Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Библиотека


Библиотека

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

- Восемьдесят восьмой… -  Проговорила себе под нос Орихиме, будто бы запоминая, то ли размышляя о чем-то очень далеком и совершенно бесполезном. Цифра нравилась Орихиме всегда, еще  с самого детства, было в ней что-то такое, такое таинственное и как казалось самой девушке, что-то очень хорошее.
- Ясно – произнесла она едва слышно и замолчала, раздумывая о том, о чем же еще можно поговорить. На самом деле желание пообщаться – было сильным, очень сильным. Молчание уже до такой степени надоело, что порой сводило с ума. Орихиме уже давно начала подозревать свою психику в нестабильности, это пугало.  Так что упускать возможность поговорить хоть с кем-то не важно о чем, было просто неразумным, по мнению Орихиме разумеется. Если рассуждать здраво, то конечно же лучше просто молчать и продолжать общаться с месяцем, но когда Орихиме смотрела на вещи здраво?
Не то что бы Орихиме, сидя у себя в комнате, совсем не знала, что происходит вокруг. Слухи,  и слухов было много. И они были разные, абсолютно.  Рассказывали о том, что в Лас Ночес есть ученый, Орихиме он, по рассказам он напоминал Маюри, иногда ей даже казалось, что они браться – близнецы. Оставалось только надеется, что лицо у здешнего ученого все-таки посимпатичнее.
Иногда до нее доходили отдаленные слухи про того голубоволосого арранкара, которому она  исцеляла руку.  Как она поняла, звали его Гриммджо. Орихиме так же слышала, что Улькиорра отправился на задание в мир живых, кажется.
Еще она слышала, что оказывается, тот арранкар которого якобы убил Гриммджо, вовсе даже не мертв. А  вполне себе ничего так жив, правда, обычно к этому добавляли, что это не надолго, так как он попал в лапы ученому.
Все эти слухи были, интересными, но не очень понятными. Бывали так же и совсем бредовые.
Например, то, что оказывается  у какой-то там Эспады – каменная грудь.
Сначала Орихиме даже не поняла смысла, потом задумалась и пришла к выводу, что это как-то уж совсем ненормально. Конечно,  она привыкла к тому, что у всех арранкаров были костяные наросты, у кого где, да и дыры Пустых, но каменная грудь это как-то уже чересчур.
Спустя некоторое время, после того, как она появилась в замке Лас Ночес, активным источников слухов – стала она сама. Чего только не говорили, иногда Орихиме даже становилось страшно, иногда смешно, а иногда  девушку одолевали смешанные чувства. Одним из таких слухов стал тот, что, дескать, у той Эспады, что с каменной грудью, грудь больше чем у нее.
Сначала Орихиме долго смеялась над некой обыденностью такого вопроса. Обычно такие рассуждения были свойственны людям, а вот насчет шинигами и арранкаров девушка была не уверенна. Потом  Орихиме стало обидно.
Она гордилась своей фигурой, и, конечно же, гордилась своим бюстом.  Возможно, господь не наделил ее какими-то хорошими и полезными в жизни качествами, но внешностью ее не обделил. И как всякой девушке, Орихиме это было ужасно обидно, иногда даже до слез.
Этот слух ее очень расстроил и заинтересовал. И вот она опять о нем вспомнила, неожиданно, как это с ней бывало постоянно. Просто раз и все, всплыло воспоминание. И никуда от него не деется.
Девушка надула губки, полностью уйдя в себя, раздумывая над извечным вопросом; « Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее». Жаль только, говорящего зеркальца рядом не было…
Не справедливо, я ведь ее даже не видела, а когда спросила у Улькиорры-сана, он как-то странно на меня посмотрел. Может и в правду… Нет, ну разве такое может быть, они же каменные!
- Скажите, а у Халибел-сан и в правду  больше… - выпалила Орихиме на одном дыхании, замолчала, осознав что кажется ляпнула что-то совсем-совсем не то, потом повторно осознала тот факт, что и сама фраза звучит как-то странно и поспешила добавить – грудь.
Зачем она договорила, Орихиме тоже не знала, видимо, что бы внести ясность и столь бестолковый вопрос. Но вышло еще хуже. Девушка начала быстро наливаться краской и поспешила отвернуться,
судорожно теребя подол собственного платья.

+2

32

Орихиме произнесла его номер вслух таким тоном, и Накахара моментально почувствовал себя совсем никчемным и мелким… почти букашкой.
"Бесит!" - злился он про себя. На самом деле он никогда не славился тем, что умел обходиться с девчонками и понятия не имел что с ними делать, ну конечно в некотором роде он знал, конечно же.
Вопрос Химе – словно медным тазом по голове. Лицо Арранкара за секунду успело выразить одновременно шок, ужас и непонимание, а потом вытянулось.
- С чего это вы решили у меня такое спрашивать? – Удивленно поинтересовался Рику и не смог удержаться, что бы таки не уставиться на грудь девушки, для того что бы оценить её размеры, раз уж разговор зашел именно об этом.
"Краснеть или бледнеть, вот в чем вопрос…" - еще через секунду парень понял, что уж слишком откровенно пялится на грудь и наконец-то перевел взгляд красноватых глаз в лицу пунцовой от краски девушки.
- Если тебя это так смущает, зачем спрашивала? Это.. в некотором смысле бестактно что ли, задавать такие вопросы сразу в лоб малознакомым… это… -  начал было Рику робко, подыскивая нужные слова, но вскоре бросил затея пытаться снова из себя строить джентльмена, тем более в это уже не было никакого смысла, Химе наверняка давно поняла что имеет дело с уперты непроходимым дурнем.
- Но если ты действительно хочешь знать. У Халибел-сан грудь больше!  - Уверенно заявил Арранкар подымая палец правой руки вверх, для убедительности и улыбаясь во весь рот.

Отредактировано Nakahara Riku (2009-01-28 01:46:05)

0

33

Треск. Щёлк! Покачнуться, упасть. Нет, точнее не упасть, а случайно оступиться, наступив на полы хакама и завалится на ближайший стеллаж в поисках потерянного, но такого вожделенного равновесия. Ой... Книги-книги-книги, целая гора самых разных книжек - больших и маленьких, с картинками и без! Упали... Вандервайз задумчиво созерцал печальную картину феерически громкого книжного падения.
-Ам... Ох.
Задумчиво пошевелив носком сапога близвалявшуюся книгу, которую Вандервайз счёл интересной ввиду яркой золотистой обложки и задумчиво-торопливо что-то протянув, данным образом озвучивая свою мысль, что да, а могло быть и ещё громче, Маргера вдруг соизволил заметить, что он в библиотеке не один. Испуганно пискнув и попятившись, косясь на присутствующих - арранкара и странную, совершенно непонятную, другую, девушку. Побьют? - мелькнула шальная мысль. Нет, нет! Не хочу. Вандервайз знал, что значит "больно", и Вандервайз боль очень не любил. Не любил от слова "совсем" и не очень-то хотел снова её испытывать.
Пятясь назад, к выходу, Маргера молил небеса (ну, или Ками-саму) о том, чтобы его не догнали прежде, чем он успеет убежать из этого места.

-----> коридоры

0

34

- Это, ну… как-то… - Лихорадочно лепетала Орихиме, пытаясь подобрать слова поубедительней, что бы хоть как-то оправдать столь странный вопрос. Слов не находилось, мыслей, кстати, тоже. – Просто, понимаете… это как-то само собой вырвалось! - Радостно сообщила Орихиме жутко довольная тем фактом, что смогла сказать хоть что-то. И совершенно не важно, каким бредом это звучало на самом деле. – Я просто задумалась… как бы… да, вы наверно правы, мне не стоило это так спрашивать. Я на самом деле вовсе не у всем такие вопросы задаю, честно. – Оправдывалась девушка, чуть размахивая руками, стараясь выглядеть как можно убедительнее. – Просто… правда… задумалась… Да.
Последняя фраза, брошенная Рику, застала Орихиме  врасплох.  Девушка вспыхнула, поджала губы слегка обиженно, и явно борясь с собственными противоречиями внутри.
- Ясно… - тихо прошептала она одними губами и встала на ноги, отряхнула подол юбки и, как-то даже чересчур гордо вздернула подбородок. Не то что бы Орихиме обиделась, нет, вовсе нет, просто нормальная реакция для любого существа женского пола, а как водится, это странные существа.
С твердым намерением найти какую-нибудь книгу и прочитать ее, Орихиме направилась к ближайшему книжному шкафу. Встала на цыпочки, что бы дотянутся до верхней полки.
Чуть позади что-то зашевелилось, Орихмиме вздрогнула, развернулась и прижалась лопатками к стеллажу. Сказать, что она испугалась  - ничего не сказать. Однако, заметив, что это был всего лишь Вандервайз, о присутствии которого Орихиме просто-напросто забыла, девушка облегченно вздохнула.
- Ах, это ты…
Арранкар закопошился и поспешил поскорее выскользнуть в коридор. Что его могло так напугать, Орихиме не поняла, но вполне могла бы разделить его чувства. Наверно.

0

35

Хотя в открытую об этом мало кто говорил, но почему-то подсознательно всегда женское достоинство измеряется размером груди. Рику было немного неудобно, реакция Химе почему-то указывала на то, что задели ее достоинство. Да, Накахара был одним из тех нередких случаев, когда сперва что-то ляпнут, а потом подумают, но в этот раз он подумал, прежде чем ляпнуть:
- Ну, мне под одеждой, конечно, трудно разглядеть. - Не правда, ничто не ускользнет от моего взгляда. - Возможно, я ошибся, эта форма, наверное, крайне неудобная. - А покрой просто отвратительный и безвкусный. - Может быть, если бы я… ну… - Арракнкар сделал невинное выражение лица, почти щенячью мордашку. - Если бы я мог потрогать, я бы мог сказать более уверенно…
Зачем он это сделал? Наверное, потому что ощущал, что разговор все равно как-то не складывался. Конфликт характеров? Ох, да откуда же такие умные мысли то в его голове берутся?
Рику был готов ко всему, он даже втянул голову в плечи, ожидая типичной женской реакции – пощечины. В худшем случае его сейчас очень удобно пнуть в живот маленькой ножкой.

0

36

Первые минут пять лицо Орихиме не выжало никаких эмоций. Вообще. Пустое, равнодушное, лишенное всякого намека на то, что девушка думает, или собирается заняться этим, весьма несложным занятием. Даже осмысления и того не было. Казалось, она даже не дышала.  Так что зайди сюда кто-нибудь, в данном случае это было совершенно не важно кто, и он мог бы с легкостью спутать девушку с эдаким манекеном. Поразится искусно проделанной работе, и пойти дальше.
Наконец когда в карих глазах промелькнул едва заметных отблеск, явно говорящий о том, что система кажется, наконец-то перезагрузилась и готова к работе, желательно не очень сложной и трудоемкой, брови девушки медленно поползли вверх, рот чуть приоткрылся, придавая картине несколько комическое  выражение.
Спустя еще небольшой промежуток времени, девушка даже снизошла до того что бы поднять указательный палец, явно говорящий о том, что еще немного и она даже сможет что-то произнести, или хотя попытается это сделать. Правда на моральную подготовку к этому, по истине трудному шагу, ушла еще как минимум несколько минут. Собравшись с мыслями и глубоко вздохнув, словно успокаиваясь, Орихиме произнесла, как обычно едва слышным голосом. Словно она умирала от какой-то тяжелой болезни, причем умирала уже довольно-таки давно, но все как-то ни как.
- Что? – Вообще-то у нее в голове это звучало увереннее, и куда более грозно, однако что поделать, действительность не всегда соответствует реальности.  Снова пауза, которую, спустя минуту нарушил все тот же голос – По…потрогать?
Что?! Что, что? Это… это как вообще? Где манеры, где приличия? Да… да… да я приличная пленница! В конце концов! И совершенно не важно, что этот разговор я начал первая, я задумалась, мне простительно. Я когда задумываюсь, я и не такое могу спросить, это ж не повод, так вот нагло лезть к девушке с непотребными  предложениями. Хотя… Может быть, он и не думал ни о чем таком. Я просто слишком возвышенного себе мнения. Может быть, он тоже чувствую себя не ловко… и просто решил, эм… действительно проверить. Хм…
Девушка окинула взглядом арранкара, весь вид которого говорил как раз именно об этом. Пришлось наступить на горло собственному желанию высказаться о совей невинной непрочности.
- Вы думаете, это действительно надо? Вы уверены? Боже… какой кошмар, только я могла попасть в столь идиотскую ситуацию, чуть ли ни после первой минуты знакомства. Какой кошмар, что он теперь обо мне подумает? Ой, господи.

0

37

Заторможенная реакция девушки была следствием шока от неожиданного предложения, причем довольно наглого предложения. Хотя арранкар ожидал, что Орихиме ему все же заедет маленькой ручкой по лицу. И откуда такие странные мазохистские мысли в белобрысой голове?
- Я пошутил… - тихо ответил Рику, безобидно улыбаясь, но тут же опять опомнился и спрятал свой оскал.
Накахара в глубине своей маленькой черной душонки жалел, что не умеет быть обольстителем и кружить головы прекрасных дам. Это было бы куда забавнее и интереснее, по крайней мере его скучное существование было бы скрашено похождениями ловеласа. Парень подавил желание зевнуть и поежился, он был все таки слишком ленив, что бы тратить свое время на обхаживание дамочек, которые тут в большинстве своем не прочь скорее подраться, чем вести светские беседы за чашечкой чая.
Что-то подсказывало арранкару, что это единственный его шанс хоть как-то развлечься и не думать о скучных буднях, которые состояли только из сна, охоты, мелках перепалок и постоянных задираний старших или зазнавшихся фрассьонов.
Нужно было как-то разрядить обстановку, попробовать зайти с другой стороны, поговорить о чем-нибудь более приятном для нее самой.
- Интересно, как сильно изменился мир за последние лет этак сто, которые я проспал… - мечтательно протянул Рику и покосился на Иноуэ, надеясь заметить в ее глазах хотя бы искорку заинтересованности в этой теме.

0

38

---->Коридоры.

… и дверь распахнулась. Тонкий, мелодичный скрип сопровождал это действо. Странно, но когда Джио кончиками пальцев дотронулся до шершавой поверхности двери, то ритмичный бой барабанов, заглушающий все остальные звуки, прекратился. Вместе с ним ушли и посторонние мысли, которые путались в голове, подобно черным прядям под маской саблезубого тигра.
«Бой сердца? Лас Ночес ожил? Хе-хе, и чего только не померещиться со скуки. Определенно пора найти занятие и посложнее. Странная тенденция пошла: чтобы не забивать голову чушью, нужно обязательно до кровавых мозолей махать мечом. И доказательств пруд пруди…Ох-хо-хо, как я завидую гиллианам, запрятанным глубоко в Лесах Меносов, на кой черт меня потянуло на сторону Владыки…Ох-хо, приятнее лепить куличики из песка.»
Претензий к Госпоже Судьбе было много: почему так сложилось, что Джио не повезло встретить Холлоу в начале жизни после смерти? Или вот еще: почему Вега именно такой, какой он есть? Что не могла ли эта ветреная особа одарить парнишу хоть небольшой толикой высоконравственных качеств? Частенько хотелось взять книгу жалоб и написать анонимку на имя Короля Духов, жаль, что почта до него не доходит. А единственным, кто мог достучаться до истинного Владыки-был Айзен. Но и того мало заботило, имеется ли у его подчиненных корреспонденция адресату «Король Духов»
Но вот одна из створ двери с жалобным стоном аля альт-скрипка сдвинулась со своего места. И наглость Джио куда-то мигом упорхнула: он до сих пор не знал, куда его привел тупик, и не был уверен, что в эту комнату можно врываться без стука.
- Прием? Есть кто жив…А предпочтительнее мыслящий? – чуть подавшись вперед, Джио заглянул в комнату, осматривая внутреннее убранство жалкой залы. Он уже знал, что внутри сидят двое: один из них арранкар, а другой, точнее – другая не была им. Она даже не была мертвой, а так как в Уэко Мундо количество живых очень ограничено, то фрасьону не пришлось решать для себя это уравнение- не такая, как они, следовательно О…О…Черт подери, Вега даже не способен вспомнить имя их затворницы. И это не столько удивляет, на сколько делает его беспомощным. Зная имя человека, можно научиться им манипулировать, ведь все тяготеют к своему собственному имени. Откуда знал это Вега – вопрос не первой очередности, главное вспомнить имя пленницы. Ора…Оре…Ору…
Вальяжно обходя загромождающее пространство стеллажи, Джио с наигранным интересом останавливался у какого-либо шкафа и хватал первую попавшуюся книжку, но пролистав пару страниц, клал на полку обратно. Не то чтобы он не умел читать – Вега был уверен, что и не такие таинства скрываются в глубинах его мозга – просто все мысли были переданы незнакомыми иероглифами.
«Глупость какая-то! Что ни книжка, так обязательно полна этих дурацких птичек-галочек. Ну, кто способен эти каракульки прочесть? Кто эти письмена открыл? Кому в голову взбрело выражать горизонтальную мысль вертикальными столбами! О, эврика…Если я не понимаю эти завитушки, следовательно должны быть книги, в которых все ясно и понятно.»
Отсутствие сахарных стен коридора, однако, мало повлияло на умственные способности Джио – все же рановато было для него кричать Архимедову «эврику». Листая очередной томик невесть чего, арранкар все же отчаивается отыскать нужное ему приветствие далекой цивилизации. Тривиальное решение, что он  просто-напросто не умеет читать, не посещало голову Веги. Нет ничего такого, что он не умеет делать, просто эта библиотека неправильная, и книги здесь тоже неправильные! Орр…Орг..Орм…Орю…Оря…
«Ох боже, ну как ее зовут?!»
Бесконтрольная, умственная деятельность, которая носила такое названия лишь благодаря тому, что протекала под черепной коробкой, уже вконец измотала Джио, пришедшего к выводу, что нет ничего лучше, чем отсутствие личности так каковой.  Череда странных,  суетливых действий со стороны арранкара прекратились – и вновь им овладевала апатичная ленивость. Хотелось свернуться клубком и забыться, пока крепкий сон не перетечет в летаргический…
- Сеньорита...Барышня с рыжими локонами, простите, что так дерзок по отношению к вашей светлости, но могу я спросить: какой дьявольской азбукой пользовался автор этой книги? -  голос Джио  звучал успокаивающе, и во многом он утихомирил рвущихся безумных дьяволов внутри самого арранкара.

+1

39

- Интересно, как сильно изменился мир за последние лет этак сто, которые я проспал…
Он сменил тему! Господи, какая прелесть, слава богам, мне не придется подыскивать слова, чтобы хоть как-то разрядить обстановку и вытаскивать тему на что-то более, более… более менее… эм.
Орихиме не была сильна в разговорах, не умела поддерживать тему, как ей самой казалось. Нет, она была в принципе разносторонне образованной девушкой, и рассуждать могла, как и о чисто женских вещах, так и, например, о культурах стран, прочитанных книгах и просмотренных фильмах, но в чужом присутствии всегда сильно смущалась и не могла ничего с этим поделать. Краснела, синела, иногда белела. В общем, всячески изображала из себя светофор. Во рту иногда даже пересыхало и ужасно хотелось пить, последнее в редких случаях, правда, когда уж совсем-совсем Иноэ себя неуверенно чувствовала, как сейчас, хотя бы.
- Простите… сто? – Она удивленно захлопала глазами. Конечно, можно привыкнуть к тому, что внешний облик не всегда соответствует реальному возрасту. Женщина может выглядеть на двадцать, хотя ей уже давно за тридцать, совершеннолетний может сойти за молодого юношу. Все зависит от образа жизни, опыта человека, от того, как он следит за собой. Всякое бывает. С появлением в жизни Иноэ такого понятия, как «шинигами», с этим появились кое-какие проблемы,  большинство шинигами были много старше обычных людей, исключением являлись разве что долгожители, но таких было единицы. Химе еще не совсем привыкла к такому, и поэтому не было ничего удивительного в том, что сейчас она смотрела на Рику с большим интересом и удивлением. Трудно было дать этому, на вид 20-летнему… существу, арранкару, как минимум сто - сто пятьдесят лет, а может быть даже и куда больше. Второе, что удивляло, что все эти возможные сто лет он проспал. Вот так вот, легко и просто.
- Вы спали сто лет и ни разу не проснулись? – Наивно спросила она, все еще не совсем понимая, как такое возможно. Нет, бывали случаи, летаргический сон, например, кома там…
Но чтобы сто лет, это все не совсем вязалось с жизненными представлениями Иноэ. Век живи, век учись и узнавай что-то совсем новое и странное.
Дверь в библиотеку снова открылась, а в голове промелькнуло что-то типа «проходной двор прямо».
Впервые вижу, чтобы библиотеку так много народу посещало, какие они тут все любознательные! Это так прекрасно!
Однако вскоре радость сменилась суровым осознанием реальности. Учитывая, что один из бывших тут арранкаров – ел книги, второй не умел, читать не умел, то сразу становилось ясно, что библиотека в данном месте далеко не храм знаний.
- Прием? Есть кто жив… А предпочтительнее мыслящий?
Вопрос остался без ответа, так как Орихиме всерьез задумалась над этим самым вопросом. Ответить на это, наверное, будет слишком вызывающе, да и вообще неприлично, так вот сразу заорать « Я мыслящая!» незнакомому человеку. А не ответить, это как бы сказать, что «нет, я тупа как пробка, и думать не умею», что, конечно же, не было правдой.
Пока Иноэ обдумывала, как бы по выкрутиться из столь щекотливой ситуации, пришедший арранкар расхаживал между стеллажей. Причем он это делал с таким видом, что параллельно размышлениям о том, что же сказать, как Рику может быть сто лет, зародилась еще одна мысль на тему того, что, возможно, этот арранкар умеет и даже любит читать!
Мечты тяжелыми кирпичами посыпались на голову девушке, как только арранкар озвучил свой вопрос.
Криво улыбнувшись, стараясь выглядеть при этом как можно более дружелюбной и милой, стараясь не показывать свое разочарование, так как тяжелая утрата надежды на то, что общество еще не совсем опустилось, Орихиме тяжело вздохнула и с мрачным видом озвучила свой вердикт.
- Современный японский язык. Катакана и хирагана.

+3

40

- Катакана? эхом вторил Джио, как бы пробуя слова на слух.
Ка-та-ка-на, квартет гласных А, на первом слоге язык плашмя покоится во рту, на втором он жмется к небу, вновь повторный «ка», но ударное, более уверенное натужно протянутое «а», и гортанное конечное «на».  Это слово навевало уныние, скуку. А на вкус оно было горьковатым, терпким, такими вкусовыми свойствами обладают лекарства: слишком яркая, не утаенная горечь. Слово «катакана» – после усердного и старательного произношения -  оставило крайне неприятное впечатление, как процесс казни путем отсечения головы, так и прямодушные, варварские слога рассекали тишину.
- Хирагана? задумчиво продолжил арранкар, прикасаясь кончиками пальцев к губам, чтобы ощутить тепло, исходящее от его дыхания.
Хи-ра-га-на, сочетание мягкости и мелодичности с грубым неотесанным карканьем. С первого слога губы складываются в некое подобие улыбки, а после вытягиваются при произношении «ра», сменяющееся отрывистым, низким гарканьем ударного слога и напевным, не в пример первому слову, плавным «на». Повторив пару раз еле слышимым шепотом, Вега пришел к выводу, что второе слово нравилось ему намного больше первого. Это выражалось и в интонациях, которые отчасти меняли оттенок при произношении того или иного слова, и в том, с каким выражением лица он это делал.  Хирагана на вкус была слаще, о нет! Она не изобиловала приторностью, как это бывало в словах из французской лексики, в ней оставалась та твердая, лекарственная горечь, но чувствовалась она иначе, будто это снадобье разогрели.
Когда знакомство с новыми терминами закончилось, в голове Джио будто что-то щелкнуло. Эта небольшая искорка была вызвана потревоженной памятью арранкара. Он никогда не будет помнить, что было до Джио Веги, но это мало его волновало. Однако крупицы знаний и умений былого человеческого обличья при должном толчке могли пробудиться, что и произошло. Полминуты потребовалось фрасьону, чтобы анализировать возникшую из не откуда способность распознавать в «дьявольских каракульках» слова. И когда эта дерзкая идея все же концентрировалась в голове арранкара в виде явного и навязчивого желания вновь взглянуть на книгу, то Джио обратил взор своих янтарных очей на нечто в темно-синем переплете.
Горизонтальные, золотистые, кое-где истертые иероглифы прекратили издевательски расплываться перед глазами. Теперь же, будто зная ключ к тайному шифру, они обнажали мысль, скрытую за условными палочками-черточками. Более того Джио мог не только определять отдельные звуки, выраженные на бумаге, но и знал  то, что при сочетании с различными «соседями» они могли полностью менять свое первоначальное значение.  Этот странный, путаный алгоритм чтения получил свое название от Веги – «мозготрахательная пакость». Но эта маленькая дрянь занимала вполне обширное место в памяти Джио и могла помочь ему добраться до затаенных и драгоценных кладов в его памяти. Только, увы, он не знал, что могло скрываться там и что из этого хлама оказало бы ему существенную помощь. Однако любопытство – штука коварная, иногда ее избыток мог пагубно повлиять на рассудок. И сейчас Джио, не способный отказать это фривольной дамочке,  приблизил томик невесть чего.
- «100  секретов выращивания  хурмы в неблагоприятных условиях», - прочел он громко, с чувством, с расстановкой, будто декламировал стихотворения с высот трибуны, а после уже с хмельной веселость добавил, - какая ересь!

+3

41

Рику не имел ввиду, что он проспал сотню лет, скорее просто пропустил, прибывая в неком подобии забвения. Ведь для мира живых он давно мертв. Быть пустым – значит потерять себя, потерять свое сердце, остаются только инстинкты и неутолимый голод. Стал ли он таким сто лет назад или больше, он не знал. В бескрайней белой пустыне, где вечно ночь, чувство времени очень быстро теряется. Неизвестно, сколько времени точно прошло: час, сутки или целая вечность. А Рику именно так и казалось, что он существовал тут целую вечность. Но все кардинально изменилось, когда его превратили в Арранкара.
Хотя парень был бы совершенно не против проспать все это время, что бы не чувствовать это ужасный, раздирающий на части голод.
С помощью некоего Хо Гиоку его сделали более человечным, избавив от облика животного, освободили его скованное сознание. Но это делало каждого арранкара еще более опасным, расчетливым. Пробуждало все человеческие чувства, их пороки. А что могло быть страшнее этого?
Появление Джио никак не вписывалось в планы Накахары, хотя и планов то особо не было, но присутствие кошки его явно напрягало. Почуяв его еще за дверью библиотеки, парень затих и насторожился. По большому счету единственный кот, который его напрягал больше всего был Шестой, но на такого не гавкнешь, ибо по стене размажет тонким слоем. Или хотя бы все кости в теле переломает, так что никакой Заэль Аполло Гранц его потом не соберет. Хотя страшнее попасть под горячую руку Джируги. А тут просто мелкая сошка… Рику оскалился. На этот раз он вовсе не пытался скрыть свои острые клыки.
Парень демонстративно чихнул и тряхнул беловолосой головой.
- Кажется у меня аллергия на кошачью шерсть… - с ухмылкой произнес он, наблюдая за Вегой.
Вскоре напряжение быстро сменилось на лень. Не устраивать же драку или перепалку на пустом месте, напрасная трата времени и сил. Тем более такой пес как он, вполне мог абстрагироваться от реальности и ему было вовсе не скучно. Но чертов инстинкт неумолимо сверлил в заднице и не давал усидеть на месте, так что парень буквально насильно приклеил свою пятую точку к полу.
С самого начала все пошло наперекосяк: грохнулся с дивана, наткнулся на библиотеку, где буквально чудом спасся от возможного гнева Айзена, а потом его наградили чудом – милая рыжеволосая особа. Довольно чуднАя, но очень аппетитная.
Оказывается не одному ему была непонятна вся эта галиматья в книжках, палочки и черточки, чертовы иероглифы. Хотя странно, откуда он вообще знал, что это были иероглифы. Вот цифры он точно различал, может вся проблема в том что он еще не нашел книги на знакомом ему языке?
- «100  секретов выращивания  хурмы в неблагоприятных условиях» какая ересь! – прочитал Джио на обложке какой-то из книг.
Накахара чуть не подавился смехом.
- Наверное это Ичимару-сама тут забыл.

Отредактировано Nakahara Riku (2009-06-14 01:24:54)

+1

42

Удивительная вещь – внимание.  Эфемерное, оттого и более удивительное, чем все семь чудес света. Кажется, что, наконец, поле твоего, так называемого, внимания занял нужный  предмет, как бац…и происходит нечто такое совсем обыденное – кто-то кашлянул, прочищая горло, или кому-то вздумалось набить пальцами о столешницу неровный знакомый ритм – и все! В условно отгороженное пастбище для пушистых важных мыслей вбегают хулиганистые, разбитные пошлости и тривиальности относительно всего и акромя. Как бы ни желал человек (ну или подобное ему существо) нахлобучить аркан на непокорное внимание, оно все равно будет привлечено смешком на задних партах, неясным шепотком соседа или заглянувшим в комнату нечаянным гостем. И каждый раз, перенастраивая свою сосредоточенность, в голове возникает дума, будто эта пакость (а иначе не назовешь) на инстинктивном уровне реагирует только на катализаторы случайностей. Пишешь, пишешь текст, нежно, будто делаешь массаж клавиатуре, настукиваешь пальцами буквы, и вот: в окно бьется крохотный мотыль, пытается – дурашка – коснуться  синего света от лампы. Мелочь, а заполняет голову, а далее и наводняет текст, не говорю уж о кладбищах  мотылей в плафонах. Но все это метафизика, не относящаяся конкретно к Джио, мысли автора, но подчеркивающие идею, что внимание – вещь призрачная, как тонкий лед, на утреннее мгновение сковавшее реку, или как сон бабочки о том, что она Чжуанцзы.
В глазах уже щипало от многократно повторяющихся иероглифов, а голову распирало от информации, когда Джио добрался до следующей главы. Из первой он выяснил, что хурма – это «род субтропических и тропических листопадных или вечнозелёных деревьев и кустарников семейства Эбеновые». От звучания этих терминов воображение  не оживало от невольно возникших образов и воспоминаний, оттого с каждой строки становилось скучнее читать о том, что «виды этого рода имеют пантропическое распространение с наибольшим разнообразием в Индомалайской области». Очередные незнакомые абстрактные понятия  непостижимые, как  наличие на плечах Галлы бараньих ребрышек на полотне Сальвадора Дали. Однако нашлось в книге нечто такое, что привлекло то самое злосчастное внимание арранкара – малозаметная строчка о латинском названии хурмы Diospyros, которое с древнегреческого (понять как латинское слово может быть истолковано  с древнегреческого  было выше сил Джио) могло быть переведено как «пища богов». От этого словосочетания в тщеславной душе (или же ее отсутствии) зародилось желание отведать этот красный, как закатное солнце, плод с вяжущим язык свойством. Джио и понятия не имел, какова на вкус хурма и что такое вкус, в общем. Единственное, что он ел, так это себе подобных, а они имели солоноватый вкус победы со щепоткой боли от ран и саднящим горло металлическим привкусом крови на устах – на этом и сходились все познания типичного арранкара о вкусе. Такое вряд ли назовешь пищей богов, но кушаньем  небожителей– как минимум. В сравнениях, в метафорах и воспоминаниях было закончено чтение второй главы, изобилующей цветными изображениями того самого Диоспироса, от которых Джио и почерпнул безвкусное сравнение округлого плода со светилом дня. И начал было фрасьон Баррагана пролистывать тусклые страницы третьего раздела, как внимание мотылем упорхнуло в сторону слов, произносимых неким неприятным типом:
- Кажется у меня аллергия на кошачью шерсть… - гаденькая ухмылка сопровождала это  зародышево-эмбриональное оскорбление.
Насколько хватало самообладания Джио медленно, будто вместо мышц у него стальные тросы, приподнял голову, чтобы по-царски наградить невольного собеседника взглядом. Окатив презрительно-равнодушным взором арраканара, Вега недрогнувшим голосом со свинцовыми нотками знатока нетерпящего неповиновения изрек:
- Да…Вид у вас болезненный, даже жалкий…Может, стоит выйти прогуляться? Или сразу к Заэлю-сама в мензурку тихой мышью для опыта залезть? Так сказать, под конец своего существования сделать хоть что-то путное. Заэль-сама все же не злодей, не извращенец, а вся творящаяся вакханалия у него в лабораториях во имя славной науки и только ради нее, а  не для потехи собственного высокомерия, - произнося последнюю часть ответной колкости, Джио вновь перевел взгляд янтарных очей на книгу, однако вниманием удостоен был не только  труд неизвестного автора: из-под корешка Вега бросал косые взгляды в сторону арранкара, посмевшего потревожить его воодушевленное занятие ботаникой. И после лаконичного замечания:
- Наверное это Ичимару-сама тут забыл.
… последовал незамедлительный ответ:
- Надо было удостовериться, что он забрал весь свой скарб  в Общество Душ, не думаю, что этот кусок макулатуры поможет решить Владыке интимные проблемы глобального масштаба. А на вес он……- при этих словах Джио на ладони, изображая чашу весов, отмерил примерную массу книги и констатировал - …ровен Меносу Гранде,  внутренним содержанием, видимо, тоже схож с оным персонажем.
ЗЫ: прошу прощения за бред в начале, в середине и в конце, вдоль и поперек всего поста, просто у меня настал жуткий временно-пространственный кретинизм.

Отредактировано Ggio le Vega (2009-06-25 14:27:47)

+2

43

Рику клацнул зубами достаточно громко, пытаясь пропустить мимо ушей все что говорил Вега, кроме мелких деталей, что бы понять что он вообще сейчас пытается донести.. Но за потоком слов арранкар потерял в чем была суть и задумчиво нахмурился. Кажется он не имел в голове нужное количество извилин или действительно что-то пропустил, но он не видел смысла. Что-то там было еще где-то в начале или в середине про Заэля-Аполло-сама, по идее это должно было нагонять страх, заставить сжаться или хотя бы отвернуться, что бы скрыть отвращение, которое вызывала его лаборатория, но Рику непроизвольно заулыбался, вспоминая его лицо и розовые волосы. На самом деле Октава вызывал страх и трепет, просто сам Накахара видимо отбросил свои инстинкты на задний план, поддавшись очарованию безумно красивого лица, как ему самому казалось. Он бы пожелал даже что бы ученый ему приснился во вне, не важно каком, хорошем или плохом, главное, что бы он был эротическим. Рику закатил глаза на мгновение и опомнился.
Подавил в себе желание печально вздохнуть и перевел взгляд на Химе, девушка похоже о чем-то замечталась, это было написано на ее лице и, похоже, сейчас она не заметила бы, даже если бы рядом взорвалась бомба.
- Джио Вега, тебе не говорили, что ты бесполезно тратишь дыхание, болтая попусту?
"А еще напрягаешь и нервируешь окружающих…" - фыркал он про себя, но на лице засиял очередной «добродушный» оскал.
В конце концов, если начнется потасовка, девушка может пострадать, и триумф будет недолгим. Ровно до тех пор, пока Айзен сам не снимет его голову с плеч.
"На тебе невероятная ответственность, - повторил он сам себе, - Будь хорошим мальчиком, захлопни пасть".
Постаравшись проигнорировать присутствие назойливой кошки в помещении, арранкар уставился в очередную книжку, но он ничего не понимал ни значка, ни закорючки, тупо блуждая взглядом по странице.

+1

44

Пронаблюдав живую иллюстрацию к поговорке «как кошка с собакой» Орихиме немного помучалась, терзаемая желанием влезть в словесную перепалку Рику и Веги, и прекратить сие вопиющие безобразие. Но потом, припомнив случай, когда она как-то пыталась разнять какого-то щенка с котенком, и отделалась в тот раз многочисленными царапинами и укусами, разумно передумала влезать и переключилась на стеллажи книг, коих было, возможно, не так уж и много, но они все еще поражали воображение девушки своим разнообразием.
Орихиме был не чужд романтизм, присущий скорее жителям туманного Альбиона, нежели японской старшекласснице, но современная культура, оставляла свой отпечаток, где только могла. В последнее время было модно писать о герцогах и герцогинях, дворцовых интригах, запутанных любовных историях, войнах за власть, деньги и прочее-прочее, а чаще всего обо всем выше перечисленном сразу. Фильмы снимались тоже в большинстве своем об этом. А когда становилось скучно наблюдать за новыми поворотами сюжета, Орихиме развлекалась тем, что с интересом рассматривала оболочку картин, обращая внимание на мелкие детали. А там уже бурно расцветали различного вида архитектура, пейзажи, мелкие детали, мебель там, одежда… Барокко, ранее, позднее, зрелое. Реалистическое течение. Второе поколение художников болонекой школы. Готика, но это в более ранних фильмах, в конце- то концов. И так далее и тому подобное.
В общем к своим 16, почти (наверное) 17 годам, Орихиме уже мела вполне себе четкое представление о том, как должна выглядеть каждая уважающая себя библиотека в каждом уважающем себя замке. Будь то замок грозного Влада Цепеша, спрятанного где-то в румынских горах, подальше от суеверных жителей, или же огромный, пустынный белый замок, запрятанный в неизвестном доселе потустороннем мире.
Библиотеки должны быть большими, мрачными, с редкими лучами солнца, прорезающимися сквозь густые шторы, так как солнечный свет губителен для старых и древних книг. Стеллажи до самого потолка, пыль желательна, для пущего эффекту, но не обязательна. Передвижные лестницы, чтобы можно было без особого труда доставать самые интересные книги с верхний полок. В общем, как-то так, как и полагается.
Библиотека Лас Ночес разбивала представления на корню. Даже школьная библиотека больше походила на что-то сказочное, нежели вот это.
Хотя, конечно больше поражал ассортимент предоставляемой литературы. Тут были книги по кулинарии, стоявшие бок о бок с великими классиками мировой литературы. Учебники по языку, а рядом какая-то манга из дешевых магазинчиков с комиксами. В общем, все это великолепие даже как-то удивляло и поражало.  И Орихиме бы с удовольствием бы стала рыскать в этой библиотеке, в поисках еще чего-нибудь неожиданного. Как, например, вот этот томик, что она держала в руках, с говорящим названием «Сахарный немец». Произведение неизвестного автора, явно германского происхождения, написанного в период первой мировой.
Но увы и ах, Орихиме была человеком, с человеческими потребностями и ничего не могла с этим поделать, а учитывая еще тот факт, что Улькиорра–сана она не видела уже очень и очень давно, а Кватро был, по ходу дела, единственным ее кормильцем, не было ничего удивительного в том, что девушка банально проголодалась и причем очень сильно.
- Э… Это… - тихо, аки умирающая лань, пролепетала она, удостоверилась в том, что ее возможно не услышали, откашлялась и проговорила уже громче, для выразительности еще и помахав несчетным «сахарным немцем» в воздухе. – Простите, но, вы уж извините, что я так не вовремя влезаю в вашу беседу… э… - пауза, – господа, но… я… -  Орихиме тряхнула головой, тем самым выражая свое серьезное намерение договорить фразу, решив, что пора уже брать быка за рога – и в стойло, в конце концов, как говорится, спасение утопающих - дело рук самих утопающих, а голод вещь суровая.  – Простите, но скажите, пожалуйста, никто из вас не хочет меня покормить? А то знаете, чай с Айзеном-самой это, конечно, хорошо, но я что-то так разнервничалась, что как-то даже… - Девушка развела руками, показывая тем самым всю глубину своих переживаний по поводу явления Айзена к ней в темницу лично –никак, да и знаете… чай, оно, конечно, тоже хорошо, но малова-то… Только вы не подумайте ничего такого. Что ем, там, много, словно слон или еще кто, большой и жирный, но все равно… - После столь эмоциональной тирады Орихиме замолчала и через мгновение налилась краской, словно стеснялась собственных эмоций.  – Вот. – Тихо добавила она, растерявший, такому, по ее мнению конфузу.

+3

45

--------- коридоры

Вся ответственность за пленницу всегда лежала на Кватро. Моральный пресс, короткие визиты, разговоры, молчание в тёмной комнате с одним единственным окном - всё это всегда по праву принадлежало Улькиорре. Он был своеобразным мостом между Орихиме и всем остальным миром Хуэко Мундо. Почему? Да потому что кроме него, она практически никого не видела. Короткие встречи с Айзеном не считаются - они слишком непостоянны и, что самое главное, наполнены чаем. Этого Кватро и сам не любил и порой задумывался на тему того - а не возникла ли неприязнь к чаю и у его пленницы?
Неспешно идя по коридорам в сторону библиотеки, Шиффер поставил перед собой ряд вопросов, которые ему необходимо было решить. Первый, что неудивительно, был отсутствие девушки в её комнате. По идее, это была ошибка Кватро, только Кватро и никого, кроме Кватро. Была конечно крошечная надежда, что в библиотеку она ушла не по своей собственной воле, а под присмотром какого-то арранкара...вот только этот вариант вызывал в груди странное чувство. Собственности? Нет, скорее "несправления со своими обязанностями".
Свернув за очередной угол, Улькиорра скользнул равнодушным взгляд на уходящий вдаль коридор. До библиотеки осталось совсем немного. Рейятсу пленницы ощущалось сильнее, чем раньше. Значит всё верно. Подойдя к закрытым дверям, Шиффер вытащил одну руку из кармана, чтобы потянуть на себя ручку. Дверь открылась бесшумно - как и всё другое в мёртвом мире Хуэко Мундо, выполненном идеально и..скучно, что самое обидное.
Войдя в помещение библиотеки и приблизившись к спорящим, Улькиорра остановился в нескольких шагах от пленницы.
- Что ты здесь забыла, женщина?
Не обращая внимания на остальных арранкаров, Шиффер вновь убрал руки в карманы своих хакама и вопросительно посмотрел на Орихиме. В его обязанности входит надзор за ней. Ну что ж...можно сказать, что именно этим он и занимается. У Кватро уже давно была уготована душещиательная история об одном рыжеволосом мусоре. И откладывать её рассказ было просто грешно, особенно, если учитывать какой слушательнице она уготована.

+6

46

Фи! Да что ж этот заносчивый гаденыш все чавкает мне в ответ. Это ли разговор? Я-то подумывал, что у слова "беседа" другое определение. Да боже ж ты мой! Для кого я так распинаюсь? Ну, отчего же все оборачивается во взаимное лаянье и грызню? Будто живем в псарне - натаскивают друг на друга, как бойцовых...фи, эка Мельпомена... - Джио исподлобья, обиженным ребенком глянул на арранкара, который дерзновенно  витал где-то вне поля слышимости.
Какого...? Глянуть стоило только на его разнеженную, слащавую мордашку - вмиг стало понятно, отчего я такой недовольный. Каналья соизволила прослушать мои слова, дрянь...Вырву его сраные уши и нежно прошепчу все то, что раннее говорил. Аллергия у него на кошачью шерсть...Фи, оригиналист нашелся...
У Джио была вполне человеческая манера - раздувать малозначимое до грандиозного. Особенно этому преувеличению подвергались факты, события, - жалкие по своей сути - мало-мальски касающиеся самого Вегу. Не правильно произнесено его имя - и Джио просто утопает в собственной желчи, косой взгляд или дернувшаяся криво бровь - и...о нет!...Вега заливается сладострастным озлоблением. Но - увы и ах - Джио никогда не хватало смелости подобно полубогам Гриммджо или Нноиторе свернуть башку обидчику, да и просто-напросто не пристало фрассьону вести себя так. Однако не меру расширенное самолюбие парниши требовало крови, тогда Джио и приходилось юлить, над противником по-своему поглумиться. В случае слабого, бесхарактерного арранкара идеальным оружием был сарказм, хоть он не прославился ехидностью как Гин, но словоохотливость и болтливость мигом обезоруживали врага. Если уж не обезоруживали, то не давали слово вставить в пулеметный монолог арранкара.
И вот теперь явное театральное невнимание к праведно гневливым речам Джио раздражало (хотя мягко сказано) - выводило из себя, доводило до белого каления, приводило в ярость, сердило и обижало...Еще много можно найти слов, описывающих то, как действовало манерное пренебрежение Рику, но голова фрассьона была забита другим.
- Какого...- было начал вслух браниться Джио, но брезгливо одернул себя, жеманно скривив губки. Ругаться вслух - эка низость, уподобляться животным, коих полно в Лас Ночесе, не было желания.
Какого...О, черт, ниспослал ты мне, Владыка, поразительно внимательного собеседника. Чтоб ты удавился, ублюдок, чтоб тебя прокляло небо, земля, воздух, птицы, звери и все остальное... - а вот мысленно Вега мог бесноваться сколько угодно.
- Джио Вега, тебе не говорили, что ты бесполезно тратишь дыхание, болтая попусту? - и все же отвратительный тип снизошел до ответа, который звучал вопросом - странная риторика.
- Гм...Нет, енту глупость слышу впервые от тебя. Я не мастак в области анатомии и метафизики нашего мироустройства,... - тут Джио самодовольно отметил про себя множественный ряд очень умно звучащих слов, такого он не ожидал от себя, -...но подозреваю, что лимита на мое дыхание не существует. И уж слова, произносимые мною, ну ни коим образом не связаны с дыханием. так что цыц, ты мне больше нравишься в монашеском молчании с идиотской блаженной улыбкой.
Выкуси, дрянь! Я тебя и не так сделаю, - гордости Веги конца-края не было, и готовил он на добавку еще пару-тройку колкостей, как напряженную тишину нарушил мягкий голосок. Источником сей прелести, конечно же, была рыжеволосая сеньорита, которая на время лаянья арранкаров благоразумно молчала, но сейчас, путаясь в словах, иногда заикаясь и заискиваясь самыми почтительными формами речи, вопрошала: "а где же здесь кормят?".
Этот вопрос мог бы получить от Веги звание самого нелепого, абсурдного вопроса, когда-либо задаваемого ему. Ну, конечно же, несуразица Рику получила бы гран-при, и все же вполне жизненный композиция вмиг обернулась в сцену из типичного американского ситкома. Однако закадрового смеха не последовало, Рику не сморозил очередную глупость, а Джио при всей своей хваленной находчивости не знал, что сказать.
Да и правда: а где же здесь кормят?
Спасло или даже усугубило ситуацию появление Улькиорры. Вега не особо симпатизировал Кварто Эспаде, мало того - он его просто стеснял. При взгляде на унылое, жалостливое выражение лица Шиффера хотелось от злой веселости захохотать, тыча пальцем в гомерично тоскливую маску. Желчная, язвительная отрада подкатывала к горлу смех, еле удерживаемый хохот распирал грудь, но желание вдоволь "погэкать" над пришибленностью Кварто мигом испарилось, оставив за собой неоправданное чувство вины.
Ай, явился злодей за своей подопечной... - маловнятно пробормотал Джио, стыдливо опуская взгляд в пол. Необъяснимо, но совестливо было смотреть на Улькиорру, обращавшегося к девушке, будто невольно поглядываешь за жизнью семейной парой.
Женщина...Да какая уж она женщина? так...Миловидная девчушка, а ты все заладил: женщина да женщина.

+3

47

Пока Вега пыхтел и фыркал себе под нос, переливаясь всеми цветами радуги и покрываясь цветными пятнами от негодования и злобы, складывалось такое ощущение, что он сейчас лопнет от собственной спеси, но Рику продолжал наблюдать за представление с отрешенным выражением лица полного идиота.
Если нужно было кого-то разозлить, это он всегда мог с пол оборота, а вот утихомирить – настоящие трудности. И пока Джио напрягаясь и пыжась изливал на свет новую тираду непонятных слов и речевых оборотов, восклицал и пренебрегал простыми законами физики, пытаясь что-то доказать, хотя в этом не было никакой необходимости, Рику уже напряженно размышлял о приближающейся знакомой реяцу. Но видимо все были настолько заняты, что Накахара единственный насторожился.
Казалось бы, простой вопрос Химе, но он вызвал массу противоречивых эмоций. С одной стороны такая невинность и ненавязчивость, а с другой…
Рику залился смехом, представляя себе, как притащит милой рыжеволосой девушке тушу только что вырубленного мелкого пустого и предложит разделить трапезу, она наверняка в жизни ничего подобного есть бы не стала, а какое было бы у нее выражение лица. Арранкар продолжал хихикать, понимая, что в пределах лас Ночес достать «человеческой» еды практически невозможно.
Накахара осекся, зажимая рот рукой, когда дверь в библиотеку наконец-то отварилась и в помещении появился Кватро. Казалось, даже воздух потяжелел. Рику утих и затаился, пряча лицо за длинной светлой челкой. Мало ли его не так поймут, увидев с улыбкой, вернее оскалом до ушей.
"Блин, а ведь тут становилось так весело. Явился и весь кайф обломал. Как жаль…"

Отредактировано Nakahara Riku (2009-08-15 02:48:37)

+3

48

Орихиме хорошо научилась распознавать реяцу, тонко чувствовать ее приближение, удаление, любые колебания, в этом, она и вправду была хороша, как ни кто другой. Но случались проколы и у нее, там задумалась, тут отвлеклась, забылась, не до этого было.
По этому появление Улькиорры стало для Орихиме легкой, или не очень легкой, неожиданностью, она даже как-то приглушенно пискнула и подпрыгнула, то ли от ужаса, потому что смирится с мертвенно бледной кожей и абсолютно каменным выражением лица Куатро, у Химе как-то все время не получалось, а еще он частенько говорил ей не очень приятные вещи, и угрожал, когда она отказывалась есть (в данной ситуации Орихиме поклялась себе больше никогда - никогда не объявлять голодные забастовки, как бы плохо ей не было, и как бы сильно она не хотела добиться своего), так что дернулась девушка, еще отчасти и по привычке, поежившись от звуков холодного голоса. Улькиорра так и не отличался особой оригинальностью.
Женщина, женщина…, да что ж такое, я девушка все еще… или пока что…! С негодованием подумала Орихиме. Но вслух говорить ничего стала, ей казалось, что это все равно ничего не изменит, а лишь только усугубит ее, и без того шаткое, положение.
Но в любом случае, что бы она сейчас не думала, что бы не говорили остальные, на данный момент Орихиме смотрела на пришедшего Четвертого, со смесью легкой паники и плохо скрываемого обожания. Словно вот он, тот самый принц, на белом коне (и совсем не важно, что Улькиорра с успехом замещал собой обоих. И принца, и белого коня), который вот-вот должен спасти ее, Химе, от голодной, а значит, не очень приятной смерти.
- Улькиорра-сама… – Интонация, с которой произнесла это Орихиме, подразумевала под собой как бы продолжение, но продолжения не последовало, так как лично сама Орихиме никакого продолжения не подразумевала. Сказала, захлопала глазами, разве что рот не открыла и не потыкала в него пальчиком, показывая всем своим видом, что муки муками, пленники пленниками, а кушать надо. Впрочем, после несколько минутной затянувшейся паузы, девушка решила, что ответить на вопрос ее стража все-таки стоит, а то мало ли, вдруг еще чего не того подумает.
- Ну, Айзен-сама… Айзен-сама меня сам сюда привел, сказал, чтобы я не скучала и не сидела так долго в одиночестве одна. На самом деле, это он хорошо так сделал, а то я уже начала разговаривать с предметами собственной, то есть, вашей, мебели. Ничего не могу сказать плохо о диване, слушатель он превосходный, но вот рассказчик… ой. – Орихиме поспешно замолчала, поняв, что начала говорить что-то совсем лишнее, однако, понадеявшись, что ее мало кто понял из-за быстрого темпа речи, девушка продолжила. – В общем, Айзен-сама привел меня сюда, а тут оказался господин Рику… или пришел потом, что-то я этот момент упустила, нет, кажется, пришел, да. Тут еще был какой-то маленький и глупый арранкар, а потом пришел господин Вега…
Я поняла, что, оказывается, тут у вас не читают, поэтому я даже спрашивать у вас не буду, Улькиорра-сама, умеете ли вы читать, а то не хочу расстраиваться. Так все и было, вот. А так, в принципе, ничего не забывала.
Девушка вздохнула, снова захлопала глазами ожидая хоть какую-то реакцию каменного голема под именем Улькиорра Шифер, в прочем на что-то очень бурное, она не надеялась.

+4

49

В какой-то степени это можно было назвать забавным. Разумеется, если бы Улькиорра умел улыбаться, шутить и искренне веселиться, он бы смог по достоинству оценить реакцию ниже стоящих арранкаров на его появление. Фракция и все те, кто ниже 5-ки  - это всего лишь мусор. Грязный, бесполезный и совершенно ничтожный. Зачем он только нужен? Возможно, конечно, Айзену-сама нравилось создавать массовость, используя для этого пушечное мясо..но смысл? Неужели ему мало Эспады, о которой он всегда отзывался только положительно. "Моя Эспада". Как с детьми, честное слово. Только в куличики ещё играть не хватало для полной идиализации картины. Это было абсурдно, но шеренга из арранкаров, старательно выделывающая из песка Хуэко куличики...это зрелище было достойно внимания. Тот мусор по имени Куросаки, наверняка бы тоже оценил его. Ну и заодно влияние некоей пленницы, по паспорту считающейся Иноуэ Орихиме, а в местных кругах носящей прозвище просто "женщины" и "девки", на флору и фауну Лас Ночеса и Хуэко Мундо в целом.
Терпеливо выслушав весь рассказ девушки о её масштабных злоключениях, длиною всего в несколько часов, Кватро в который раз подумал на тему того, как много чувств эта женщина может передать просто словами. Хотя, если учитывать то, что девушка постоянно сбивалась, говорила быстро и немного несвязно, наверное, ничего удивительного в этом не было. Когда наконец Иноуэ замолкла, Улькиорра смерил её оценивающим взглядом холодных, как лёд глаз и медленно проговорил:
- Кажется, прошло уже много времени с тех пор, как ты завтракала. - выдержав крошечную паузу, Шиффер продолжил. - Так что пойдём, женщина, тебя ждёт обед.
Полностью проигнорировав вопрос про чтение, грамматику и так далее по списку школьной программы обычного японского школьника, Улькиорра развернулся на пятках и своей медленной, спокойной походкой отправился к выходу из библиотеки. Он не стал оборачиваться, чтобы сказать что-то оставшимся позади арранкарам - по его мнению, эти двое просто не были достойны его внимания. Подозревая, что девушка не посмеет ослушаться своего надзирателя, Кватро вышел в коридор
-----------------коридоры

+1

50

- Хай, Улькиора-сама, – отозвалась Орихиме, стараясь ни чем не выдавать свое почти блаженное состояние. Если бы она была сейчас одна, то с удовольствием бы пустила голодную слюну, похлопала бы себя по животу в предвкушении. Однако слава всем богам, которые только есть, девушка находилась в помещении не одна, по этому стоило придерживаться правил приличия.
- До свидания,  Рику-сан! – Низкий поклон – Было очень приятно с вами познакомиться, ага. Надеюсь, мы еще увидимся и тогда я точно научу вас читать! Честно-честно! – Клятвенно заверила Орихиме арранкара, про себя даже не задумываясь о том, хотела бы она вновь увидеться с этим пустым. – И вам всего доброго Вега-сан, с вами тоже было очень приятно пообщаться.
Со стороны наверное все это смахивало на прощание людей, которым увидеться больше, наверное, не суждено никогда. От части это было правдой, хотя кто знает. Орихиме, конечно, верила, что не задержится в Уэко Мундо на веки вечные, но иногда ее посещала шальная мысль о том, что пора бы заводить тут знакомства, иначе, если что-то пойдет не так, совсем не хотелось провести остаток свой жизни в одиночестве, или в компании Улькиорры, что почти равносильно одиночеству.
И самое обидное было то, что с ним как-то и не поговоришь. Скажет, как отрежет, все желание пообщаться пропадает.
Сухарь.
Девушка развернулась на каблуках и поспешила за Кваутрой.
- Улькиорра-сан, надеюсь, вы не собираетесь снова кормить меня манной кашей? Не то что бы я отказывалась, но у вас ее очень плохо готовят, я не хотела бы, конечно, говорить что у вашего повара руки растут из…то есть, что он не профессионал, но комочки, знаете, эти комочки… – раздавалось из коридора, голос девушки постепенно становился тише, пока совсем не изчез.

---> Коридоры.

+2

51

что ж, судя по тому что неубывшие пропали, а один из них с концами, буду считать что они все-таки убывшие...

------- по логике тут должно быть "Коридоры".

Редко открываемая дверь прорезала тишину более чем неприятным для слуха скрипом. Сопровождаемый подобной нелепой и раздражающей мелодией, арранкар протиснулся в небольшое помещение. Самым что ни на есть изящным образом, ..хотя, впрочем, не столь важно.
В пустоте библиотеки Финдор Кариас вкупе с его ощущениями нисколько не сомневался, почему и подобрал для своей персоны именно данное время для посещения единственного почти общедоступного места во всей крепости Лас Ночес, где можно было хоть как-то повысить уровень своей образованности.
Не теряя времени, он подтолкнул кончиками длинных пальцев гладь узкой высокой двери, дабы та вернулась в свое обычное состояние запертости-по-умолчанию, затем неторопливым шагом углубился в хранилище Знаний всея Уэко Мундо. Беглый взгляд тронул множество продолговатых вертикальных поверхностей книг, которыми были напичканы высокие книжные шкафы.
Фрасьон вздохнул - глубоко и неслышно, но со стороны было заметно, что тот с излишней концентрацией вкушает блуждающий по библиотеке сухой с нотками затхлости и целой музыкой ума запах книг: был еле замедлен шаг, а высокая фигура слегка подтянулась, расправила плечи, чуть вздернула подбородок. Невидимые за рыжими пластинами глазниц маски серые радужки дернулись в сторону, продолжая осматривать книжные ряды. Еще несколько неслышимых естественно-осторожных и в то же время уверенно-грациозных шагов - и арранкар уже стоит совсем близко к одному из возвышающихся над ним шкафов. Финдор протянул руку к первой попавшейся под его взгляд книжонки, средний палец подцепил самую верхушку её корочки и потянул к узкой ладони. Относительно тонкая книжка легко поддалась действу арранкара и уперлась ребром в подставленную длань, после чего была вытянута из ряда своих разномастных "собратьев" окончательно.
Что ж, посмотрим, что у нас тут. - Глубокий, мелодичный и такой живой голос заполнил мертвую тишину библиотеки казалось до краёв.
Кариас не собирался перебирать тома в поисках того, что ему было особенно интересно, по одной-единственной причине: интересовало его всё. В примерно равных пропорциях, если не считать чувства скуки, которое рано или поздно настигало его во время чтения любой из книг. Поэтому уже через несколько секунд фрасьон восседал в одном из немногочисленных кресел у стола, откинувшись на высокую жесткую спинку, и, не придавая своим действиям особого внимания, закинул в легком движении ногу на ногу, тем временем раскрывая книгу где-то посередине. Подушечки пальцев медленно погладили желтоватую, шероховато-гладкую на ощупь поверхность страницы, словно пытаясь пощупать контрастно выделяющиеся на светлом фоне почти чёрные иероглифы, собрать каждую их черточку в горстку, словно замысловатую россыпь мельчайших зерен овса неправильного цвета...
Время вскоре значительно прибавило шагу, когда арранкар потерялся за чтением.

+1


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Библиотека