано Ilforte Grantz (2009-01-23 19:24:54)

+2

68

Ди Рой боязливо втягул голову в плечи. За спиной любой мог похваляться, что не боится Тоусена, но Мистер Борец За Справедливость иногда пугал всех ни на шутку. Слепой, но слишком быстрый, поэтому связываться с ним не охота было, но досмотреть представление "Разборки Сексты и слепого шинигами" ох как хотелось. Лишь бы никто не задел его самого случайно. Так вот, увлекшись сим зрелищем, он даже не заметил, что Илльфорт развернулся и пошел обратно. Когда Ди Рой обернулся на его голос, то понял, что Гранц-старший направляется в лабораторию. он сначала тупо задумался - зачем? Пока мозг совершал мыслительные функции, Ди Рой, пошебуршившись в собственной голове вспомнил, что Гриммджоу приказал принести ему Люппи из лаборатории Октавы.
Бросив взглдя на пока молчаливых Короля и Тоусена, которые будто решили взять друг друга в это мгновение одной силой воли, Шестнадцатый развернулся и зашагал следом за Илльфорте, засунув руки в разрезы хакама, пробормотав:
- Да иду я... Иду...
Процесс похищения мальчика с тентаклями ему представлялся с большим трудом.

---------------> Лаборатории и покои Октава Эспада

0

69

----------улицы
Вновь возвращение в Лас Ночес - эту вечную пустыню со своими правилами, порядками и нормами. Вернее, со всего одним законом, носящим громкое имя Владыка. Никаких пререкательств, никаких возмущений - против Бога не спорят. Да и мало кто и пытается, ведь такое обычно заканчивается одним образом - полное уничтожение. Или наказание. Всё зависит от того, чего арранкар больше боится: смерти, унижения или чего-то другого. Для каждого из этих случае Владыка способен подобрать нужное наказание. Хотя, оно и правильно. Ведь каким иначе образом можно добиться уважения к себе и полного подчинения? Только показав собственное величие и силу. Хотя, это было даже забавно: втроём новоявленные Владыки Хуэко Мундо прекрасно друг друга дополняли. Тоусен Канаме - Кнут Ками-сама, карающий каждого, кто посмеет не подчиниться его приказам. Хотя, его понятия о справедливости порой приводили Шиффера в состояние некоторого замешательства, он понимал, что лучше него с ролью Инквизитора не справится никому. Ичимару Гин - странная, вечно улыбающаяся сволочь себе на уме. Кватро не мог поначалу точно охарактеризовать бывшего капитана третьего отряда - для логичного Шиффера он был загадкой. Уже потом, присмотревшись и проанализировав несколько его поступков, арранкар понял, что Ичимару - Серый Кардинал, стоявший за спиной Владыки и наводящий ужас на арракаров. Хотя, это как раз было странно, поскольку сам он ничего для этого не делал. Лишь улыбался, да глаза щурил постоянно. Хотя, именно улыбка была причиной основного кошмара для всех арранкаров: хрен поймёшь что в этой белобрысой голове прячется и будешь ли ты поглажен по голове или получишь Шинсо пониже спины. Из-заа спины, кстати, и получишь. И наконец, Владыка. Улыбающийся мягкой, доброй улыбкой Ками-сама - так и не скажешь сразу, что это злодей номер один во всём этом хорошо поставленном спектакле. Хотя, именно из-за этой улыбки многие и шли за ним - голос Владыки был мягким, как горячий воск, заливающийся в уши и наглухо их щапечатывающий. Бесприкословное подчинение. Иначе смерть.
Улькиорра наконец вышел из Гарганты. Он не любил этот тёмый коридор, хотя и сам не мог объясить причину данной антипатии. Оказавшись в коридоре, он целенаправленно пошёл в тронный зал, намереваясь доложить Владыке о проделанной операции. Сам он был собой не доволен, но что скажет Владыка было важнее
-----Тронный Зал

0

70

Почувствовав, как поразительно быстро разбежались фрассьоны Шестого, Тоусен улыбнулся где-то внутри себя, но ни малейшей тени улыбки не просочилось наружу - лицо оставалось сосредоточенным и бесстрастным.
"Ди Рой. Скорее всего напуган, но не признается в этом даже себе, будет хамить и нарываться, стараясь это скрыть, стоит лишь задеть. Иль Форте. Умен, это у них семейное. Умение вовремя свалить, думаю, тоже. Пожалуй из тех, что сейчас хвостиком ходят за Шестым, наиболее удачный эксперимент. Ну и сам Гриммджо. Куча комплексов, которые прикрывает агрессией. Постоянно доказывает себе собственную крутость и значимость. Силы немеряно, мозгов - как у подростка, комплексов тоже. Будет нарываться, пока не поумнеет."
- Я здесь слежу за порядком, и если твоя голова не смогла этого осознать за несколько лет, это говорит о твоей некомпетентности, Секста Эспада. Хочешь драться и шуметь - убирайся в пустыню, и там устраивай сколь угодно шумные разборки со своей фракцией. А в лабораторном блоке изволь соблюдать тишину, ясно? – доходчиво объяснил арранкару Тоусен.
Смуглые пальцы по прежнему легко поглаживали рукоять занпакто, Сузумуши пробудилась полностью, она чувствовала пустого, вкус крови которого был ей знаком, и она словно легонько подталкивала сдерживающую её руку - "давай, хозяин, накажем нарушителя спокойствия!" - но Канаме не был настроен устраивать кровавую бойню в коридорах. Его целью было лишь призвать расшумевшихся подопечных к порядку. Да и к тому же Айзен вряд ли одобрил бы повторение инцидента с рукой Сексты - у Владыки были иные способы наказания виновных.

Отредактировано Kaname Tousen (2009-01-27 21:10:42)

+1

71

"Даже вы против меня.." - обреченно подумал про себя владелец татуировки с цифрой "1", когда перед ним предстала паутина сплетенных меж собой коридоров. О, Ками! Как спутаны эти коридоры белой цитадели! Один лишь поход к Тронному Залу порождает волну лени и скуки. Вечно белые, мраморные стены отдают холодом, отчего даже самых крепких арранкаров пробирает дрожь. Сейчас, путь Старка лежал через очередной закоулок со множеством щелей в стенах, что так гордо именуют себя окнами. Не успел сильнейший арранкар сделать и пару шагов, как к нему на спину запрыгнула бешеная фрасьенша, мертвой хваткой сжав его шею. Теребя из стороны в сторону голову Примера Эспада, Лилинет сопровождала каждый толчок отдельным словом. В укоризненной речи блондинистой арранкарши слышались раздраженность и крайней степени возмущение. От такого неожиданного приема, глаза Первого округлились словно пара копеек.
- Агх..! - просипел он, пытаясь мягко расцепить замочек на своей шее. С горя пополам освободившись от цепких ручонок своей фракции, Старк вздохнул полной грудью и, осторожно поставив ее на пол, поковылял дальше. Шаг-другой, и вот они на финишной прямой. Впереди возвышалась высокая двустворчатая дверь – вход в Тронный Зал. Все бы ничего, да взгляд маленькой бестии говорил лишь об одном: "Ты получишь после..". Изобразив некую заинтересованность, Примеро покосился на Лили. Однако даже имитация этого энтузиазма испарилась так же быстро, как и появилась, уступив место привычно-сонному выражению лица.
- Ладно, хватит дурачиться.. Нужно побыстрее разобраться с этим чертовым докладом, и выспаться, наконец, по-людски, - пробурчал он немного охрипшим, после долгого молчания и удушения, голосом. Такая серьезность была присуща Первому только в том случае, когда что-либо покушалось на его сон или хотя бы угрожало ему. Вот и теперь этот дурацкий доклад угрожал лишить его здорового сна, ввиду своей срочности, невозможности отложения и прихоти Айзена. Да-да, именно прихоти. Не будь ее, сильнейший Эспада не нагрянул бы в Генсей только ради того, чтобы проследить за остальными «Уэко Мундовцами». А спать на деревянной скамейке ой как неудобно. Это Старк может и забудет, но кулак своей, официально выражаясь, «слуги» надолго останется в его памяти и песком осядет на дне. Всего несколько метров, и два озабоченных докладом арранкара оказались у порога того самого Зала, где на импровизированном троне восседал Владыка всея Уэко. Рука мгновенно потянулась к массивных размеров дверям, после чего не без усилий толкнула их.

>>>Тронный Зал.

Отредактировано Stark= (2009-05-21 12:48:01)

0

72

Библиотека ------>

Потихоньку, бочком, но достаточно оперативно и в темпе выйдя из такой недружелюбной Вандервайзу библиотеки, арранкар развернулся спиной к "храму знаний" и со всех ног побежал прочь - лишь бы не нашли. В затылок до сих пор дышало ощущение опасности, виновности Маргеры и прочих неприятных вещей, самой нежелательной из которых могло бы быть наказание за его проделку. Маргера это отчётливо понимал, как и понимал то, что убегать ему не следовало - но ничего с собой поделать не мог, ему было очень страшно. Арранкарчик очень редко когда толково мог защитить себя сам, а там был другой арранкар. Он церемонится не станет. Потому Маргера сейчас и улепётывал подальше, в душе надеясь, что его просто не заметили и ему ничего не сделают. Постоянно оглядываясь назад, то и дело переходя из коридора в коридор - в глазах уже примелькался белый цвет и теперь по ним иллюзией обманчивого и неверного зрения ползали странные разноцветные пятнышки.
-Ох. - Вандервайз устал бежать. К тому же, он чуть не упал и не разбил себе нос, случайно наступив на полы хакама. - Ммм...
Убежал, наверное. - арранкар напряжённо, во все глаза смотрел назад, туда, откуда он только что прибежал. Смотрел, затая дыхание и напряжённо прислушивался - есть погоня? Погони вроде как не было и Маргера облегчённо вздохнул, устало прислонившись плечом к холодной стене. Спасён.
Минут пять релаксируя и отходя от пережитого шока, в общем-то лёгкого, но крайне неожиданного, Вандервайз успокоился, пришёл в полное душевное равновесие, напрочь забыв об этом крошечном инциденте, и целенаправленно топал по коридорам, то и дело встряхивая лохматой головой. Где Тоусен-сама?

0

73

---> Генсей

Путь по гарганте обратно был еще хуже, чем путь туда. Если тогда он был не один, а с мнимым собеседником, то сейчас же он плелся в гордом одиночестве, как истинный кот, который гуляет сам по себе. Его не особо волновало то, куда пропал Улькиорра, Джируга или даже Халибел. У него сейчас была цель выйти из этого темного коридора, и вернутся в тронный зал, хотя в последнем он не видел смысла.
"Свою миссию я выполнил, так ведь еще возвращаться к Айзену надо. Зачем? Кто-нибудь бы мне объяснил логики этих поступков".
Небрешно фыркнув куда-то в сторону, Вега сделал один, последний шажок, и уже вышел в белоснежном коридоре Лас Ночеса. В общем, тут было все, как и раньше. Особых изменений никто и не ожидал. Вряд ли бы кто-нибудь разнес Лас Ночес, пока Джио отлучился на несколько часов.
- Дом, милый дом. Если бы это было правдой.
Оглядевшись по сторонам, арранкар в очередной раз убедился, что он тут один, а вокруг ни души. Где-то в углу пробежала холлоу-мышь, но кого это волновало? Уж точно не Джио. Тот сунул руки по карманам, и направился куда-то в сторону. Шел же он именно в тронный зал, и никуда более. Раз надо было, тогда стоило навестить старика Айзена.
"Может, скажет чего дельного. Или объяснит мне, наконец, куда же пропал Барраган-сама. Или даже насчет остальных пятеро недоумков. Без Шарлотты тут скучновато. Да и без Финдора, в общем-то, тоже. Некому рот затыкать".
Джио "провел" своим взглядом по монотонно белым стенам. И там, по большому счету, тоже ничего нового. Может несколько новых царапин, но не более. Тут ничего не могло бы удивить юношу, потому что почти каждый закоулок он тут знал, и свои познания не раз применял, убегая от неинтересных разговоров.

---> Тронный Зал.

0

74

«Некомпетентен» - Джаггерджек о таком понятии только слышал пару раз мельком, не вдаваясь в подробности. Зачем? Он может выразить мысли гораздо проще. "Чем меньше букв, тем емче слово" – яркий девиз Шестого.
Сейчас Гриммджо жалел, что не может ничего сделать этому чертову шинигами - Айзен шкуру живьем снимет, а она пока была нужна арранкару. Он бы не был Секстой, если бы хотя бы на первый (да и на второй, и на третий) взгляд в бешеной голове не было бы и толики рассудка. Характер – другое дело, невыносимый. А каким арранкара воспринимала общественность – уже его не касалось.
Тоусен был еще одной из причин, мягко говоря, неприязни к богам смерти. Арранкар молчаливо смерил взглядом шинигами и демонстративно громко хмыкнул, блеснув в полумраке белоснежными клыками.
«Да какого хрена ты возомнил о себе, слепой урод?» - Гриммджо был и будет уверен, что разбираться со своей фракцией имеет право где угодно и когда угодно, а шум в лабораторной секции – розоволосый перебьется, все равно редко выносит свои телеса за непроницаемые во всех смыслах двери своей обители. К тому же, заслужил.
Как некстати – Секста весь извелся, потому что гарганты открывались, реяцу вспыхивали, а его задерживали на месте. Причем насколько позволяло чутье, вернулись только арранкары. Стоп. А где лисица, который давеча был с ними? Если арранкар не поспеет к докладу в тронном, как это обычно бывает после миссий, то вытряхивать то же самое из Улькиорры грозит не получением информации, а дракой, а после - зализыванием ран по углам.
Гриммджо смекнул, что к чему, и развернулся спиной к Тоусену.
- Кретин. – Рыча сквозь зубы, бросил напоследок. Шестой еще не подозревал, что задумали наделать его товарищи, а пока нужно кровь из носа узнать, что там, в тронном. Спустя несколько минут, он уже вышел из лабораторного отсека и гулко шаркал по просторной рекреации, где полосы света из высоких окон резко контрастировали на полу с темнотой помещения. Черт бы побрал этот тронный зал и лабораторию, что находятся так далеко друг от друга.

===> Тронный зал.

+1

75

Тоусен только усмехнулся, глядя вслед Сексте. Все арранкары для него были воспитанниками, порой строптивыми, порой - откровенно наглыми - но стоило помнить, что хоть какие-то зачатки интеллекта и контроля у них появились совсем недавно. Это вообще было чудом - то, что удалось сделать из того скопища инстинктов, которым являлся каждый Пустой, хоть что-то разумное.
"Кстати о разуме... Где же Вайсс?" - подумал Тоусен, принюхиваясь к стерильному воздуху Лас Ночеса, воспринимая волны рейацу арранкаров всей кожей, "видя" её своим восприятием.
"Так, из библиотеки он сбежал... Запах молочной каши - и бумажной пыли. Совсем недалеко."
Свернув пару раз, Канаме вышел в длинный прямой коридор и увидел невдалеке Вандервайсса, который неспеша топал в его сторону и одновременно пытался разглядеть что-то позади себя. Потеряв равновесие, он чуть не полетел на пол, но был вовремя подхвачен сильными смуглыми руками шинигами - великолепная реакция и шунпо никуда не делись со времени ухода из Сейретея.
- Вайсс, ты куда потерялся? Время завтракать. - негромким успокаивающим тоном проговорил Тоусен, поднимая воспитанника на руки.

+1

76

Вандервайз был рад видеть Канаме Тоусена - всегда, везде и в абсолютно любое время суток. Как и сейчас: издав радостный и тихий возглас, означающий: "я тут! Я вас искал!", Маргера улыбнулся шинигами. Маленький арранкар так и источал радость и волну хорошего настроения - недавний казус и страх совершенно улетучились из памяти и их место заменили только довольные мысли о том, что хороший день, да.
-М! - завтракать, так завтракать, ничего против арранкарчик не имел. Покрепче схватившись за плечи Тоусена, Вандервайз начал привычно перебирать оранжевый жгут-шарф, который всегда носил Канаме. Он был приятный на ощупь, немного шершавый, немного мягкий и забавно щекотал кожу - вроде бы одно и то же ощущение, но всегда воспринимается по разному, в зависимости то ли от настроения, то ли от времени суток. Вандервайз не знал - никогда не задумывался. Но жгут теребить любил, однако делал это очень осторожно и тихонько - не потревожить бы шинигами, не расстроить бы. Это было самым ужасным, что мог Вандервайз себе вообразить. Мог, но обычно не хотел, ибо мысли были крайне неприятные и забыть их хотелось как можно скорее. И вовсе не думать о таких плохих вещах - ведь в мире так много позитивного!
-А... - Маргере очень хотелось поделиться своим хорошим настроением с Тоусеном-сама и он задумался о том, как бы это сделать?
Хорошее. Хорошее... Надо сделать хорошее! - Вандервайз улыбнулся. Он обязательно придумает что-нибудь хорошее, что можно было бы сделать для Канаме. Он будет хорошо думать и обязательно что-нибудь придумает.

+1

77

Подняв на руки радостно гукающего Вандервайсса, Тоусен погладил его по спине, незаметно сканируя на отсутствие повреждений. Арранкарчик оказался вполне цел и здоров, что не могло не радовать. Пригладив напоследок мягкие взлохмаченные волосы, Канаме посадил его к себе на плечо и, придерживая рукой, отправился в сторону своих покоев.

- Куда же ты бегал, Вайсс? Я беспокоился за тебя.

Вопрос был задан в воздух, и Тоусен не особо надеялся на внятный ответ, но ему хотелось верить в то, что если с ребенком общаться, то ребенок все таки хоть немного разовьется. К тому же разговаривать с ним уже вошло у экс-шинигами в привычку. Правда разговор был скорее монологом, но за отсутствием иных собеседников и это было вполне сносным. Как порой слепому шинигами недоставало простого разговора с таким вот чистым и невинным созданием…

- Эх, Вайсс, как бы я хотел, чтоб ты немного подрос и смог со мной разговаривать! – вырвался у Тоусена негромкий возглас.

"Да и кто знает – может всему виной действительно возраст, а не ошибка Создателя, и маленький арранкар сможет стать более полноценным? Ну если очень-очень захочет? Ведь здесь, в этом странном мире, физика зачастую подчинялась желаниям живущих здесь. Не магия, но что-то близкое к ней, имеющее ту же основу, ту же глубинную суть. И кто, как не арранкары, порождения этого мира, могли бы повлиять на него, да и на себя, в первую очередь?"

Так, за размышлениями, шинигами достиг своих комнат и скрылся в полутьме за дверью.

>>> Покои Тоусена

0

78

Вандервайз немного вздрогнул, когда по нему пробежала волна сканирующей его тело реяцу. Было немного щекотно, но абсолютно терпимо. Выдохнув воздух, Маргела мотнул головой, вновь разлохмачивая прглаженные Канаме волосы. Поудобнее устроившись на плече шинигами, чтобы и самому с комфортом сидеть, и ему не мешать, Вандервайз внимательно слушал вопрос Тоусена, а после - и его пожелание. Юный аррнкар всё прекрасно понимал и порой сам сожалел, что зачастую не может издать хоть сколько-нибудь внятные звуки - горло тотчас же сжимал спазм, язык становился огромным, перекрывая кислород, Маргера закшлявался и оставлял попытки сказать хоть что-то. Впрочем, иногда всё-таки у Вандервайза получалось сказать что-нибудь не особо сложное и, желательно, наполненное большим количеством гласных, которые было произносить куда как легче. Однако, это было лишь "иногда". Арранкарчик вздохнул.
-Бы... - он запнулся, снова чуть вздрогнул, потеребил свой ошейник, клёпки на нём, и снова замолчал. ...ло бы здорово.

-----> Покои Тоусена

0

79

Тронный зал <===

Выйдя из зала, Ноитора прислонился к стене рядом с дверями и привычным жестом коснулся её пальцами.
"Так, посмотрим... "
Струны энергии привычно зазвенели под тонкими пальцами, запели, засияли, почувствовав приток энергии. Квинта снова сканировал. Нужно было выяснить, где находится Заэль, и находится ли до сих пор в его лаборатории бывшая Третья.
"Ага... Октава наконец-то добрел к себе... И гримджевские шавки там же. Ничего, надо туда наведаться, надеюсь Заэль будет мне рад... Давненько я его не видел, интересно, он еще помнит наш уговор? Проверю, насколько хорош он теперь. Давно пора."
С этими мыслями Ноитора отлип-таки от стены и двинулся в сторону Заэлевских лабораторий.

===> Лаборатория и покои Октава Эспада

0

80

-----------Тронный зал
За спиной с едва слышным стуком закрылась дверь. Улькиорра был безумно собой не доволен. Мало того, что пришлось вступить в бой с этим мусором, так ещё и пришлось сражаться с Куросаки на слишком высоком уровне для подобного типа противников. Было..противно. Словно вляпался во что-то склизое, мерзкое и теперь никак не можешь из этого вылезти, с каждым шагом прочь утопая лишь ещё больше, глубже. Погружаясь в пучину собственной слабости, которую до этого в упор не видел. Потому что её банально не было. Стать сильным не так уж и сложно. Однако, признавать, что кто-то такой, как этот жалкий мусор Куросаки смог сражаться с тобой чуть ли не на равных вымораживало.
Шифферу необходимо было обдумать сложившуюся ситуацию. Этот временный шинигами... его целью было - забрать женщину обратно. Дружба, любовь, привязанность. Глупцы. Сколько раз ему нужно будет утыкаться носом в собственные ошибки, чтобы понять, что это бесполезно? Ответ можно было получить, даже не выходя из Лас Ночеса.
И именно поэтому, Кватро, засунув руки в карманы своих белых хакама, медленным, спокойным шагом направился в сторону комнаты пленницы.

0

81

осс: го~мэ~не за такую долгую задержку с постом. Ну, вот, собственно очередной постик готов.

===> Тронный Зал

Джио даже не представлял, чем можно бы было заняться. Подкалывать Кариаса, По и остальных не хотелось, ибо еще чемго доброго от Баррагана-сама влетит. Чего Веге не очень-то и хотелось. Он ведь хочет казаться самым послушным в мире.. хоть отчасти и тряпкой и щенком... да, Вега допускал мысль, что Барраган мыслит о Веге как о щенке. И пусть! Джио может быть даже щенком. Да, щенком, но зато преданным своему хозяину и "общему делу", так сказать. И не до конца еще мальчишка понимал - зачем Секундо остальные фраксьоны. Разве его, Джио то бишь, одного мало? Ему самому так не казалось. Хех, еще был, ведь Вега не был самокритичен.. наоборот, излишняя самоуверенность и любовь к себе так и перли.
Состроив немного недовольную гримаску, Вега направился вперед по коридорам, куда глаза глядят. И чего гримаска така недовольная, наверняка спросите вы? А чему тут, союственно, радоваться? В Каракуру можно сказать Джио зря сходил, ведь так всерьез подраться ему и не дали. В Тронном Зале тоже зря побывал. Какой толк? Ведь только Джируга-сама по большей мере там языком и трепал.

0

82

===> Тронный зал

Улькиорра имел честь встретиться с Куросаки второй раз. Ха, ну надо же, сколько раз его можно было прикончить - а он все скакал, живехонек. Еще и девку спасти горит, наглец. Шестой никогда не понимал, каково это – бросаться при любых обстоятельствах на помощь другу. Для арранкаров элементарно не существовало понятия дружбы. В Уэко Мундо имели место только отношения подчинения. Владыка – арранкары. Эспада – нумерос. Отношения же среди равных – кровожадного соперничества при движении вверх «по карьерной лестнице». С момента становления пустым, закон выживания сильнейшего главенствует. Любовь, дружба, переживания, страдания – к черту. Арранкары, и Гриммджо в том числе, успели узреть то, от чего загибаются люди. У самого Сексты это вызывало нездоровый, громкий смех – куда рвется Ичиго, для чего? Чтобы подохнуть из-за девки, которую все равно рано или поздно убьют?
Максимум, что могло иметь отдаленное сходство с помощью лично для Сексты – возвращение долга, который он ненавидел и ни в какую не желал оказываться в таком дерьмовом положении. Но по воле случая – понятие «судьба» Гриммджо категорически не признавал – теперь обязан рыжеволосой пленнице.
Удивительно, но Джаггерджек умел находить в себе силы, чтобы засунуть злобу подальше и как следует съязвить. Поэтому сейчас он уверенным шагом догонял Шиффера, вновь оказавшись в гулких коридорах Лас Ночес. Шаркая за спиной у Улькиорры буквально в трех метрах, Гриммджо уже, еле сдерживая ярость, гремел:
- Шиффер, что, силенок не хватило надрать задницу и, наконец, прибить рыжего шинигами?! – Так и хотелось преодолеть разделявшее расстояние в один резкий прыжок, вцепиться в рогатую маску и оторвать.

0

83

Раздражение. Ненависть. Рейятсу. Эти три составляющие пропитали воздух - казалось, можно ощутить их каждой клеточкой своей давно уже мёртвой души - взгляд голубых глаз жёг спину, только подтверждая догадки Улькиорры. Упрямство, с которым Секста пытался убить Куросаки...раздражало. Шиффер решительно не понимал, что тот нашёл в этом проклятом мусоре. Доказывать всем, какой ты на самом деле жалкий? Слабый, беззащитный перед простым человеком - разве не позор это для Эспады? Глупые поступки, раздражающие общим фоном постоянной бесполезности, но не выводящие из себя. Кватро вообще было трудно вывести из себя. Хотя чего там, если говорить честно - невозможно. Он научился скрывать все эмоции в себе, какими бы они не были. Зачем? Просто потому, что так было куда удобнее. Скрыться от мира за стеной безграничного безразличия - отморозки в поисках ледяной свежести. Возможно, это тоже было глупо, но за все годы своего пребывания на вершине, Шиффер умудрился убедить себя и в том, что так тоже правильно.
Человеческие чувства - дружба, любовь, понимание, сочувствие, преданность, гордость. Пафосные понятия из прошлого - в прогнившем мире Живых они практически ничего не значили. Жалкие отголоски прошлых пламенных проявлений человечности - даже такое холодное ко всему существо как Пустой, понимал это. Являя собой обжигающе холодную смесь из безразличной логичности, преданно служащей Айзену, Кватро решительно не хотел понять нынешнего поколения жалких людишек.
- Не думал, что тебя так сильно будет беспокоить судьба этого мусора, Гриммджо. Неужели ты столь уязвлён своими проигрышами?
Шиффер резко остановился, поворачиваясь лицом к шедшему позади него Сексте. Ни капли насмешливости. Только безразличный взгляд изумрудных глаз, внимательно смотрящих в пронзительно голубые. Старый замок и бурные воды океана. Второй, разбиваясь о стены первого всегда останется всего лишь жалким бунтарём.

+2

84

Действия Улькиорры и Гриммджо походили на холодную войну. Только воевал один Джаггерджек – и готов был в любой момент перейти с «холодного» этапа на боевой, - а Улькиорра давал соответствующие ответы. Они не дрались, препирательства всегда заканчивались словесными перепалками. Шестой искал повода, провоцировал, даже искусно – но льда Шиффера хватало, чтобы снести и это. Бесит. Игнорирование всегда бесит, хуже самой ярой антипатии.
Впиться горящими синими глазами в равнодушные зеленые, зло скрипнуть зубами – Улькиорра повернулся неожиданно быстро, что, не сработай мгновенная реакция Гриммджо, тот неминуемо бы въехал в него. И – нет, не поцелуй. Пробивание одной черепной коробки другой. Неизбежность столкновения переросла бы в намеренность.
Шаги стихли, между арранкарами повисло вязкое молчание.
«Уязвлен» - в следующую секунду Джаггерджека перекосило в кровожадном оскале. Он у Сексты практически всегда был таким. При виде и упоминании врагов – тем более. Будто острые зубы истосковались по кускам свежего мяса, по раздираемым со смаком тканям. Гриммджо был одним из немногих, если вообще не один, кто не мог смириться с ограничением свободы. Кошачью, вольнолюбивую природу не удалось надломить в корне. Потому хотелось воли, каждую каплю которой Шестой не упускал.
Очеловечившись, не терять сущность.
-  Я не проигрывал и никогда не проиграю, Улькиорра.  – Низким голосом, яркий акцент на «я». Да, он ставит во главе всего свое собственное эго. И даже не допускает мысли, что проигрывал. Гриммджо всегда дрался честно, а этот внезапно вылезший внутренний пустой – уже вне правил. Незаконченные битвы – тоже вне правил, без выигравших и проигравших. – А ты даже не можешь угодить Айзену, надрав этому дерьму задницу. – Джаггерджек по-хамски усмехнулся. - Это моя добыча, и ты мне больше не помешаешь.

+2

85

Действия Гриммджо раздражали. Несильно - ровно столько же, сколько раздражает назойливая муха, с завидным упорством бьющаяся о стекло автомобиля. Было во всех поступках синеволосого арранкара, выводящее из себя даже Улькиорру - с этой наглой скалящейся мордой Четвёртому всегда приходилось становится чуть более словоохотливым, нежели со всеми остальными. Неправильно. Нелогично. Но по другому уже никак.
Было в отношениях этих двоих что-то такое, что невольно заставляло задумываться. Как там говорится? Противоположности притягиваются? Упаси Ками-сама от такого притяжения протиположностей. Вся агрессия Сексты - эти его резкие всполохи ярости, разливающиеся вокруг безграничным потоком сильной рейятсу и огромнейшего раздражения, таяли на фоне вечного равнодушия Улькиорры. Держать себя в руках оказывалось не так уж и сложно - надо всего навсего научится. В конце-концов, Гриммджо был всего лишь животным, волей случая ограниченного белой клеткой Лас Ночеса. Не нравится быть взаперти? Тогда не нужно было так стремится наверх, убивая всех неугодных на своём пути. Сильный всегда должен быть ограничен хоть чем-то, для того, чтобы всё было гармонично. Ведь даже Злу нужен баланс - иначе оно превратится в банальный Хаос, а его битва с Добром ни к чему не приведёт. Есть конечно исключения - не ограниченные никакими барьерами -, но это уже из области реальных сказок: всё же Ками в этом мире не так уж много. Айзен и... а больше и не надо никого. Покуда этот бывший шинигами был у руля всего Хуэко Мундо, Хаос мира Пустых был хоть как-то упорядочен. А значит, это было правильно. А всё, что было правильно - было хорошо. И пускай же так будет всегда. Покуда Айзен может обеспечивать контроль над арранкарами - такими же, как Гриммджо и Ноитора, к примеру, Шиффер будет оставаться ему верен.
- Если бы я не мог угодить Айзену-сама, я бы здесь не стоял. - Шиффер хмыкнул, недовольный тем, что ему вновь приходится говорить с Секстой. Кто он такой? Всего лишь мусор, жалкая Шестёрка, как бы благородно в дополнение не звучало "Эспада". Меч - всего лишь оружие, как это не прискорбно. Воины, армия - это звучит куда лучше, хотя и непривычно - арранкары всегда были всего лишь одиночками, заботящимися лишь о собственном выживании среди себе подобных. Выживает сильнейший, верно? - Пытаться поймать  раз убежавшую от тебя мышку по крайней мере глупо. - Улькиорра смерил собеседника чуть задумчивым взглядом - Неужели ты настолько глупый кот?
Насмешка? О чём это вы - Шиффер не умеет насмехаться. Он всего лишь привык указывать другим на их слабые стороны.

Отредактировано Ulquiorra Schiffer (2009-04-05 04:39:03)

+1

86

Тишину пустого коридора, своими сводами уходящего далеко вверх, ничто не нарушало, кроме двух голосов:  одного ледяного, ровного, спокойного, другого непомерно грубого, резкого, с рычащими интонациями. Первый голос раздражал носителя второго. Интересен вопрос, существовала ли хоть одна черта Улькиорры, которая не вызывала у Гриммджо ярко выраженной антипатии. Пожалуй, не было. Как надо, как не надо – Шиффер постоянно вяз в грудах правил и обязательств. Для Джаггерджека этого не существовало в принципе. А если не существовало, то он этого не стремился понимать. Четвертый так старательно стелился перед Айзеном - для чего? Для теплого места рядом с власть имущим? Гриммджо всегда устраивало то место, которое тот занимал; на рвение других ради цифр, стремящихся своими значениями к нулю, он плевал с высокой колокольни. Роль, способствующую движению по лестнице вверх, сыграли природная сила и бунтарский дух, который подталкивал Шестого убирать с пути то, что ему мешается и раздражает, соперничать, но не ради номера.
Высказывание о бесполезности поимки «раз убежавшей мышки» прозвучало для арранкара смехотворным - он лающе расхохотался в лицо Шифферу. С эмоциями у Джаггерджека были особые отношения, он никогда не заботился о контроле над ними, пуская их в свободный пляс, тем самым обеспечивая непредсказуемость своей реакции.
Доводить начатое до конца – было одной из привычек Гриммджо, которой он ни за что не собирался изменять. А оставить в живых рыжего шинигами стало бы унизительным для арранкара. После стольких неуместных прерываний битв, он считал себя обязанным прикончить Куросаки. При первой же возможности.
- Отпустить однажды ускользнувшую добычу – позорно. – Гриммджо скалился, игнорируя брошенное высказывание о коте. – Твоя пленница будет рыдать, когда узнает, что ее дружка больше нет в живых.

+1

87

Задание?...
В мыслях скользнула незаконченная мысль. Что сейчас Барраган мог поделать? Его вызвали на задание, деваться все-равно некуда. Свободного времени полно, и тратить его некуда. Почему-бы и на задание не сходить? Прекрасная возможность размять старые суставы. Да и, все-же было невероятно интересно, чего владыка так беспокоится, что посылает на задание самого Сегундо? Неясно.
Прекрасно, пришел какой-то нумерос, сказал, что Айзен-сама зовет на задание... а еще сказал, что мне кого-то в напарники поставят... хм, очень "конкретно" он мне все рассказал, жуть как все понятно...Хм, ну хоть какая-то информация у меня есть.
Кого-только здесь не было... и Улькиорра, и Гриммджоу, и фрасьон его верный - Джио Вега. Оба эспада о чем то говорили, о чем? Не понятно. Сегундо, верно, слишком поздно пришел. Однако, тона говорящих явно о хорошем не сулили. Ну и не важно, сейчас у Баррагана заботы были совсем другие. Так что, никому из окружающих "созерцать" друг друга он решил не мешать.  Просто, прошел мимо.
Да, а в коридорах-то было на удивление светло.  Во всяком случае, с полумраком, обычно здесь царящим, это было хоть каплю, а ярче прежнего. Да. И все-же, этот свет появился только благодаря факелам. Некоторые из них уже давно сгорели, и до них никак не дошли руки нумерос. А с некоторых еще сыпался серый песок, обжигая белокаменный пол. На каждом факеле плясал небольшой, но невероятно горячий огонек. Свет оттдавался бликами в серых глазах старого арранкара, и эти блики постоянно дрожали, просто не могли устоять на месте. Этот свет, что освещал в коридорах множество силуэтов, так же освещал и ведущие куда-то двери. Но, только одна из этих дверей вела в нужное Баррагану место - в тронный зал.  Как раз в эта дверь, только что, тихо скрипя своими старыми спицами отворилась, а потом резко захлопнулась...
---> Тронный зал.

+1

88

>>>>> Лаборатория октавы

Сейчас больше всего Нелл хотела покинуть это место. Бежать, бежать куда глаза глядят... А ведь здесь все выглядит одинаково, и за долгие годы ничего не изменилось: белоснежные стены, мраморный блестящий пол, и холод, который пробирает то ли от того, что ты рано или поздно сообразишь, что находишься здесь не один, то ли от низкой температуры, пробирающей дрожью до самых костей. Лабиринт поражал своей запутанностью - огромное количество коридоров и залов. Не зная куда направляется, Неллиел просто продолжала бег. Сейчас было главное уйти как можно дальше от представляющих для нее опасности арранкаров. Но как всегда, только о себе она думать не могла: раненного маленького арранкара она тоже желала унести подальше от беды.
Сейчас главное - что бы не было только хуже...Если они настолько глупы, что бросятся за мною вдогонку - это не принесет им результатов. Придется вспомнить то, что давно было позабыто в этом месте...
А ведь прошло очень много времени с тех пор, как она покинула это место. Не по своей воле. Кто знает, что бы сейчас делала Неллиел, если бы осталась в Эспаде. Сейчас было неподходящее время что бы рассуждать об этом - лучше подумать о том, что может ожидать ее в ближайшее время...Куда бежать? Что делать? Ответов не было. Оставалось только...
- Как ты? С тобой все в порядке? - мягкий, с оттенком беспокойства тон звучал искренне. Нелл умела говорить только так, особенно с теми, кто ей дорог. Сейчас, поставив маленького арранкара обратно на землю, она присела рядом с ним на корточки, что бы пристальнее разглядеть фрасьёна октавы.
Улыбка последовала прямо после того, как он взглянул на нее. Одиночество было скрашено - есть о ком беспокоиться, и это ее друг.
Это она решила еще тогда, когда очутилась на столе в лаборатории. Сердцу не прикажешь, именно так быстро и можно находить себе друзей.
- Спасибо тебе... - дотронувшись маленькой ручки арранкара, проговорила Нелл, все так же искренне улыбаясь. Даже в такой ситуации нельзя забывать про благодарность.

Отредактировано Neliel Tu (2009-04-24 23:22:48)

+1

89

Лилинет скакала по коридорам, изредка останавливаясь и зачем-то прислушиваясь. Она давно не видела Примеру, Старка, и бродила по коридорам, ища своего господина. И вечный сопутствующий вопрос - господина ли?.. Она никогда не считала его господином, скорее, только признавала силу. Но девочка скучала по нему, как по отцу или брату. И беспокоилась, когда он пропадал, что случалось не часто. Она привыкла видеть его рядом, иногда даже он ее раздражал своей ленью - как реактивной ракете Лас Ночеса, ей было немного скучновато находиться в компании спящего или валяющегося на подушках Старка. 
- Ля... ля? - она остановилась около бывшей Третьей, и с любопытством глянула в ее сторону. Впрочем, это не было ее делом, и Лилинет просто промчалась дальше, перескакивая с ноги на ногу. Коридоры всегда казались ей страшноватыми и жуткими, в своей пустоте и бездушности. А можно ли вообще говорить о бездушности в месте, где нет душ? Очередная дилемма, впрочем, легкомысленную арранкаршу это мало волновало. Равно как и все, что не касалось непосредственно ее, Старка и игр. Однако она была любопытна, и совала носик во все дыры, которые попадались ей. Любая информация усваивалась очень быстро, стоило Лилинет ее услышать-увидеть-почувствовать. Любознательная мелочь, шныряющая по Лас Ночесу лишь изредка привлекала чье-то внимание, однако вскоре это многих начинало раздражать. А девочке, как уже сказалось, было "все равно"
Ну и где ты, ленивая морда? - думала Лилинет. Она была несколько озадачена пропажей Старка, впрочем, ей было даже интересно.

0

90

Что такое логика? Согласно каким-то книжкам, пылившимся в самой дальней секции библиотеки Лас Ночеса - логикой можно было назвать всё то иррацианально правильное, что исходило из чётких и сухих рассуждений Улькиорры. Четвёртому Эспаде всегда нравилось рассуждать логически - не бросаться сломя голову чёрте куда с целью убить какого-то очередного неугодного Владыке заморыша. Нет. Взвесить все возможные варианты, отбросить в сторону самые глупые и тщательно проанализировать оставшиеся, отсеивая ненужную информацию. Искать истину. Кому-то это может показаться скучным, но только не Шифферу. Ему нравилась правильность его действий. Сейчас это было беспрекословное подчинение Айзену-сама. Хотя, почему же беспрекословное? Все приказы Соуске были крайне логичны, правильны - так зачем их оспаривать? Возможно кому-то, вроде Гриммджо, поведение Улькиорры могло показаться ничем иным, кроме как банальным подлизыванием. Не дождётесь. Кватро Эспада достаточно умён, чтобы не лезть на рожон, препираясь с начальством и слишком горд, чтобы лизать этому самому начальству задницу.
Судя по вечному недовоству Гриммджо, он как раз наивно полагал, что всё своё время Улькиорра только и занимается тем, что стелится перед начальством. И это тоже раздражало - звериный оскал, слишком шумный голос. Не будь Кватро настолько спокойным, уже давно бы заткнул зарвавшегося кошака. К чёрту - зачем это, если можно наблюдать за тем, как Сексту бесит его спокойность, полное нереагирование на его выпады и просто полная отмороженность. Никаких чувств, никаких эмоций. Только холодный разум и небьющееся седце Пустого. Сильного Пустого.
- Вот именно, Гриммджо, позорно. - Улькиорра позволил себе смерить Джагерджека спокойным взглядом. - Не забудь это, когда вновь проиграешь этому мальчишке.
Коридоры постепенно наполнялись чужой рейятсу - здесь становилось лю...арранкаристо, а значит пребывание в этих бессконечных лабиринтах становилось полностью бессмысленным.
- Пока эта женщина нужна Владыке - она будет жить. И неважно сколько слёз при этом ей придётся пролить. -прокомментировав таким образом свой уход, Шиффер развернулся на сто восемдесят градусов, направляясь в сторону комнаты заключения Орихиме. По пути он решил проверить нахождение девушки с помощью рейятсу и невольно остановился. В темнице её не было. Она была..в библиотеке? Кватро ничего не осталось, кроме как направиться туда.
------------библиотека

Отредактировано Ulquiorra Schiffer (2009-08-03 22:19:03)

+1


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Коридоры