Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Пустыня » Пустыня


Пустыня

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Огромная пустыня вокруг замка, преимущественное население которой - низшие Пустые. Кое-где из песка торчат безжизненые ветки деревьев, уходящих корнями в Лес Меносов.

-1

2

Из поднебесных далей, что находятся выше башень Лас Ночеса, струится вода. Медленно, капля за каплей соскальзывают с гладкого каменного свода и уносятся к земле, разбиваются о песок и теряются среди тысяч песчинок. Так же, как эта вода стачивает темный потолок, на котором висит полумесяц, каждое событие в жизни оттачивает характер до идеальной и неповторимой формы. Но сейчас он не может думать об этом. Он - вода, что льет свет полумесяца, уничтожая черное небо и смешивая его с землей. И если он рухнет ливнем, то пустыня проломется и ссыпется в большую воронку, обнажая голые остовы холодных деревьев. А если он захочет, то их их смешает с серебрянными крупинками гранита, что скрипят под ногами и на зубах. Одним желанием уничтожить целый мир. Но небесная чернота опережает и осыпается глыбами, раскалывает тончайшую скорлупу Лас Ночеса, что так усердно возводили шинигами, и порождает фонтаны искуственного света. Только месяц висит, а за ним - ничего, пустота. Ни времени ни пространства. Он катится крошечной капелькой по большому воздуху из мрака, чобы сорваться с острого края и умереть о песок вместе с вечной ночью своего мира.
Дрожь пробежала по телу от поясницы и до самого основания черепа, заставляя пробудиться и распахнуть глаз. Небо было там, где и должно было быть, огромным куполом накрывая пустыню как Лас Ночес, только неизмеримо большой. Нноитра некоторое время лежал неподвижно на согретом тощим телом камне и вглядывался в то, что могло скрываться за острием полумесяца, но сколько не смотрел, не мог увидеть ничего, кроме темноты. Пока не начало резать глаз. Нехотя сев и тут же поджав к туловищу длинные ноги, арранкар лениво потянулся, вознеся обе пятерни вверх и растопырив пальцы, словно намереваясь дотянуться до небосвода. До самой-самой высоты. Забраться так далеко, чтобы, падая, не видеть земли, чтобы не знать, куда упадешь - в грязь или на пики камней. В пустыне Джируга бывал редко: Айзен-сама не любил, когда его питомцы покидали родных стен, и они должны были его слушаться. Только пятый искренне верил, что кто-кто, а он точно никому ничего не должен, кроме самого себя, Санты Терезы и Заэля Апорро, но последний индивидум ввиду своей ничтожности в глазах квинты вечно забывался, пока розовая макушка не попадала в его поле зрения. Впрочем, даже тогда о мимолетном союзе как-то не вспоминалось и беседа проходила в оскалах со стороны Джируги и ласковых насмешливых улыбочках со стороны Гранца-младшего. Жизнь течет так, как должна течь, все прекрасно. Как же хорошо, что здесь, в пустыне, ты выпадаешь из этой ленивой степной реки и оказываешься во времени таком далеком и таком прошлом, что каждый шаг, каждое движение ты словно повторяешь вновь и вновь, как многие годы назад. Словно и не менялось ничего. Песок шуршит под ногами. Ну что, Санта Тереза, пора бы и обратно? А то поднимут опять шуму, опять выяснять что-то начнут, словно им действительно есть дело до того, где я был и чем занимался. Черная как небеса богомолиха согласно клацает челюстями и складывает крылья, когда ее подхватывают цепкие пальцы и гладким древком алебарды кладут на плечо. Лас Ночес далеко, и проще было бы добраться на сонидо, но Нноитре некуда спешить, и он хочет немного прогуляться перед тем, как над головой сомкнуться светлые потолки коридоров. Еще немного. еще несколько часов.
==> Коридоры

Отредактировано Nnoitra Jiruga (2008-09-28 22:43:41)

+1

3

Дайра тихо сидела на бархане, стараясь не потревожить песок. Тихо и спокойно. Как же хорошо. Никто не бегает, не суетится. Пустыня вечна и прекрасна своей лаконичностью. Серо-голубоватые тона, глубокие черные тени. Плавные изгибы барханов и острые линии ветвей местных деревьев, слабо мерцающих в свете луны. Девушка подняла руку и провела пальцем в воздухе, прослеживая контуры полумесяца. Плавный изгиб - и рука резко упала на песок, тоненькой струйкой посыпавшийся вниз. Пора идти. Хотелось полетать, но не стоило, наверное. Как-нибудь потом. Дайра встала и мягко потянулась всем телом, разминая мышцы, а затем медленно пошла к Лас Ночес, в лабиринты столь же белые и контрастные, как и в пустыне.
==> Коридоры

0

4

==> Коридоры

Дайра была как обычно нетороплива. Она вообще никогда никуда не спешила - просто не было смысла. Легкие шаги и спокойный взгляд. Тихая и скромная, ну да, конечно. Равнодушная - это точнее. Девушка опустилась на песок спиной к белой громаде и начала выводить на песке знаки. И просто знаки и руны, и иероглифы... Пальцы неторопливо перебирали песок, а мысли были тихими и плавными. Ее не интересовало, что задумал Китсуне и зачем ему нужен Нойторра-сама - это она услышала, когда уходила. Вот уж на слух она не жаловалась никогда. Проблема была в другом... Когда Джируга вернется, он наверняка будет зол. Либо потому, что ему помешали, либо потому, что ему попался слабый противник. Арранкарша едва слышно вздохнула. Не повезло ей, хотя... Могло быть хуже. Участь фракции Октавы ей не нравилась категорически. Дайра встала и вынула меч, становясь в стойку. Мягкие, текучие движения с множеством обманных ударов и уворотов, плавный поток, сопровождаемый лишь шипением песка. Танец, не бой.

0

5

Все заканчивается, жаль. Вечна луна.  Вечен песок. Хрупкие тела живущих здесь - это тоже песок и луна, мираж. Дайра встала на одном из барханов, опустив меч. Нойторра-сама ушел, его реяцу не было слышно - это даже радовало. Она не испытывала такой фанатичной любви и преданности, как Тесла - но впрочем, совсем уж равнодушна к нему не была. Он пугал ее. Пугал и интриговал. Что за этой улыбкой? Что за этой агрессией? Арранкарша тихо вздохнула и отвернулась от Лас Ночес. Белая громада, муравейник, в котором трудно вдохнуть. Хочется улететь подальше, не видеть, не знать. Девушка усмехнулась, и взяла меч обратным хватом, держа горизонтально и поднося руку к груди.
- Вailar, serpiente!
Ее змея, ее суть, согласно зашипела, обвиваясь вокруг арранкарши кольцом релиза. Это всегда было немного странное, но весьма приятное ощущение полноты, законченности. Именно так и должно быть. Серые кожистые крылья затрепетали, разворачиваясь и делая пару пробных взмахов. С места взлетать было непросто, но дело того стоило. Полет. Свобода. То, чего она лишена в теле арранкара, в Лас Ночес, рядом с Джиругой. Свобода лететь и... да просто - лететь! Не думая, не сомневаясь, ловя ветер и любуясь пустыней. Тишина. Только ветер посвистывает, заставляя лететь все быстрее, быстрее. внизу что-то копошится - трое. Нет, четверо, если эту гусеницу можно считать четвертым. И маленькая девочка-арранкар с расколотой маской. Интересно, что это она тут делает? Дайра повела головой и описала еще круг над странной компанией. Слабые, все слабые, но эта девочка... все же, что делает арранкар посреди пустыни в компании каких-то... Гхм. Дайра сложила крылья и буквально рухнула с неба метрах в полутора от увлеченно роющейся в земле девочки, подняв тучу песка. На этот раз она решила не сопротивляться любопытству.

Отредактировано Dayra Soramo (2008-10-21 17:40:28)

0

6

Вечные догонялки… Это ничто иное как любимая игра малышки Нел, некогда бывшей Эспадой, и её двух друзей, Дондо Чакки и Пеше Пеше, с «домашним животным» Бавабавой в придачу. Хотя…нельзя наверняка утверждать, что эта игра была именно любимой, просто-напросто, по словам девочки, в бескрайних просторах Хуэко Мундо больше нечем заняться…видимо совсем нечем, раз были придуманы вечные догонялки. Однако, сегодня Нел и ко играли вовсе не в них. Удивительно, не так ли? А обосновывается это тем, что на малышку снизошло внезапное озарение и фантазия её дошла таки до чего-то нового и неизведанного, коим стала игра названная песчаными прятками. Правила её были предельно просты и заключались в нахождении некоего бархана, достаточно большого, чтобы за ним можно было надёжно спрятаться и не быть обнаруженным.
Посему в данный момент Нел, разделившись со своими спутниками, подобно маленькому ураганчику, неслась по пустыне в поисках этого самого бархана, хотя как раз таки ей спрятаться не составляло совершенно никакого труда в связи с малыми размерами. Но разве ж способен понять ребёнок, что, например, вот этот бархан средних размеров ни сколько не хуже большого? Вот и Нел не могла этого понять, возжелав найти сааааамый большой и сааааамый высокий бархан из всех возможных. Что ж поделать…дети всегда имели склонность к максимализму. Однако, бежала девочка совсем не долго, ибо в процессе поисков внимание её привлёк совсем маленький пустой, скрывшийся аккурат за высоким и, предположительно, тем самым большим барханом. Не долго думая, Нел нырнула в пески вслед за пустым, желая потискать его в своих маленьких ручках, а возможно и сделать ещё одним «домашним животным». Хотя, чем конкретно привлёк её этот пустой останется загадкой за семью печатями, если загадка вообще имелась, но одно ясно точно…для Нел именно он был каким-то необычным и было в нём что-то такое эдакое, и какая разница, что он ничем не отличается от множества себе подобных? Совершенно никакой! Кавайных лупоглазеньких элементов подобные мелочи не интересуют! Ведь главное это душа! То есть о душе Нел, конечно, не думала, но всё же села на корточки и начала усердно капать песок, силясь отрыть спрятавшуюся в нём ящерку и совершенно не обращая внимания на окружающую реальность, а точнее на ту, что находилась совсем и совсем рядом…

0

7

Дайра молча смотрела на копошащуюся неподалеку девчонку сверху вниз и сканировала ее реяцу. Что-то в ней было странное, как будто... Как будто она вытекала, уходила, и эта расколотая маска... Сорамо повела крыльями и коснулась одним из них маски местной достопримечательности. Прежде, чем делать выводы, следует все проверить. Но интуиция, да и рассудок тоже, говорили, что дело тут нечисто. Очень нечисто. Арранкары не должны болтаться по пустыне, даже если это дети. Вандервайс ведь живет в Лас Ночес? Живет и здравствует. А она? Она сбежала? Или потерялась? Или ее выгнали? Последнее маловероятно - слишком мала, да и выглядит посмышленее того же Вандервайса. Больше вариантов в голову не приходило, по крайней мере, правдоподобных вариантов. Если это неудачный эксперимент - то его надо вернуть владельцу. Айзену-сама или же Гранцу-сан. Да, скорее всего, это сбежавший подопытный. Другой вопрос - зачем это все лично ей, Дайре? Выгоды никакой, разве что... Информация. Бесхозные арранкары - весьма странное явление, и весьма любопытное. Дайра чуть приподняла голову, сверкнув темной смолой взгляда в сторону тех трех существ. С ними тоже было не все в порядке, но это мелочи. Арранкарша вновь опустила голову и встала рядом с той девчонкой, привлекая ее внимание.

0

8

Нел увлечённо продолжала копать ямку, та в свою очередь становилась всё глубже и глубже, но ящерка упорно не желала быть найденной. Однако оптимист в душе малютки жил и процветал, посему она не сдавалась. Рядом уже выросли две существенных кучки, а результат так и остался нулевым. Однако, руки у Нел стали уставать, да и чья-то тень нависла сверху, благодаря чему свет, итак имеющийся в небольших количествах, фактически пропал, мешая увидеть хоть что-либо на дне ямки. Как-то недовольно и смешно фыркнув, девочка обиженно воскликнула, явно грозя закатить истерику:
- Я его не нафла… Пефэ, Дондо…
Влага уже скопилась в глазах, готовая вот-вот прилиться слезами по щекам, но так и застыла в удивлённо распахнутых глазах Нел. Причиной столь резких перемен стал тот факт, что она наконец-то увидела, что стоят перед ней вовсе не её друзья, а некая странная и абсолютно незнакомая особа, которой и принадлежала тень. Может быть склад ума у Нел и был, как у дитя, но этого вполне хватило, чтобы уставить принадлежность девушки к семейству арранкарных, отряду явно-не-эпадовцев.
- Кто ты такая? Ты мешаешь Нел ишкать пуштова!
Страх, ввиду сделанных выводов, в душе девочки так и не появился, отнюдь. Она состроила недовольное личико и укоризненно посмотрела на незнакомку, сопроводив свои слова капризным тоном.

+2

9

Дайра молча наблюдала за готовой разреветься девчонкой. Она не понимала, как можно реветь по такому поводу, но это был ребенок. Причем ребенок капризный и довольно неприятный. "Она чем-то напоминает Нойторру-сама. Капризностью и эмоциональностью, наверное". В ней есть что-то очень знакомое, что-то на уровне интуиции. Все странности ну никак не желали поддаваться объяснению и складывались в одну большую Странность. Дайра медленно обошла ребенка и наклонила голову к плечу. Не хотелось бы, чтобы она ревела и сопротивлялась - а Сорамо твердо решила доставить ее в Лас Ночес, просто потому, что не терпела загадок. Неразгаданных загадок. А эта зеленоволосая девчонка была именно такой.
- Хочешь полетать?
Вопрос вырвался почти сам собой, Дайра смутно надеялась разрешить проблему миром, а дети любопытны, не так ли?

0

10

Нел продолжала также взирать на девушку с застывшими в глазах слезами. Вид же у неё при этом был…немного неопределённый. По нему можно было сказать, что девочка сейчас либо всё-таки расплачется, либо передумает и смахнёт солёную влагу с глаз. И предложение, стоящей напротив, девушки сыграло тут решающую роль в пользу второго варианта. Нел склонила голову и методично ею потрясла, смахивая слёзы, а после, дабы наверняка, старательно протёрла глаза кулачками, тут же с любопытством уставившись на арранкаршу большими кавайными глазами.
Ах, маленькие дети столь эгоистичны и доверчивы… Первое доказывается легко, хотя бы тем, что они не задумываются каково будет окружающим, если они вдруг пойдут с незнакомыми тётями или дядями куда-то там, потому… А вот здесь уже начинается доказательство доверчивости: потому что стоит этим самым дядям или тётям предложить что-то интересное, любопытное, захватывающее…и ребёнок с радостью пойдёт за ними хоть на край света для обретения этого «что-то». Таким образом, в подобных ситуациях эгоизм и доверчивость сплетаются, сливаются, становятся практически единым целым и всегда сопровождают друг друга…одно не может существовать без другого и наоборот.
Посему Нел, которую посетило именно это сплетение, решила, что её любимые друзья вовсе не будут против, если она решит чуть-чуть поиграть не с ними, а с этой доброй и вполне себе милой арранкаршей, по крайней мере таковой она виделась девочке.
- Нел хосет! Нел осень хосет поветать!
А ещё дети очень откровенны, они не умеют сдерживать свои искренние эмоции и, более того, идут у них на поводу. Вот и сейчас в глазах Нел появился счастливый блеск, а весь её вид говорил «Я больше не могу ждать! Покатай меня большааая…эм…летучая мышка!».

0

11

Дайра мысленно усмехнулась, подхватывая ребенка и устраивая у себя на спине, придерживая за руки. "Ребенок... Слишком доверчив и слишком прост - даже скучно". Сорамо рванула вперед, набирая скорость, и взмахнула крыльями. Воздух взвыл, порванный мощным взмахом, и арранкарша тяжело взлетела. "Не приспособлена я для перевозки грузов, для таких целей лучше Теслу использовать. Кстати, может, показать девочку ему? Он давно здесь, опытный, может, и знает. И расспросить его проще, чем того же Гранца". Девушка взлетела довольно высоко, и теперь тихо планировала, скользя над пустыней. "Мне не нравится эта ситуация, но принятое решение нужно доводить до конца. И никак иначе". Дайра заложила крутой вираж, развлекаясь, и направилась к Лас Ночес - не прямым путем, естественно, а кругами. Но вот белая громада уже перед глазами - можно снижаться. Девушка спикировала вниз, и подхватила свою ношу на руки, заходя в обитель бога. Дайра тихо вздохнула, идя в сонидо на территорию Квинты и крепко держа девчонку в руках.

----> Коридоры Лас Ночес

0

12

Нел радостно засмеялась беззубым ртом, болтая ногами в воздухе. Ветер, создаваем движением девушки, подул прямо на дитя, играя волосами цвета морской волны и являя миру счастливое детское личико. Конечно, Нел не думала о своих дорогих друзьях, а вот они о ней…они очень даже думали. С земли, оставшейся далеко внизу, доносились обеспокоенные крики Дондо Чаки и Пеше, они уже успели понять, что к чему, но сделать уже ничего не могли. Слишком поздно… Зато Нел опустила головку, посчитав что подобным образом они радуются тому, что у неё появилось новое развлечение и новый друг, и помахала своим вечным спутникам ручкой, которая чуть не выскользнула из пальцев девушки-арранкара.
Однако, уделим внимание тому, что дитя, особенно восторжённое сдерживать эмоции не умеет абсолютно…посему на ухо Дайры чуть ли не ежесекундно счастливо вопили и пищали, а иногда рыдали, когда детский мозг посещала идея побыть масохисткой. Откуда вообще Нел знала такое слово, так и остаётся загадкой…
Но, вернёмся к нашим баранам. Счастье чувство, конечно, прекрасное, но, к сожалению, часто не долгосрочное… Может Нел и была маленькой и глупенькой девочкой, но она прекрасно знала, что Лас Ночеса следует бояться и избегать…никогда не подходить слишком близко… Эспада опасна, а Айзен-сама вряд ли пожалеет маленькое дитё, если оно посмеет нарушить его покой. И вот сейчас девушка с Нел на руках пикировала в это самое страшное для маленького арранкара место.

===> Коридоры Лас Ночес

0

13

Тронный зал <------

Путь по ужасающе длинным коридорам выдался весьма короткий. Слава Ками, выход из белокаменного лабиринта находился совсем рядом - тщетно выискивать его в темных узлах коридоров не пришлось.  Буквально, до желанной двери пришлось преодолеть расстояние в три-четыре шага, а потом заслышался громкий скрип дверных спиц, ели держащих такую массивную дверь. Та, естественно, с партизанским молчаньем, беспрекословно открылась, впустив в помещение  дикий ветер, несущий на своих невидимых нитях подобранные песчинки. Ну да ладно, какой-то ветерок для огромной каменной крепости за угрозу не посчитаешь. Стоит уже, Ками знает сколько лет тут, и ничего - стоит прочно. В общем, как только последний клочок обуви великого викинга покинул привычно гладкий, каменный пол, перейдя на ненадежную, песчаную поверхность серой гробницы, ноги почувствовали какое-то неудобство. Песок сыпался, уходил из под ног... Сколько же времени старик не ступал на этот родной песок? Сколько времени он пробыл в этой цитадели?  Кажется, он не был тут с самого перевоплощения в васто-лорда. А это, без лишней скромности, очень и очень долго. Чего стесняться?  Да, он многое забыл. Забыл, как прекрасен вид настоящей, светящейся луны, не перекрвываемой решетками в окнах. Забыл, как прекрасно это чувство пересыпающейся поверхности под голой подошвой ног.  Забыл, как прекрасен этот ветер, развевающий напряжение после тяжелого дня. Все это он мог испытывать только в адьюкас-форме. А сейчас, когда никакой нужды покидать белую цитадель Айзена нет, все эти ощущения просто...забылись.
А ветер не желая утихать, вместе с песчинками, бил прямо в лицо. Он заставлял шерстинки на жилете Баррагана колыхаться, ели заметно щекоча его шею. Свет золотой луны не оставил старика незамеченным - он закутал его своими тусклыми лучами, как и все остальное. Серьезный взгляд был устремлен куда-то далеко, обходя все ненужные, кристаллические деревья, вперед, выискивая там что-то, что-то нужное.
Двое эспада, которых Айзен-сама отправил вместе с ним не показывались, а старик и не собирался их ждать - они не дураки, могут найти дорогу сами.
А все-таки, не обращая внимания на проваливающиеся в песке ноги, Сегундо пошел дальше.

-----> Лес Мэносов.

Отредактировано Barragarn Luiserbarghn (2009-05-01 16:53:47)

+1

14

Пеше снова оказался наедине с собой. Сейчас ему не давали покоя три вопроса: куда подевались вездесущая Нэл-сама и пройдоха Билштин, почему так болит задница и каким образом в рот набилось столько песка? Тайна двух последних загадок была развеяна почти моментально: он отчетливо помнил, какие выкрутасы умудрялся вытворять, катаясь на Бава-Бава, и как вставший на дыбы зубастый червяк сбросил с себя выпендривающегося умника. А вот о том, где сейчас находились остальные члены братства изгоев, оставалось только думать да гадать. Сплюнув на землю несколько раз, избавляясь от песчинок, раздражающе поскрипывающий на зубах, зажмурившийся Пеше поднялся и приставил ребро ладони ко лбу. Голова еще немного кружилась, зато теперь солнечный свет не мешал обзору и не слепил глаза. Видимость заметно улучшилась.
«Нэл-сама... я непременно отыщу вас, - строил планы на ближайшее будущее потерявшийся фрасьен. Его взгляд остановился на высокой каменной глыбе. - Хм, можно попробовать забраться наверх...».
Не раздумывая более ни минуты, арранкар трусцой устремился к импровизированному пункту наблюдения, предположительно кажущемуся удобным для подъема. Правда, как известно, первое впечатление зачастую оказывается обманчивым. Не успел Пеше докарабкаться и до середины камня, как неудачно поставленная на уступ нога неожиданно для самого «скалолаза» соскользнула вниз, и лишенный опоры неумеха, снова шлепнулся оземь. Ушибленное место в который раз за день дало о себе знать и, раздосадованный этим происшествием, Гатише живо вскочил, намереваясь отомстить глыбе, осмелившейся помешать его благим помыслам. Последовал пинок... а затем и жалобное поскуливание «мстителя». Не рассчитав силы удара, он больно стукнулся носком и прыгал на одной ноге, озлобленно причитая всевозможные проклятия в адрес порождения неживой природы. Продлилось это представление довольно таки недолго... до первого же булыжника, подвернувшегося под пятку негодующему зеваке. Очередное падение не прошло бесследно, поскольку неуклюжий Пеше умудрился приложиться затылком все к тому же роковому камню, криво торчащему из песка.
«Да что же это такое? Черная кошка мне вроде дорогу не перебегала, да и откуда ей здесь взяться то? - погладив себя по продолговатой морде, фрасьен коснулся макушки. -  Че-е-ерт! Больно как...».
Вдруг из памяти стали всплывать неопределенные образы, складывающиеся во вполне явную картину из прошлого...

Шаг за шагом две фигуры в рваных плащах удалялись от крепостной стены. Лишь тонкий извилистый след их передвижения, готовый в любую минуту раствориться в песчаных просторах с первым же порывом ветра, говорил о недавнем присутствии путников около величественной цитадели. Один из них, явно пребывающий в смутном расположении духа, шел чуть впереди, обреченно склонив голову и держась за нее правой рукой. Иногда, всего на несколько секунд, он неожиданно останавливался, хватаясь за ткань грязной накидки у воротника в приступах подступающей боли. И с каждым разом странник, замирая на месте, стоял все дольше: справиться с последствиями недавно перенесенной травмы удавалось не сразу, что заметно снижало итак незавидную скорость перемещения и, тем самым, не способствовало удовлетворению желания убраться от Лас Ночес как можно скорее.
- Пеше! - воскликнул второй, бредущий поодаль, во время очередной заминки. В одной огромной непропорциональной ладони здоровяка находился сверток ношеной одежды, больше напоминающей бесхозное тряпье, другая лапища попросту была опущена вниз, почти касаясь кончиками пальцев поверхности земли. - Как ты, Пеше? - но вопрос повис в воздухе. Ноги страдающего бедолаги предательски подкосились и он обессилено рухнул на колени, обхватив при этом руками свое несчастное хранилище мозгов. Тело била крупная дрожь, а из носа выступила темная кровь, уже несколькими каплями окрасившая неестественно серый песок. - Пеше! - обладатель тучной фигуры, завидев неладное, тут же заспешил на помощь. Быстро ступая по неровному сыпучему грунту, он в несколько шагов приблизился к приятелю, бережно прижимая к груди драгоценную кучу тряпок.
- Я... в порядке... Дондочака, - выдавил из себя скудную реплику Пеше и попытался встать, опираясь на подставленное плечо подоспевшего друга. Конечно же, он соврал: боль всего-навсего временно отступила, даруя редкие минуты спокойствия, и кто знает, когда случиться очередной шоковый приступ и станет ли он последним? Небрежно утерев о рукав некогда белой формы фрасьена измазанное в крови лицо, парень поднялся, с трудом сохраняя равновесие. - Что с Нэллиэл-сама?
- Она со мной... - Билштин слегка отодвинул кусок ткани и из-под нее показались несколько прядей коротких зеленых волос, - спит еще. Пеше, не обманывал бы хоть самого себя. Наши сорванные маски, ведь это все из-за них... мы меняемся, посмотри на свои руки! Я и на себе уже стал замечать признаки...
- Тише, - Гатише не дал своему напарнику договорить, - я... знаю. Нам ничего больше не остается, как терпеть... главное сейчас - безопасность Нэл-сама. Остальное - неважно, с этим можно жить...

Пеше оторвался от воспоминаний, осевшим горьким осадком в его душе. «Ничего, я смогу...» - фрасьен встал и отряхнулся, пошлепав себя по бокам.

+3

15

Избавляясь от назойливой пыли, плотным слоем осевшей по всему телу, Пеше звучно зачихал, тем самым нарушая постоянство тишины и осведомляя округу о своем местоположении. К сожалению, а в его случае лучше сказать к счастью, из присутствовавших в радиусе нескольких километров можно было выделить лишь несколько десятков безобидных малышей-Пустых, походящих и размерами и внешним видом на жалких букашек. Они бездумно ползали везде и всюду, хоть как-то оживляя пустынный ландшафт. Беззаботным пародиям на земных насекомых, в отличие от некоторых, даже не приходилось задумываться о пропитании: для продолжения своего бессмысленного существования малявкам вполне хватало одного только воздуха, наполненного огромной, по их меркам, концентрацией духовных частиц.
Непродолжительная процессия очистки вскоре была успешно окончена и Пеше с горечью посмотрел на свою «одежду»: в связи с активным образом жизни, набедренная повязка изрядно поизносилась и выглядела неподобающе, свисая между ног потрепанными лохмотьями. «М-да, пора бы задуматься о новой, правда с кого здесь снимешь хоть мало-мальски пригодную тряпку? Придется пока пощеголять в таком вот позорном виде. А что поделаешь? Пожалуй, в ближайшее время обновление гардероба мне не светит...» - Пеше даже немного заскучал о своей прежней элегантной форме фрасьена. Безусловно, она имела ряд недостатков: нужно было постоянно следить за поддержанием ее чистоты и ухоженностью, всегда выглядеть согласно официальному стилю; раздражающие недоработки покроя, местами действительно выполненного неудачно и вызывающего определенные неудобства, граничащие с дискомфортом и терпимой скованностью движений; наличие высокого облегающего воротника, во время конфликтных ситуаций кажущегося уж слишком удушливым... в общем, причин не любить свои одеяния из прошлого хватало. Но, что ни говори, они не шли ни в какое сравнение с тем ничтожным зрелищем, ненавязчиво исполняющим роль сокрытия от посторонних глаз драгоценного мужского достоинства. За неимением альтернативы предмет наблюдения был оставлен в покое.
Пеше уже собирался возобновить поиски оставивших его друзей, как из желудка донеслось призывное урчание. Широкие желтенькие зрачки сузились до тонких полосок, показывая крайнюю степень недовольства. Арранкар проголодался и этот неопровержимый факт ему не виделся радостным. Вяло почесав левую ягодицу, ноющую в течение нескольких последних минут от недавних ушибов, Гатише не стал себя обременять охотой на дичь, которой, кстати, в Хуэко Мундо отродясь не водилось, не позаботился он и о разведении костра, необходимого для приготовления пищи. Ленивый умник схватил первого попавшегося жука, похожего на разжиревшего таракана. Глупое насекомое отчаянно сопротивлялось, но его участь уже заранее была предопределена.
- Эх, приятель... наверное, у тебя сегодня неудачный день по гороскопу.
Вердикт вынесен, а оказавшийся не в то время не в том месте Пустой без малейшего угрызения совести отправлен в рот. Ни отвратительный вкус, ни ощущение на языке подрагивающихся в конвульсиях пожеванных лапок нисколько не помешали Пеше набить живот еще несколькими экземплярами местной фауны.
«Завалиться бы сейчас, да подрыхнуть пару-тройку часов, - арранкар неожиданного для самого себя удивился, - хм... а что мне, собственно, мешает? Разве я собирался чем-то заняться? Вроде бы нет... но... что за черт? Будто я оставил незаконченным какое-то важное дело...».
Погруженный в мыслительный процесс, одинокий фрасьен отправился в произвольном направлении. «Скука... безнадежная скукотища... сколько здесь времени уже провел, а только сейчас осознал, как же в Хуэко Мундо скучно. От этого серого песка, рассыпанного везде и всюду, уже воротит. Впечатляющие пейзажики... впечатляющие именно своей унылостью и бесконечной тошнотворностью, - после многозначительного выдоха, символизирующего начало возникновения состояния раздраженности, хотелось по-лошадиному фыркнуть. - Но... будь оптимистом, Пеше, чего тут жаловаться? Хм... да и кому?» - арранкар остановился и посмотрел по сторонам. Ни души.
- И долго мне так слоняться? Черт...

+2

16

Камэко, Пустой

Один из крупных камней, разбросанных тут и там по пустыне, шевельнулся и приподнялся, стряхивая с себя струйки белоснежного песка. Из-под него высунулась пара лап, подобных черепашьим, покрытых плотной чешуёй, и оказалось, что камень - на самом деле панцирь большой Пустой черепахи. Сзади тоже показались лапы и кончик хвоста, а спереди, в самую последнюю очередь - голова. Приглядевшись получше, можно было понять, что это не простая черепаха - уж слишком крупной она была, да и морда на черепашью только походила. Скорее создание напоминало помесь черепахи и ребенка лет пяти-семи - да, в общем-то, так оно и было. Маленький Пустой, погибнув на Земле еще ребёнком, так и не вырос - он лишь прятался, питаясь мелкими Пустыми, которых удавалось подкараулить. Его панцирь, прочный и похожий на камень, служил ему единственным убежищем и единственной защитой от более крупных и сильных Пустых, и несуразное создание неспешно и бесцельно ползало по пустыне в поисках хоть чего-то, что могло бы развлечь его.
Совсем недавно, по своим меркам, Камэко, как его звали, видел здесь маленькую девочку с очень сильной рейацу. Но только он хотел подползти и познакомиться, как почувствовал угрозу сверху. Выглядывая из панциря одним глазком, он увидел летающую женщину, судя по осколку маски и силе - одну из тех, что населяли огромный белоснежный замок на горизонте. Черепашка опасался приближаться к нему - если кто-то из обитателей замка захочет его съесть - не поможет никакой панцирь, а быстро бегать Черепашка не умел.
Через некоторое время пугающая рейацу исчезла, и Камэко осмелился выглянуть наружу. Лишь следы на песке говорили о том, что девочка ему не приснилась. Он принюхался к следам, повозил по краю одного из них лапой - но девочки больше не чувствовалось рядом. Камэко снова остался в одиночестве. Он уткнулся носом в песок, вдыхая слабый запах девочки, и погрузился в мечты о том, как мог бы играть с ней...

+1

17

Задавать самому себе вопросы, не имеющие ответов, тоже надоело. Исходя из этих соображений, Пеше надоело уже абсолютно все. Впервые за столько лет, проведенных в Хуэко Мундо, сумасбродный арранкар на протяжении такого длительного промежутка времени находился в полнейшем одиночестве. Казалось, заметь он сейчас хотя бы добряка Бава-Бава, - задушил бы на месте в счастливых объятьях. Однако гигантский червь мог появиться лишь с помощью доходяги Билштина, который, кстати, тоже исчез бесследно. Похвастаться особым умением чувствовать духовную силу на значительных расстояниях для Гатише не представлялось возможным, поэтому он так и оставался в неведении относительно местоположения своих друзей. Пеше вообще с трудом представлял, где сам находится… что уж тут говорить о драгоценной Нэллиэл-сама и Дондочакке?
«Точно! – как и обычно, трезвая и грандиозная мысль пришла в голову совершенно неожиданно. Арранкар, в предчувствии скорого разрешения всех навалившихся проблем, стал жадно потирать ладони и тихонько так хихикать. Со стороны сейчас невезучий бедолага выглядел довольным своим решением и целиком уверенным в его правильности и полезности. – Неужели сразу нельзя было об этом подумать? С помощью карты найти Нэл-сама – сущий пустяк, а с нашей сообразительной госпожой разыскать толстозадого  бездельника не составит особого труда! Все-таки я гениален! Эх, такой интеллект пропадает за зря…» - теперь Пеше шагал гордо и уверенно, а его скругленные полоски зрачков выражали такое искренне удовольствие, что будь у нашего «муравья» по-иному устроена физиология лица – он бы непременно заулыбался.
- Карта… карта… - на ум даже мотивчик ненавязчивый пришел. – Ка-арта-а-а… подождите-ка, карта? – веселое настроение будто улетучилось, арранкар внезапно остановился и молчаливо застыл. Морда устало сползла вниз. Буквально через несколько секунд после пребывания в таком состоянии бывший фрасьон развел руки в стороны и, что есть сил, заорал, глядя на ночное небо: - А-а-а! $%#@&!\?$, откуда же я эту $%#@&!\?$ карту достану?! Да тем более пустыни! – упав на колени, он жалобно заскулил, но не прошло и пары минут, как вернулось былое скучное спокойствие.
«Я безнадежен… скорей всего мне так и придется коротать остаток своих дней одному. Нэл-сама… Нэл-сама… ну где же вы? Опять вопросы в никуда, опять дурацкая однообразность вокруг… опять…» - Пеше устроился поудобней и прислонился к какому-то округлому камню. На то, что небольшая оглобля сдвинулась под его незначительным весом с места, он совсем не обратил внимания. Отломав кусочек кварцевого отростка, бедолага принялся вырисовывать всякие ничего не значащие фигурки на песке: кружочки, линии, крестики… а какой смысл дальше слоняться?
- Нэл-сама… - выдохнул Гатише и закрыл глаза.

+1

18

Камэко, Пустой

Когда странный незнакомец, который прыгал по пустыне вдалеке, приблизился к Камэко, Черепашка втянул голову и конечности в панцирь, прячась от обладателя довольно сильной рейацу. Даже издалека было понятно, что, несмотря на весьма экспрессивное поведение, рейацу этого Пустого была более сильной, чем у обычных адьюкасов, а её запах наводил на мысли о том, что её владелец так же имеет отношение к обитателям огромного белоснежного дворца, как и девочка, как и женщина с крыльями. А потому лучше было не высовываться и переждать, так как странный фиолетовый Пустой Камэко не заметил. Он присел, прислонился к панцирю, очевидно приняв его за камень, и вздохнул столь печально, что Черепашке стало его жалко. Поэтому, помедлив еще немного, Камэко высунул из-под панциря нос и, деликатно покашляв, прошептал:
- Простите, это вы девочку ищете, или женщину с крыльями?

0


Вы здесь » Bleach Role Play » Пустыня » Пустыня