Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Территория первого отряда


Территория первого отряда

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Все тоже самое.

0

2

--> библиотека

Статус и положение бывшего ученика Ямамото-сотайчо позволили пройти Кьераку пройти к капитану первого отряда без предварительных оговорок.
Вежливо постучав в дверь (конечно, Шунсуй был довольно бесцеремонным, но всему есть рамки), шинигами заглянул в кабинет. Генрюсай-доно сидел за столом с чашкой чая и стопкой бумаг.
- Можно? - Шунсуй расплылся в широченной улыбке.
Почему-то при виде работающего вот так вот учителя он всегда мысленно возвращался в прошлое. Даже воздух становился каким-то иным.
Не дожидаясь ответа, Кьераку вошел и остановился у стола. Улыбка медленно сползала с его лица. В который уже раз за сегодня, брюнет сбил шляпу с глаз, задумчиво глядя на Ямамото-сотайчо.
- Я был в библиотеке, Яма-джи. И читал про ключ короля.
Ну, что ты мне скажешь, а?

0

3

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Значит, читал?
Неспешный глоток чая из чашки, взгляд спокойный, почти равнодушный. Словно и не удивился, хотя, конечно, доля легкого замешательства успела проскользнуть по уже давно не молодому лицу. Всего секунда и следа и не осталось. Что ж этот день должен был когда-нибудь придти. Один вопрос, от чего же так поздно?
Вздох, усталый, в присутствии бывшего ученика все-таки можно позволить себе такое поведение, к сожалению, наверно не больше.
- И…? Что ты узнал? – тон, по которому не поймешь, знает ли что-то Ямомото или же нет.
Снова глоток, а затем внимательный взгляд, устремленный на Кьераку, заинтересованный, прожигающий.
- Рассказывай. – Не приказ, но близко, возражения не принимаются. Отдаленное любопытсво, что Шунсуй может сказать по этому поводу. Картина из прошлого, рассказ выученного урока и свои собственные выводы, сделанные после него. Интересно даже какими они буду на этот раз. В мире мало что меняется, но некоторые вещи остаются неизменными.

0

4

Кьераку вздохнул и бесцеремонно опустился на стул с другой стороны стола от сотайчо, размышляя, с чего бы лучше начать.
- Яма-джи, - нужные слова подбирались медленно, уж больно... трудной и неприятной тема была, - вы знали, что Айзен может использовать для создания Ключа не только души людей из Каракуры?
Шунсуй пристально смотрел на учителя. Ну, вы знаете, учитель - это на всю жизнь, даже когда он больше не учит. Бывших не бывает, они всегда остаются таковыми. Даже когда вы почти равны, и ты уже давно не мальчишка, а сильный шинигами со своей, не без лишней скромности, умной головой на плечах.
- Сопоставив найденные данные, я пришел к выводу, что в среднем сто душ людей равны душе одного шинигами, без учета факторов лейтенант-капитан, чьи силы превышают статистику, да и времена изменились с момента написания книги, мы же эволюционируем... Нэ, Яма-джи... Вы знали про это? Если он создаст некую печать, в книге про нее ничего толком не понятно, то Айзен превратит город в бомбу.
Кьераку замолчал, разглядывая окно за плечом у Ямомото. Небольшое обычное окошко. Но смотреть в лицо учителя не хотелось.

0

5

Адская бабочка

В повисшей тишине после доклада Шунсуя о находке, в небольше окошко, куда был обращен взгляд капитана 8-го отряда, впорхнула небольшая черная бабочка, немедля донесшая сотайчо:
- Ямамото со-тайчо, докладывает офицер 13 отряда Кучики Рукия. Предатель Ичимару Гин задержан и доставлен в Сейретей. Мы с Мацумото-фукутайчо ждем дальнейших распоряжений.

0

6

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Ученик лишь подтвердил звание одного из лучших. Шунсуй всегда умудрялся без лишнего шума заглянуть в суть дела и выудить в краткие сроки то, что нужно. Ямамото выслушал, прищурившись, а сеть морщин от этого еще сильнее врезалась в резковатые черты лица. За непроницаемой маской спокойствия и уверенности старик взвешивал про себя все "за" и "против" . Взглянув на сотайчо, сложно подумать, что и его могут одолевать сомнения.
- Печать существует. - Коротко ответил он, немного погодя. Перехватил чашку узловатыми пальцами.
Снова вязкая тишина, посреди которой впорхнувшая адская бабочка со срочным сообщением пересекла кабинет и присела на руку главнокомандующего:
- Ямамото со-тайчо, докладывает офицер 13 отряда Кучики Рукия. Предатель Ичимару Гин задержан и доставлен в Сейретей. Мы с Мацумото-фукутайчо ждем дальнейших распоряжений.
Что ж, рано или поздно он ждал этого. Значит, столкновение на грунте почти завершено. Впервые с тех пор, как в кабинет пришел Кьераку, Ямамото так помрачнел. Неужели Гин так быстро сдался без боя?
- В изолятор. Немедленно. - Резко и строго. Водить предателя по Сейрейтею сейчас ни к чему и опасно - Ичимару Гин способен на что угодно, а упускать возможность получить информацию недопустимо.
Следом была выпущена еще одна бабочка:
- Вызовите ко мне Сой Фонг-тайчо. - Дела не терпят отложки.
Ямамото вновь взглянул на ученика - то ли намеренный уход от раговора, то ли нет. Главнокомандующий всегда знает, что делает.

0

7

Кьераку даже не стал подавлять усталый вздох. Такое щущение, что Яма-джи... стареет. Эта случайная мысль напугала Шунсуя сильно. Шинигами невольно вздрогнул, пристально вглядываясь в фигуру учителя.
Существует, существует! От этого не легче, что делать-то с ней?!
Хотелось вскочить, топнуть, опереться руками на стол и рявкнуть это в лицо Ямамото. Но Кьераку никогда бы так не поступил, и вообще, быть пацифистом гораздо проще.
Только он собрался выдать вежливый и корректный ответ, не выходящий рамки посторенной им маски, как адская бабочка сообщила... Сообщила.
Надо сказать, что реакция у Кьераку была сплошь нецензурная.
Сотайчо отдал довольно разумный приказ, но все же...
- Что дальше, Яма-джи? - очень захотелось вдруг глотнуть саке.

0

8

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Кьераку уже далеко не тот подросток, каким когда-то пришел в Академию столетия назад, это уже взрослый человек, упрямый, надо сказать, и очень умный. Достаточно умный для того, чтобы прослыть в Сейретее лежебокой и разгильдяем, который давно пропил свои мозги. Уж что-то, а слухи, что ходили по родному "гнезду" сотайчо знал прекрасно...
Шунсуй неоспоримо умен, что нашел эту информацию, но так не вовремя. Со-тайчо все сам прекрасно знает, и то, что он, кажется, только и сидит на территории своего первого отряда - не показатель. По расчетам старика Айзену пока не до печати, но упускать оную из поля зрения непозволительно. Если быть точнее, нельзя упускать из вида деятельность вне Общества Душ. Территория Какакуры тщательно патрилируется, но никто не застрахован от ошибок.
- Остынь. Всему свое время, - отрезал старик. Мысли от печати уже ушли, возвращение этого вздорного и вечно достовляющего проблемы мальчишки, Ичимару Гина, занимало Ямамото гораздо больше. - Я подумаю над твоими словами, - чуть смягчился он, глядя в нахмуренное лицо ученика. - А пока можешь идти. - Тон, которым это было произнесено, не допускал возражений.
После этого он как будто забыл о существовании Кьераку, и, вызывав одного из рядовых, велел придти еще и Кире.
Лейтенант третьего отряда был слишком верен своему бывшему капитану... Это может вызвать ненужные проблемы и смуту в обществе. А сейчас это недопустимо.

0

9

Кьераку Шунсуй знал своего учителя достаточно хорошо, чтобы не беситься от такого ответа. Старик всегда предпочитал как можно дольше уходить от ответа, особенно какого-то важного, но не срочного.
- Я понял, Яма-джи.
Шинигами встал и потянулся. Вернул шляпу на прежнее место и, ссутулившись, неторопливо пошел прочь из кабинета. Скоро это место и так норовило превратиться в столпотворение, если уж вызваны Сой Фон и Кира...
"Интересно, как там мальчик?" - добродушно усмехнулся Шунсуй. "Знает ли он уже про Ичимару..."
Кира Изуру всегда вызывал у него что-то вроде умиления. В чем-то этот золотой мальчик был похож на его Нанао-чан, что, как Кьераку довольно самоуверенно полагал, способствовало его пониманию лейтенанта третьего отряда. Только вот поскольку сам Шунсуй никогда бы не пошел на предательство, то и представить, что Нанао будет делать он не мог. Хотя сейчас у него снова намечается свободное время, можно посидеть и подумать...

--> территория восьмого отряда

Отредактировано Kyouraku Shunsui (2008-12-28 13:50:23)

0

10

Территория девятого отряда =====>

«Не вовремя он вернулся…»- думал Кира и быстро шагал в сторону территорий первого отряда. – «Вот, если бы попозже, тогда, может быть, все было бы проще. У всех бы уже зажило…»
Когда Кира проходил практику в четвертом отряде, он часто просил Унохану-тайчо рассказать о его родителях: какими они были, что делали, как погибли… Какие-нибудь истории, ничего незначащие факты, что угодно. Она, как и дед, отказывалась. Говорила только: «Если болячку постоянно сковыривать, рана никогда не заживет». Кира это запомнил и больше не вспоминал о родителях.
«Матсумото-кун, ей намного тяжелее чем мне… А Момо – очень расстроится… Еще отряд… Кто-то может разозлиться… Взять хотя бы Коизуми. Она наверняка скажет что-то вроде: «И как у этого предателя хватило наглости вернуться в Сейрейтей!?». Кто-то загрустит, растеряется… Савада, к примеру. Он им очень восхищался… Если бы только немного попозже, было бы проще…»
Всю дорогу к генералу Ямамото-Генрюсаю, Кира замечал дурные предзнаменования. Вот, например все, встречающиеся ему на пути, идут вниз. Он - единственный, кто идет в противоположенную сторону, наверх. К тому же, у всех проходящих мимо шинигами были сплошь унылые, серьезные лица. Солнце скрылось за тучами. Окружающий мир стал каким-то блеклым и серым – таким, должно быть, его видит человек, который вот-вот тяжело заболеет.
Вскоре Кира уже стоял перед дверьми в кабинет сотайчо. Было страшно. Нельзя сказать, что последний разговор с Ямамото-Генрюсаем доставил Кире море удовольствия и радости. Пропесочил – это слово ярче всего характеризовало суть их последней беседы. Эта, впрочем, тоже не сулила лейтенанту третьего отряда ничего хорошего.
«Надо успокоиться, надо взять себя в руки. Так нельзя. Спокойствие…»
Глубоко вздохнув и задержав дыхание, Кира постучал в дверь. Еще один вздох – и, вновь затаив дыхание, он потянул за ручку и вошел. Кира остановился в нескольких дзе от стола генерала.
- Лейтенант третьего отряда, Кира Изуру, - отрапортовал шинигами, сопроводив это вежливым полупоклоном. – Вы хотели меня видеть?

Отредактировано Kira Izuru (2008-12-29 02:37:18)

+1

11

Тюрьма ------------------->

Конечно Ямамото-со-тайчо не давал никаких указаний помимо распоряжения доставить Гина в тюрьму, однако Рангику была твердо уверена в том, что ей следует немедленно явиться к главнокомандующему и доложить о произошедшем в Каракуре.
Причем как о пленении Ичимару, так и о разговоре с Урахарой.  Девушка вполне отдавала себе отчет в том, что информации получено крайне мало, и скорее всего Ямамото Генрюсай уже давно в курсе способностей Хогиоку, о которых ей поведал хитрый изобретатель, но их с Тоширо задания никто не отменял.
"Хитсугайя-тайчо наверняка сразу бы направился на территорию 1-го отряда с докладом, так что мне, как лейтенанту, следует поступить также, " - молодая женщина решительно двинулась к кабинету со-тайчо, однако, почувствовав реацу Изуру, застыла около массивной двери, - "Стоит подождать приглашения, мое присутствие наверняка уже заметили." Желания вмешиваться в разговор, который сейчас происходил в кабинете, не возникло не смотря на то, что она искренне сочувствовала стоящему перед главнокомандующим лейтенанту. 
Прислонившись к стене, девушка скрестила руки на груди и принялась ждать: "Неудивительно, что Изуру вызвали в такое время, думаю, весь Сейретей сейчас гудит, как разворошенный пчелиный улей".
Мацумото прикрыла глаза, отгоняя подальше непрошеные воспоминания о детстве.

0

12

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Кьераку всегда был порывистым мальчиком, дерзким и своевольным. Ничего удивительного в сегодняшнем небольшом проишествии... Ямамото вздохнул, невольно вспоминая, каким был ученик во времена Академии. Каким стал сейчас... Только внешность и изменилась, века оставили свой след.
Сотайчо покачал головой, отгоняя лишние мысли. Предаваться воспоминаниям о прошлом - сейчас непозволительная роскошь и блажь, у него нет на это права. Гораздо более важно то, что из двенадцатого отряда не поступало никаких докладов - до сих пор, хотя Ичимару уже довольно давно привели. Если мальчишка опять увлекся своими экспериментами, - Ямамото чуть нахмурился, - отдам под суд за неположенное поведение в условиях военного положения.
К тому же... еще был вопрос того, как поведет себя Кира Изуру. Мальчик ведь был фанатично предан своему капитану, как он поведет себя в сложившейся ситуации? Ичимару - хитрая лиса, наверняка все это было сделано неспроста.
Мысли - материальны, так учило одно генсейская вера, кажется? Ямамото чуть кивнул вошедшему лейтенанту третьего отряда, глядя на него соверешнно будничным взглядом, как будто вызвал для сбора ежемиесячной документации.
- Кира-фукутайчо, вы слышали о произошедшем? - не дожидаясь ответа, он продолжил, - сможете ли вы должным образом пережить это? Как вы понимаете, я рассчитываю на то, что, - ваша характеристика в личном деле очень хороша, Кира-фукутайчо, - вы отдаете себе отчет в том, что и кто это.
Одновременно с появлением в его кабинете Киры на территории первого отряда вознакла реяцу Мацумото Рангику. Ну хоть кто-то пришел с докладом.
- Когда будете выходить, пригласите ко мне Мацумото-фукутайчо, - распорядился Ямамото.

0

13

Генерал Ямамото-Генрюсай, не теряя времени даром, сразу же перешел к основной теме разговора. Как и ожидалось, она касалась возвращения бывшего капитана третьего отряда. Не удивительно.
«Ну да, сотайчо об отчетности в третьем отряде говорить с тобой не станет…» - уныло подумал Кира.
Еще неделю-две назад, если бы кто-то посмел вот так унизить его достоинство, усомниться в его стойкости или преданности Готэй-13, он бы немедленно закричал: «Да что вы смотрите на меня так, как будто я сделал что отвратительное?! Что вы, сомневались когда-нибудь в своем капитане?! Вы бы не пошли за ним?! Нет здесь ни одного лейтенанта, который бы сделал по-другому…»; а потом бы отыскал Матсумото Рангику и излил бы ей свои злость и расстройство в каком-нибудь захудалом кабаке Сейрейтея – она всегда его слушала, никогда не осуждала и не жалела. Но теперь ему было совершенно безразлично. Пусть говорят и думают, что угодно. Отчасти он даже сочувствовал сотайчо. У того в подчинении слишком много шинигами, слишком много дел требуют его личного внимания; ничего удивительного, что он так невнимателен к нему, так плохо знает его характер. Непростительное упущение для хорошего руководителя.
- Я слышал, что предатель Ичимару Гин был схвачен и доставлен в Сейрейтей, - произнес лейтенант третьего отряда. Немного механически, заученно, как будто долго репетировал эту фразу перед зеркалом. Он последнее время всегда говорил так, когда дело касалось его бывшего тайчо. – Говорят, сейчас он находится в тюрьме.
Кира очень устал за сегодняшний день. Он хотел только одного: чтобы его наконец оставили в покое; но нет, опять завели свою волынку. А ведь у них уже был подобный разговор сразу после ухода Ичимару в Уэко Мундо, и все, что он мог сказать генералу Ямамото, уже было сказано ранее.
«Ничего не поделаешь…» - вздохнул он про себя.
- Сегодня я нашел записку от него, оставленную перед уходом. В ней был намек на то, что он вернется в Сейрейтей, - продолжил шинигами, удивляясь ровному тембру своего голоса. – Не знаю, насколько эта информация может быть полезна, но в данных обстоятельствах я считаю необходимым вам доложить.
«Хорошо, что Матсумото-кун здесь. С ней все в порядке… Побыстрее бы все закончилось…»
- Я не могу, к сожалению, предоставить вам оригинал. Я порвал ее. Мне тогда показалось, что это неважно. Примите мои глубочайшие извинения, - Кира сделал низкий, красивый поклон и застыл так. - Я был очень поспешен.

Отредактировано Kira Izuru (2009-01-18 19:15:55)

0

14

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Ямамото нахмурился. Ичимару всегда был проблемным ребенком, неполушным и непоследливым. Умный, правда, этого сотайчо отрицать не мог. Кто бы мог подумать, что такой двуличный челвоек сможет обрести столько преданных людей? Старик сомневался, что Кира вот так вот просто сможет забыть все, что у него было к капитану. Надежда - глупое и недозловенное чувство.
- Ичимару Гин находится в тюрьме, - отрезал Ямамото. - После того, как Куроцучи-тайчо изучит его тело, предатель будет переведен в карцер третьего отряда для допроса и дальнейшщего азключения. Вы отвечаете за него головой, Кира-фукутайчо.
Он помолчал.
- Я подозревал что-то такое, - наконец, ответил сотайчо. - Ичимару любит играть, - на этом Ямамото посчиталсвой ответ более чем исчерпывающим. Он и так слишком разговорчив сегодня.
- Вы доложили. Это главное. 
Ты еще молод и горяч, мальчик, - с досадой подумал шинигами.
- Можете быть свободны, Кира-фукутайчо.

0

15

У Киры в голове словно закрутилась детская бумажная игрушка-вертушка, от стрекота которой все слова Ямамото-сотайчо теперь напоминали тихие далекие хлопки толи от раската грома, толи от праздничного фейерверка.
«Почему именно третьему отряду? Почему нам? Почему не какому-нибудь другому… Ладно, пусть не пятому, не девятому… И не седьмому, не десятому, пожалуй… Но почему, например, не восьмому? Их меньше всего затронула эта история… Почему нам? Я отвечаю головой… Да как я смогу… Это несправедливо! Неправильно! Вы что, не верите мне?! Хотите проверить мою преданность? Да ладно я, это неважно… Но зачем весь отряд… Они здесь все не при чем!…»
Лейтенант третьего как-то разом полинял, осунулся: будто в нем выгорели все краски. Хотелось заорать и разбить что-нибудь, грохнуть чем-нибудь об пол, разнести все Сообщество Душ вместе с Ичимару, с сотайчо и прочими шинигами вдребезги и пополам… Или же, наоборот, забиться в угол, спрятаться, не отсвечивать. На худой конец, можно было попробовать укрыться под одеялом с головой – Кира всегда так делал в детстве, когда у него случались неприятности. Примерно лет в десять он понял, что это никогда не поможет, но все же от этого каким-то волшебным образом становилось легче и спокойнее. Можно было на некоторое время забыться, расслабиться, просто подремать или предаться каким-нибудь бесполезным глупым мечтаниям о том, о сем… Еще иногда приходила его мама, говорила что-нибудь ласковое, успокаивающее, ободряющее. Но сколько бы шинигами не желал, чтобы мир прямо сейчас прекратил свое существование, мечты оставались мечтами. Это до острой боли в зубах раздражало Киру, но здравый вывод «ничего не поделаешь» в очередной раз оказался решающим.
«Ничего не поделаешь. Как умеем, живем дальше…» - вздохнул про себя Кира. Эта вспышка, не продлившись и полминуты, закончилась так же быстро, как и началась. Ушла злость, ушла обида, ушла жалость к себе. Стало только очень-очень грустно. Самбантай фукутайчо в который раз убедился, что погоду предсказать невозможно. Особенно на сердце. Сезонные ливни уже закончились, гром и гроза прошли, сейчас там резко холодало и начинался снегопад.
- Будет исполнено, - немного невпопад сказал Кира, затем он в очередной раз официально покланялся и вышел из кабинета сотайчо.
«Там ждет с докладом Матсумото-кун…»
Лейтенант десятого отряда спокойно стояла немного в стороне от двери. Глаза у нее были закрыты. Кире показалось, что шинигами очень расстроена. Хотя, возможно, это были всего лишь его домыслы. По настоящему опечаленному человеку все кажется таким же унылым, как и он сам.
- Рангику-сан, - тихо позвал ее Кира. В мыслях он мог звать ее как угодно ласково и дружески, однако в настоящей жизни не решался. Фукутайчо третьего это казалось просто непозволительной дерзостью. – Все будет хорошо.
Он улыбнулся. От мысли, что он, Кира, сейчас пытается утешить и подбодрить Матсумото, стало как-то очень смешно и весело. И улыбка не вышла натужной.
«Дурак…» - оборвал Кира сам себя. Быть таким непозволительная роскошь. – «Ты кого сейчас убеждаешь!?… Никого кроме себя, по-моему».
- Генерал Ямамото-Генрюсай ждет вас, - в своей обычно манере продолжил самбантай фукутайчо. – Вы можете войти.
«У нее хватит решимости, не то что у тебя…»

Отредактировано Kira Izuru (2009-01-24 19:11:17)

+2

16

Двери едва слышно открылись, выпустив из недр кабинета грозного со-тайчо одинокую фигуру. Мацумото не увидела, но почувствовала присутствие Киры рядом, и на нее тут же повеяло чужими сомнениями и печалью. На какое-то мгновение ей показалось, словно в теплом летнем воздухе разлился противный ненавистный запах полыни - она умудрилась хлебнуть его полной грудью, - и стало уже невозможным сохранять видимость спокойной невозмутимости, пряча себя за сомкнутными веками.
Пока лейтенанта 3-го отряда не было рядом, шинигами еще могла заставить себя сосредоточиться на произошедшем в Каракуре - перед докладом главнокомандующему следовало внимательно проанализировать все случившееся, перебрать в уме любую, даже самую несущественную или неприметную мелочь. Девушка улыбнулась и, собрав силы, глянула на несчастного Изуру, постаравшись, чтобы в ее взгляде не осталось места грусти.
- Да, все будет просто замечательно, - захотелось провести рукой по пшеничной шевелюре, взъерошив ее, но Кира к тому времени уже взял себя в руки и вернулся к официозу, от которого он мог избавить только во время их совместного отдыха за бутылочкой саке, - Спасибо.
Она и сама не поняла, за что поблагодарила юношу: то ли за приглашение к Ямамото, то ли за молчаливое понимание и поддержку.
- Ты, если сегодня будет свободное время, заходи вечером, - легкомысленный голос, отрепетированный до мельчайших правдоподобных мелочей, - это так легко, - Отдохнем от трудов праведных.
Подмигнуть и, не дожидаясь ответа, дернуть на себя дверь, шаг - и серьезный почтительный поклон.
- Лейтенант 10-го отряда Мацумото Рангику. Разрешите доложить о произошедшем в Каракуре.

0

17

ООС: бред в общем, гомене.

«Сильная… Как Амэ-но Удзумэ*, только еще сильнее…», - подумал про себя Кира, прекрасно понимая, как не подходит лейтенанту десятого этот ярлык, и все же с их первого разговора по душам во время той самой памятной попойки он, обезоруженный широтой ее сердца и узостью собственного, никак не мог придумать для нее другого.
- Спасибо за приглашение, Рангику-сан, - негромко сказал Кира и низко покланялся вслед входящей в кабинет сотайчо Матсумото. – Я приду.
«Она всегда так добра ко мне… Наверное не нужно было так серьезно…»
Но отступить, спрятаться за толстой стеной холодных официальных фраз – для Киры, как он сам считал, это была единственная возможность сохранить то немногое, что от него отсталость: чем больше лейтенант 10 отряда Матсумото Рангику для него значила, тем меньше Кира старался это показывать – иначе, скажите на милость, что ему делать, когда она вдруг уйдет? А это случится рано или поздно. Все уходили. Мама и папа очень давно, дед несколько лет назад, Хинамори как-то все время говорила только о своем ненаглядном капитане Айзене, Ичимару – шинигами которым Кира восхищался, которому был предан, из-за которого отказался от службы в четвертом отряде и перешел в боевые… Последний не просто ушел, он предал. Не сдержал слово… Его «Обещаю, я не трону ее» о Момо, некстати всплывшее в памяти, жглось, как раскаленная хибати**, когда прикладываешь к ней голую руку.
- Хинамори-кун… - вслух произнес шинигами, медленно шагая прочь с территорий первого отряда. Вокруг никого не было, и его не могли услышать.
«Когда она узнает, ей будет очень-очень нехорошо…»
Лейтенант пятого отряда совсем недавно пришла в себя после тяжелого ранения. Но ее выздоровление касалось только физического тела… Для Киры, впрочем как и для всего Готэй 13, не было большим секретом, что девушка считает своего Айзена-тайчо невиновным. Она думает, что его предательство – дело рук подстрекателя Ичимару Гина.
- Ксо! – сдавленным шепотом выругался Кира. Не будь это его бывший капитан, он бы уже давно растер ненавистного типа, который посмел обидеть Момо, в порошок, скрутил бы в бараний рог, помножил на ноль и заставил, склонив голову до земли, просить о пощаде. По крайней мере, мысленно.
«Зачем? Я никогда ни о чем не просил… Одна-единственная просьба… Всего одна… Вам было тяжело ее выполнить?… Хинамори-кун… Не нужно было…»
От всего этого из головы Киры летели разноцветные искры, как будто в мозгу кто-то устроил запуск праздничных ханаби***. Он чувствовал, что опять теряет способность рассуждать здраво. Такое уже было, когда он отлеживался в стационаре четвертого отряда сразу после ухода предателей в Уэко Мундо.
«Все, надоело, хватит! Я пойду и все узнаю. Сам».
Если Ичимару не виноват в ранении Хинамори, как мог пытался сдержать обещание или до сих просто ничего не знает об этом, значит и злиться на него не за что. А если же нет… Ну что ж, Кире уже давно пора было расстаться со всеми наивными иллюзиями, которые он питал относительного этого мира. Такое решение дало самбантай фукутайчо немного успокоения и уверенности в себе. Он резко рванулся с места, переходя в шимпо. Времени до попойки у Матсумото оставалось немного, а еще нужно отдать кое-какие распоряжение относительно отряда…

=====> Территория третьего отряда

* Амэ-но Удзумэ – японская синтоистская богиня счастья, любви и радости. Она считается основательницей театрального и танцевального искусств Японии, поэтому ее обычно изображают танцующей или держащей в руках актерскую маску. «Удзумэ» происходит от др.яп. «сильный», «мужественный».
** хибати - японская жаровня, сделана из металла, глины или фарфора. В традиционных яп. домах исп. для обогрева помещений.
*** ханаби – «огненные цветы», яп. название праздничных фейерверков.

Отредактировано Kira Izuru (2009-01-30 20:44:13)

+4

18

--------------------------------------------> Штаб 2ого отряда.

Сой Фон стремительно неслась по улицам Сейрейтея, подобно взбесившемуся торнадо, заставляя вздыматься за собой листы отчетов, подобно клубням пыли, невнимательных шинигами неосмотрительно оказавшихся на пути капитана второго отряда. Стоит ли удивляться, что девушка легко входила в экстремальные повороты, оставляя после себя возмущенные возгласы с примесью истерических ноток замешкавшихся шинигами.
Полы хаори безысходно отдались в безжалостной власти ненасытных рук ветра, так и норовившего снять легкую ткань с обманчиво хрупких плеч Сой. Такой приятный, привычный хаос в волосах, своенравный ветерок и тут приложил свои усилия. Ну что тут поделаешь? Пальцы ног вновь отправляют тело девушки в неравную схватку со временем, с ошеломляющей легкостью и хирургической точностью выполняется акробатический этюд и она приземляется на одно колено у контрольного поста на входе на территорию первой дивизии. Ее силуэт виден лишь какую-то секунду, стоит ли говорить, что шинигами на заставе озадаченно потупился в сторону исчезнувшей фигуры.
Оставшееся расстояние Сой Фон быстро преодолела, словно ягуар в один затяжной прыжок. Вот перед ней постепенно вырастают массивные двери с Кадзи посередине и символикой Готея 13и.
Совсем рядом чувствовалось удаляющееся реяцу лейтенанта 3го отряда. – Хм...Что он тут делал? Разве, что...Не нравится мне это. – Угрюмая морщинка лишний раз оставляет хмурый отпечаток на серьезном лице капитана. По мере приближения к кабинету со-тайчо Сой все больше убеждалась в том, что Гин тут...Оставалось загадкой: Почему Исследовательский отряд молчал, если предатель был в Каракуре? Почему внешняя разведка до сих пор не информирует?  Адекватный ответ лишь один: им приказали молчать и не разглашать информацию о захвате предателя и теперь о его нахождении в Обществе Душ, понятно, что эти меры временны. Если же нет, тогда в общую картину не вписывались эти двое, посетившие обитель первой дивизии, вызванные самим Главнокомандующим. Они однозначно негласно были под наблюдением спец отряда. Кира без объяснений попадал в особую категорию, Рангику из-за бывших(!) отношений с экс капитаном.
- Всегда, рано или поздно все тайное станет явным, - Сой резко останавливается перед дверью кабинета. Ветер привычно растрепал уже успевшие опуститься вдоль лица волосы девушки, буквально на секунду опоздав за ней. Пальцы привычно поправляют торчащую в разную сторону челку. Твердый уверенный шаг, она без стука входит вовнутрь. Холодный пронзительный взгляд черных очей цепко прошелся по личику Матсумото и устремился на Главнокомандующего. Последняя ее фраза изрядно облегчила головоломку, ясность же ситуации не заставит себя ждать...- Лейтенант тут неспроста...Рапорт явно не об удачном убийстве пустых...Значит...Все же...предатель...Ирония судьбы...- Голова склоняется в приветливом поклоне:
-Soi Fon-taichou по вашему распоряжению прибыла.

Отредактировано Soi Fon (2009-02-01 04:33:09)

+1

19

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Сотайчо взглядом проводил Киру до тех пор, пока за худощавой фигурой не захлопнулись массивные двери. Тяжело мальчишке. Генрюсай был в этом уверен, исходя из характера Изуру и его отношения к бывшему капитану. Пусть лейтенант и был так мягок, но в нем был свой стержень, иначе Ямамото не доверил бы ему столь тяжкое поручение. А прятать Киру от Ичимару, тем самым избегая встречи, глупо – опасности и страхам нужно смотреть в лицо. Что нас не убивает, то делает сильнее.
Остаток чая в чашке уже давно остыл, еще с момента ухода Кьераку.
Новый стук дверей – Мацумото Рангику вошла в кабинет почти сразу после Изуру. Доклад после такой битвы может иметь огромное значение, возможно, и для всей политики Сейрейтея в дальнейшем.
- Докладывайте, Мацумото-фукутайчо. – В его голосе всегда был официоз, но знающие сотайчо давно, умели различить среди этого официального тона и отеческую заботу. Старик серьезно смотрел на лейтенанта 10-го отряда.
Еще несколько секунд – и явилась вызванная Сой Фонг. Скорости в исполнения приказов этому капитану было не занимать. Что ж, то, что еще одна пара ушей услышит доклад с грунта – допустимо, данную информацию в любом случае придется огласить на ближайшем Собрании капитанов.
Едва заметном кивком головы Главнокомандующий поприветствовал обеих девушек.

0

20

Быть лейтенанта одного из отрядов Сейретея, безусловно, большая честь, однако вовсе не такая приятная должность, как зачастую полагают многие новобранцы и даже некоторые младшие офицеры, кто из них хотя бы раз в мечтах не оказывался на ее месте. Только вот они совершенно забывали, что в обязанности обладателей лейтенантских знаков входят не только боевые задания, но и скучная кропотливая бумажная работа, а за право отдавать приказы расплачиваешься грузом ответственности - ведь ошыбку может совершить каждый.  И помимо всего прочего время от времени приходится присутствовать на  собраниях цвета Готея-13 - капитанов, и конечно самое трудное - представать перед лицом грозного со-тайчо.
В такой ситуации уже приходится думать о каждом оброненном слове, потому, поклон поклоном, но Мацумото изо всех сил старалась понять, какое же сейчас настроение у главнокомандующего, и, как всегда, потерпела сокрушительное фиаско - за сонмом морщин могли скрываться абсолютно любые мысли: от размышлений о судьбах всех шинигами до мечтаний о вечернем чаепитие.
Еще одна персона в белом хаори порывом ветра ворвалась в кабинет Ямамото. "Мне сегодня просто крайне везет на встречи с высшим составом Готей-13, причем как с нынешним, так и бывшим," - Рангику, склонившись в очередном поклоне, незаметно перевела дыхание, почему-то она не горела желанием начинать доклад в присутствии Сой Фонг, однако перехватив  кивок, адресованный со-тайчо им обеим, с огорчением поняла, что Ямамото Генрюсай вознамерился выслушать ее в присутствии Сой Фонг.
- По вашему приказу мы с Хитсугайей-тайчо,- гладкие выверенные слова ровно потекли, образуя подробный доклад. Возникало такое ощущение, словно шинигами читает его по бумаге. Безэмоционально и почтительно. Она коротко обрисовала ситуацию в магазине Урахары, стараясь дословно передать слова изворотливого Киске. Потом встречу с арранкарами и Гином.
- В настоящий момент арестованный был препровожден в тюремный блок, - девушка на мгновение остановилась, всем своим видом показывая, что закончила рассказ, однако затем заколебалась, - Ямамото-со-тайчо, перед тем, как мы вошли в секаймон, я почувствовала присутствие в Каракуре странной реацу. Она не была похожа ни на реацу шинигами, ни на реацу арранкаров. И источников этой силы было несколько.
Она еще раз с сомнением глянула на главнокомандующего, сомневаясь в важности своей последней не слишком уверенной реплики.
"Как бы он не посчитал меня паникершей или еще кем-то похуже."

Отредактировано Matsumoto Rangiku (2009-02-08 12:47:45)

0

21

Пы.сы.: *чуть раздраженно, но все же сдержанно* Имя Сой Фон пишется с буквой “g”, только в английской транскрипции, что указывает на закрытый слог, т.е. дает звучание “о” в фамилии. В русской же версии, пишется Сой Фон, без “г”, впредь, будьте внимательны к именам игроков -_-.

Взгляд капитана устремлен на старое испещренными морщинами лицо со-тайчо: чуть ниже переносицы. Не прилично смотреть собеседнику прямо в глаза - это могут счесть как знак не уважения, либо же за пресловутую угрозу. Паутина морщин, богато украшающая лик Ямамото, неаккуратными линиями сковывала мудрость невозмутимых глаз, накопленную веками. Для молодого  капитана он был чем-то незыблемым, абсолютным, всегда поступающим правильно, не знающим ошибок, тень грусти терзаний, разрывающих грудную клетку на части, туман сомнений.
Девушка замерла, словно ледяная скульптура холодной зимой морозным январским утром, в нескольких шагах, как всегда, по правую руку от главнокомандующего отрядами Готея 13ти. Почти сразу начался доклад. Из уст златовласой девушки полился отчет о задержании преступника, щедро даря звенящей тишине свой голос, отражавшийся от стен кабинета и клеймом оседавший в сознании Сой.
По венам разливалась, одурманивая разум немая ярость, она становилась все сильнее и сильнее, она становилась  неуправляемой, с каждым неаккуратным, неосмотрительным упоминанием имени предателя, с каждым ее словом этого чертового отчета. Многолетняя выдержка все же сыграла свою спасительную роль… Внешне ее эмоции никак не проявлялись…Сой всего лишь сжала кулаки… сильно… до обеления костяшек… боль… физическая, вышибла порывистые, необдуманные решениями, она дала сил дослушать доклад до конца… Лучше бы этот доклад обрел свой логический конец до упоминания неприятного инцидента с Вайзардами.
Йоруичи, убежавшая 100 лет назад спасать полушинигами-полупустых существ, ничего не сказавшая, не объяснившая, застыла в болезненных воспоминаниях, словно сошедшее Божество с икон Индусских храмов, а разум все еще помнит объятья психоделической агонии, истязавшей тело. Ту девочку из прошлого не переубедишь, что ее пытались защитить, оградить, спасти от системы. Ей тогда было не понять простой истины: ради близкого человека сделаешь все и больше… А она бы с упертостью танка проорала, срывая дрожащий голос от истерик: “Да к черту такую защиту!!!! Я лучше умру!...” В закрытом отряде теней Сой Фон банально не допустили до такого уровня информации, а узнав, ее просто технично убрали бы сослуживцы, если даже не они, то по приказу Совета 46.
Даже получив детали происшедшего инцидента, став капитаном, Сой не смогла простить предательство своего сенсея, слишком было больно, горько, одиноко, жестоко по отношению к самой себе, не хотелось поначалу в это верить… отрицание… время как оказалось, не лечило, а лишь притупляло сжигающую сердце боль.
Сой Фон стояла, замерев каменным изваянием, словно в оцепенении тех старых времен, глаза как будто бы остекленели, они не моргали. Это длилось какие-то секунд тридцать, а для девушки казалось, что вся ее жизнь пронеслась на бешеной скорости.
- Какой тюремный блок? – вопрос прозвучал резко, отрывисто, нетерпяще, и неожиданно для нее самой. Слова, касающиеся Вайзардов, она опустила - это засекреченная информация. Это лейтенанта не касается и не имеет к ней никакого отношения, если Ямамото прикажет, то Сой Фон введет Матсумото в курс дела, но не более того.

Отредактировано Soi Fon (2009-02-23 12:21:46)

0

22

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Главнокомандующий уловил тень сомнения на красивом лице лейтенанта 10-го, но не сказал более ни единого слова, только жилистая рука мягко приподнялась со стола, показывая этим жестом, чтобы Рангику не терялась в сомнениях, а продолжала. Как главе омницукидо, капитану 2-ой дивизии зачастую поручались секретные спецзадания Готей-13, потому в представленном докладе не было ничего, о чем бы не была осведомлена Сой Фон. К тому же, сотайчо был приверженцем обстановки доверия среди состава Готей,  особенно в такой напряженной обстановке, как сейчас. В свое время недоверие привело даже Шинджи к тому, что Айзен обвел его вокруг пальца.
Ямамото внимательно слушал доклад Мацумото, с каждым словом его, и без того уставшее, на первый взгляд, лицо становилось мрачнее. Как результат, никакой определенной информации от Киске – в духе коммерсанта. Внезапная битва. Еще по сообщению Исследовательского отдела, противником выступила Эспада, а некоторые были вовсе из первой тройки. Чего этим добивался Айзен? Продемонстрировать свою силу? Запугать? Дерзкий мальчонка – такие мысли проскальзывали в седовласой голове, заставляли выстраивать по несколько стратегий сразу, чтобы всегда быть начеку перед лицом противника. А Гин? Не очередная ли уловка? Не пройдет. Общество Душ тоже не дремлет.
- Ямамото-со-тайчо, перед тем, как мы вошли в секаймон, я почувствовала присутствие в Каракуре странной реацу. Она не была похожа ни на реацу шинигами, ни на реацу арранкаров. И источников этой силы было несколько.
«Хм, стало быть, они тоже пришли в движение».
Из того, что докладывала разведка с генсея, было только то, что вайзарды не вступали в контакт с арранкарами - это уже говорило о том, что те все еще придерживались старых принципов. Но информация о бывших шинигами после инцидента 100 лет назад старательно умалчивалась и по сей день, а этих восьмерых будто вычеркнули из истории Общества Душ, оставив яркие следы только в памяти тех, кто их знал. Как они выжили, какую силу сумели обрести – на все закрывали глаза.
Однако история бережет неожиданные повороты для своих участников, давая ступить на новый, а порой, неожиданный этап развития, где суждено либо стереться старым конфликтам перед лицом одного врага, либо наоборот: вступить в двустороннюю войну. Но последнее, как считал Генрюсай, сулило заведомый провал.
- Какой тюремный блок? – Вопрос молнией вспарывает наступившую тишину, заставляя Ямамото перевести взор на капитана 2-го отряда. Он понимал, но не одобрял такой нетерпеливости. На этот вопрос он позволил ответить самой рыжеволосой девушке.
- Мацумото-фукутайчо, в каком состоянии находится капитан Хицугая? – Главнокомандующий обязан знать о состоянии своих подчиненных.

0

23

Тишина повисшая в воздухе после того, как лейтенант 10-го отряда закончила свой доклад, продлилась недолго - Сой практически мгновенно и с некоторой резкостью отреагировала, выстрелив в Рангику вопросом о месте содержания Ичимару.
"Конечно ее в первую очередь будет волновать нынешнее нахождение Гина. Вот только интересно, кто будет заниматься его допросом. Неужели она лично за это возьмется?" - голубые глаза на секунду затуманились, однако девушка не задержалась в ответом и ровным голосом произнесла:
- В настоящее время Ичимару Гин находится в тюремном блоке 10-го отряда, капитан Сой Фон.
"Почему-то мне кажется, что она только что была чем-то взволнована. Неужели чем-то услышанным от меня? - внешне сохраняя спокойствие, Рангику осторожно поглядела в сторону капитана 2-го отряда. По всем признакам Сой выглядела деловито-серьезной, собранной и, по своему обыкновению, готовой к активным действиям, поэтому шинигами отбросила свои догадки в сторону - в конце концов интуиция может подвести любого.
"Хотя даже если я и сказала что-то заинтересовавшее Ямамото-со-тайчо или Сой Фон-тайчо, вряд ли они посчитают нужным поделиться со мной," - никто во всем Сейретее не считал внешне легкомысленную представительницу 10-го отряда наивной простушкой. А если и питал подобные иллюзии, то она быстро рассеивались после непосредственного общения с рыжеволосой шинигами.
Так что девушка прекрасно отдавала себе отчет в том, что всегда была, есть и будет информация, не предназначенная для широкого круга лиц, и даже статус лейтенанта не гарантирует стопроцентного допуска ко всем секретам Готея-13. Да она и, честно говоря, никогда не стремилась прыгнуть выше головы, предпочитая просто выполнять приказы руководства.
- Хитсугайя-тайчо, - небольшое замешательство вылившееся в короткую паузу, в течении которой молодая женщина постаралась собрать воедино, в общую картину все крупицы информации, которыми она обладала о своем капитане, - по последним данным находится на территории 4-го отряда. Согласно информации, предоставленной Уноханой-тайчо, его состояние некритическое, и в скором времени он сможет вернуться к исполнению своих обязанностей.
"А я вместо того, чтобы навестить капитана и удостовериться, что он действительно скоро встанет на ноги, проторчала у дверей главнокомандующего в ожидании своей очереди."
- К сожалению, я не могу ничего больше добавить о его состоянии. Приношу свои извинения, Ямамото-со-тайчо.
Рангику снова почтительно склонилась перед величественным старцем.

0

24

К концу отчета лейтенанта 10-ого отряда угрюмое, уставшее от рутины дня, угловатое лицо главнокомандующего подернулось тенью суровости. Цепкий взгляд молодого капитана, неаккуратно царапающий слегка ссутуленный стан со-тайчо, не мог не заметить мрачность задумчивого лика Ямамото, несмотря на встревоженный разум. Быть может, причиной той тревоги ее бывший капитан, быть может, старая кровоточащая душевная рана, щедро одаренной клеймом памяти заботливой Йоруичи-сама… Палка о двух концах, незатейливый ремесленник кузнеца судьбы не поскупился на материал для этого шедевра, щедро взяв – Богиню Скорости…Что бы то ни было - все это в прошлом, но оно возвратилось отвратной поволокой, подобно долбанной кольцевой композиции в захудалой второсортной пьесе приезжего провинциального поэта. От которой не избавишься, не посмотрев ее в прохудившемся театре…Память же трепетно хранит этот роковой момент предательства самого дорогого человека…теперь уже прощенного…ТО, что не убивает нас – делает сильнее…
Впрочем, замечать разного рода детали - это одна из составляющих ее профессии. Зрение, осязание, чутье ловит все элементы на уровне рефлексов, сродни с физиологической способностью человеческого тела как глотать, заботливо с любовью вбитых в подсознание маленького хрупкого ребенка - шиноби в нежном чувствительном детстве.  Теперь эта женщина превосходная машина для ведения спец операций, разведки, убийств, выросшая в клане, специализированном на казнях и убийствах. Лишь один значительный недостаток - нестабильная психика, тщательно скрываемая за маской холодности, невозмутимости, надменности и наплевательства. Чувствам и всякой человеческой семантики нет места в мире ниндзя, не так ли? Немаловажную роль сыграл и вековой опыт, щедро одаривший ее некой подобием сдержанности.
Сой Фон услышала более чем достаточно, для того, чтобы вынести вердикт не в пользу Ичимару Гина. Ее приоритеты очень просты, в данном случае – предатель – это приговор. Он предал Готей 13, он наплевал на ответственность, обременяющие капитанские плечи, он предал веру своего отряда, что страшнее глупой смерти капитана на какой-либо миссии. Для него нет оправданий. Он не достоин понимания, ведь понять - значит простить. Это не приемлемо для задумчивой девушки сейчас стоящей пред взором очей главнокомандующего, хотя ей знакомо это чувство, и оно так больно царапает душу, именно сейчас.
-Занпакто изъято, его реяцу чем-то подавлено…С чего бы это?…хм…надолго ли? – укоризненно сведенные брови лишний раз оставляют хмурый отпечаток на привлекательном личике капитана. - Хитрая уловка, - в уме ставится галочка напротив графы – осторожность, - и провести инструктаж шиноби перед переводом преступника в апартаменты 2ой дивизии, чтобы он ни задумал, в любом случае, его бренный отдых должен продолжиться в камерах строгого режима содержания 2го отряда. Также нужно отправить запрос с распоряжением в Исследовательский Институт…пусть разбираются, что с его реяцу…- Руки умиротворенно скрещиваются на груди, веки слегка задумчиво смежены, капитан отводит тяжелый взгляд в сторону. У Сой имелось определенно несколько вопросов к этому субъекту несчастного произвола человеческой жестокости в детстве, ведь он – альбинос, не такой как все, а значит – изгой. Остальное пока не волновало встревоженный разум девушки.
- Co-тайчо, - суровый взгляд темных очей вновь устремлен на лицо главнокомандующего, - Ичимару Гина немедленно нужно конвоировать в тюремный блок для особо опасных преступников, находящийся на территории второго отряда. Камеры десятой дивизии не предназначены для задержания преступников такого уровня. Защита жителей Сообщества Душ может быть под угрозой…

+2

25

Ямамото-Генрюсай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

- Достаточно, Мацумото-фукутайчо. Через час объявляю срочное собрание капитанов. Можете возвращаться к исполнению своих обязанностей.  – Подвел черту доклада Ямамото таким объявлением, переплетая узловатые пальцы рук, и отпустил лейтенанта 10го отряда. Сейчас она, скорее всего, поспешит проведать своего капитана - Генрюсай полагал, каково сейчас было Рангику рапортовать о миссии, в то время как Хицугая был практически в критическом состоянии.
Морщины на лбу врезались в кожу еще глубже – со-тайчо обдумывал свои действия на несколько шагов вперед. При таком грузе ответственности, когда на твоих плечах все Общество Душ, любая ошибка может оказаться фатальной.
- Сой Фон-тайчо, преступник находится в камере дивизии, под командованием которой был задержан, - ответил старец на негодование капитана 2го отряда, - помимо 10го отряда, пока за Ичимару Гина ответственность несет 3-я дивизия во главе с Кирой Изуру. Это проверка на прочность. – Огласил недавние мысли главнокомандующий. Не подпускать Киру к Гину, по мнению старика, было бы неразумно: именно сейчас можно как следует разглядеть поведение лейтенанта в такой ситуации, сделав вывод на будущее – достоин ли тот своей должности и вообще звания воина Готей или же сломается под напором чувств. Мера жесткая – Ямамото никогда не отличался мягкостью нрава, - но действенная. Иначе кто знает, чем это может обернуться в будущем.  – Решено, - скрипучий резкий голос, - Ичимару Гин будет допрошен на собрании капитанов, уровень происшествия не терпит дальнейшей откладки и допроса в рамках одного отряда. Вместе с третьей дивизией проследите за безопасностью перевода преступника из камеры до Зала Собраний и также за безопасностью всего мероприятия – даже изъяв занпакто, мы не знаем, что можно ожидать от него, спустя столь долгий срок отсутствия. После допроса предатель будет переведен в соответствующий тюремный блок.
О спецзадании Генрюсай решил сообщить после того, как в кабинете, помимо него, останется только Сой Фон.

0

26

"Вот интересно, какие обязанности имеет в виду главнокомандующий? Мне следует вернуться на территорию отряда и проследить за содержанием Гина? Или же садиться писать рапорт о нашей с тайчо вылазке? А может действительно перестать забивать голову и пойти к Хитсугайе-тайчо, и ну их к меносам эти обязанности! - со старшими по званию на спорят, их не отвлекают собственными сомнениями, не просят разъяснений. Потому как лучше не дожидаться конкретизации распоряжений, а делать то, что кажется правильным тебе. Тем паче Мацумото прекрасно знала о суровости нрава со-тайчо: сейчас Ямамото, услышав все, что она могла рассказать, весьма неоднозначно приказал ей, как одной из подчиненных, возвращаться к делам насущным. И не мешать двум капитанам вести серьезные разговоры во благо Готея-13.
Рангику была совсем не против наконец-то покинуть кабинет, она устала: девушке банально хотелось принять ванну, переодеться, быстро чего-нибудь съесть...подумать. Правда все это стало бы слишком большой роскошью, особенно в тот момент, когда ее собственный капитан находился на лечении в 4-ом отряде. Куда, едва только массивные двери закроются за ее спиной, она незамедлительно отправится. И вовсе не из чувства долга. Хотя лейтенанту и нужно было проверить, в каком состоянии находится Тоширо - ведь собрание капитанов назначено через час, и неизвестно, сможет ли в нем принять участие тайчо 10-го отряда. Хотя, зная его, шинигами не сомневалась в том, что, как только он пришел в себя, юный гений тут же потребовал самого интенсивного и быстрого лечения - у него тоже не было времени. В том числе на слабости и болезни.
- С вашего позволения, Ямамото-со-тайчо, - надо было идти, - "Что-то я сегодня кланяюсь чаще китайского болванчика."
И уходить следовало поскорее дабы не услышать еще чего-то, что она предпочла бы не знать: "Проверять Киру и весь третий на прочность? Зачем? неужели даже теперь есть необходимость недоверия целому отряду, только потому, что его когда-то возглавлял Гин?"
Противнее всего было осознание того факта, что Изуру скорее всего знает об этой нелепой проверке, и скорее всего это отношение задело его чувства. А еще шинигами знала, что никогда не заговорит с лейтенантом 3-го отряда об услышанном сейчас в кабинете со-тайчо. "Меньше знаешь - крепче спишь! И есть у меня такое стойкое ощущение, что наши неприятности в Каракуре только начались..."
Двери приоткрылись, выпуская гибкую женскую фигуру. На секунду застыв, девушка перевела дух, собравшись направиться на территорию 4-го отряда.

Отредактировано Matsumoto Rangiku (2009-02-28 07:57:56)

0

27

Госпиталь-----)

Держась за руку капитана Уноханы, Хитсугая медленно ковылял к территории первого отряда. Уже подходя к расположению дивизиона, парень почувствовал реяцу своего лейтенанта. Парень остановился, и нахмурился.
- Матсумото на территории первого? Что она там делает? - предстать перед подчиненными в таком не лучшем состоянии было неприемлемо, все-таки он капитан, и опора отряда. Даже если это Матсумото, которой он доверят как себе, в таком состоянии она не должна его видеть. да и уходить нельзя было - надо было доложить Со-тайчо о случившимся. Отпустив руку капитана 4-го отряда, Тоуширо пошел к залу собраний на своих двоих.
- Мне уже лучше....дальше я сам - проговорил парень заходя на территории отряда. Врать конечно Хитсугая не умел, да и не было смысла скрывать то что он сейчас все еще не может нормально двигаться. Об этом говорила и неокрепшая походка. Да и то что Хитсугаи пришлось приложить намного больше усилий чтобы открыть массивные ворота первого дивизиона, не говорило ни о чем хорошем, о состоянии капитана.
Удостоверившись, что он вышел из поля зрения капитана Уноханы, Хитсугая наконец облегченно вздохнул и облокотился о первую попавшуюся стену. Состояние юного гения конечно намного улучшилось. но недавний бой и ранение все еще давали о себе знать. причем весьма ощутимо.
- Ксо - постояв так около тридцати секунд, парень направился к кабинету главнокомандующего, придерживая рукой стену, чтобы не упасть. Перед тем как пройти в коридор, который вел непосредственно к кабинету, Тоуширо выпрямился, и вошел, уверенно шагая. Вот уже видно Матсумото. 
- У тебя нет больше дел, кроме как стоять под дверями Главнокомандующего? - серьезно спросил капитан, и скрестил руки на груди, всем видом пытаясь показать что с ним все хорошо. Жаль что  ноги в упор не хотели этого подтвердить и начали подкашиваться, поэтому Хитсугая поспешил облокотиться об ближайшую стену, и придать себе еще более грозный вид.
- Ты доложила Со-тайчо?

0

28

"Странно, это же реацу Хитсгуайи-тайчо! Но как он мог очутиться здесь, на территории первого? Ведь я получила адскую бабочку от Уноханы-тайчо совсем недавно, и он должен был находиться на лечении", - голубоглазая девушка присмотрелась вглубь коридора, ожидая появление своего капитана. По ее мнению, он должен был показаться перед ней буквально через пару мгновений. Однако время шло, а приближающихся шагов все не было слышно.
"Что все-таки происходит? Он передумал идти к Ямамото-со-тайчо?" - вопросы, множащиеся в прелестной голове, так и остались без ответа, и Мацумото уже было собралась двинуться навстречу Тоширо, как он, достаточно уверенно шагая, показался из-за поворота.
Вглядевшись в лицо молодого дарования, она тут же отметила его нездоровую бледность и еще большую хмурость, нежели обычно. "Как Унохана-тайчо отпустила его, если ранение было столь серьезно? Надо было раньше поспешить в больницу, может удалось бы уговорить его остаться на лечении подольше и доверить отряд мне", - однако было поздно уже что-то переигрывать и менять. Тайчо стоял перед ней и задавал вопросы, на которые следовало немедленно дать ответ.
- Да, я только что закончила доклад и собиралась отправиться к вам, Хитсугайя-тайчо, - хотелось добавить что-то в роде "и присмотреть за тем, чтобы вы не перенапрягались", но Рангику понимала, ее слова не произведут сейчас должного эффекта. Тем более, что проницательная особа видела: Тоширо держится на ногах исключительно благодаря своему упрямству, силе воли и устойчивой стенке, на которую он только что достаточно неуклюже оперся, пытаясь придать себе работоспособный вид, - Ичимару Гин в настоящий момент находится на территории нашего отряда. Его доставят сюда к капитанскому собранию, назначенному к проведению через час. Если вы позволите, я могу лично проконтролировать его доставку на территорию 1-го отряда.
Не стоило и рассчитывать на то, что Тоширо решит не присутствовать на столь важном мероприятии. Хотя, честно говоря, больше, чем заниматься транспортировкой Гина,тем более не разобравшись в своих мыслях, Рангику хотелось подхватить маленького капитана под руку и довести его до комнаты с горизонтальной поверхностью, где с почестями и всевозможным уважением уложить спать.

0

29

Хитсугая знал, что от проницательного взгляда его лейтенанта не может ускользнуть настоящее состояние юного капитана. Однако он также знал что Рангику не станет поднимать из этого панику.  оставалось только усмехнуться, насколько хорошо, они друг-друга уже изучили, однако делать этого гений не стал.
- Уже доложила значит... - парень посмотрел на своего лейтенант, Матсумото могла взболтнуть лишнего. Казалось в первый раз Хитсугая решил срыть от командующего некоторые моменты пребывания в Каракуре. точнее один момент, связанный с Куросаки. Парень хотел сначала сам разобраться, что же случилось с временно исполняющим обязанности шинигами, и почему его реяцу резко изменилась во время боя. Оставалось надеяться, что за всеми появившимися арранкарами, бюро исследований и разработок упустила изменение духовной силы Ичиго. Это была одной из причин, по которой Тоуширо сам хотел сделать доклад. Однако существовало еще несколько вопросов требующих решения.
- Ичимару в камерах десятого? Сейчас за ним следят простые офицеры? - не нравилось ему это. Тоуширо был уверен. что у предателя изъяли занпакто, а на шею одели реяцу-подавляющий ошейник, но Гин на то и был лисом, что от него было можно ожидать всего.
Выслушав Матсумото. Хитсугая посмотрел куда-то вниз, стараясь обдумать все случившиеся недавно события. Арранкары не могли просто так появится в Каракуре, также как и не мог гин просто так дать себя поймать, даже не сопротивляясь.
- Ты сделаешь это? - в обычной ситуации, юный гений предпочел бы сам сопроводить Ичимару из своих казарм, в зал собраний, однако любому безрассудству был предел. Тоуширо прекрасно понимал, что в данном состоянии он не сможет сделать ничего против Гина.
- Скорее всего главнокомандующий назначит другого капитана, на сопровождение- а вот этого уже било по самолюбию. Гин был задержан 10-тым отрядом, и он же должен был заниматься пленником до конца.
- Вряд ли Ямамото-со-тайчо разрешит вести Гина простому лейтенанту, но я все равно в этом поучаствую...
- Хорошо. Я приказывают тебе лично сопроводить Ичимару Гина, из камер десятого дивизиона, вплоть до зала собраний капитанов. Матсумото, не отказывайся от приказа ни в коем случае, - Тоуширо прекрасно понимал что, некоторые капитаны будут против этого
А теперь последнее.
- Что именно ты сказала Главнокомандующему о Куросаки? - парень и это не мог упустить из вида. Была возможность того что Рангику тоже ничего не знала об изменении Ичиго. Ведь она ушла в начале схватки....оставалось только проверить это.

Отредактировано Hitsugaya Toushirou (2009-03-07 17:51:19)

0

30

Объявление срочного собрания капитанов было своевременным и необходимым мероприятием. Времени для организации капитанов предоставлено весьма щедро, а для конвоя преступника даже с излишком.
Жизнь – это не волшебная сказка со счастливым концом. Всегда нужно платить за свои ошибки, правых – не бывает, существует разная степень вины. В жизни всегда много трудностей и они еще будут, хочешь ты этого или нет, будут незаметно и будут так ненавязчиво подкрадываться плавной, мягкой, убаюкивающей, кошачьей, грациозной походкой к тебе и шептать, шептать на ухо приятные, успокаивающие, приторные иллюзии, ввергая интуицию в коматозный шок. И как всегда, нрав и гордость будут орать истошным воплем самоподдержки: Жизнь – это улыбка даже когда по лицу текут слезы!!
Лейтенанту десятого отряда явно было некомфортно, это остро ощущалось по ее неровному дрожащему, словно утренняя свежая, холодная роса на кончике лепестка, и учащенному пульсу, ускоряемому свой бег, гонимый изрядным количеством адреналина впрыскиваемым в кровь страхом за своего близкого человека – юного капитана. И как черта следствия, покой быстро снедался и гас, подобно угольку лампады в кромешной тьме.
Сой было на это откровенно плевать, в ее морали не было места сострадания. Она холодна и неприступна, хотя хорошо знает, что такое любить и страдать. Испить раскрывшийся бутон боли еще раз ей не хочется.
- Ясно, впрочем, как я и думала. Предатель под охраной лейтенанта третьей дивизии, все же беспечность, - упрямый взгляд буравит главнокомандующего – проверка … - К тому времени девушка упругой походкой уже покинула кабинет со-тайчо, оставляя за собой молчаливую конфиденциальность.
Совсем рядом чувствовалась робкая и ослабленная реяцу капитана десятой дивизии, поддерживаемая сильной и уверенной Уноханой - тайчо. – Уже здесь. Глупость! – лишний раз хмурый отпечаток проскальзывает на серьезном лице капитана.   
- Я могу немедленно приступить к конвоированию преступника в Зал Собрания капитанов. – уверенный тон голоса шел в унисон с решительным взглядом.
Девушка, не теряя даром времени, достает бланк рапорта об отстранении своего лейтенанта с должности. Она сделала это сама, лично, без посредников, горько и больно, вновь. Она успела привыкнуть к своему лейтенанту…уже бывшему.

Главнокомандующему Готея-13
Ямамото Генрюусаю Шигекуни.

Рапорт

Лейтенант второго отряда и командир Дозорного блока особых сил Омаеда Марейчиё отправляется в добровольную отставку. Будет проживать в Серейте в своем поместье.
Причина – семья.

Дата/Подпись.

Отредактировано Soi Fon (2009-03-07 17:29:46)

0


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Территория первого отряда