Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Тюрьма


Тюрьма

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Место, куда отправляют шинигами, нарушивших правила и законы Сообщества душ. Внешне здание чем-то напоминает казармы, вот только внутри ряды камер за прочными решетками. В каждой камере есть небольшой стул и узкая деревянная кровать, больше напоминающая скамейку, а также маленькое зарешеченное окошко.
Тюрьма тщательно охраняется.

0

2

НРПГ: совсем немного самоуправства в смысле Матсумото, т.к. без этого никак. И  если я что-то там со смотрителем, ограничителем и тд написала не так, скажите, исправлю.

Переулки ===>

Матсумто, Рукия и Ичимару в сопровождении стражи зашли в здание тюрьмы. Кучики-младшая тут же вспомнила о своем пребывании здесь в самом начале истории с Соугиоку. Воспоминания были не из приятных, но шинигами не подала виду.
Тут же к ним подошел смотритель тюрьмы в сопровождении еще двух стражников и надел на шею задержанного красный ошейник ограничителя.
- В изолятор его! - скомандовал он, и стража увела бывшего капитана 3 отряда.
- Наше задание окончено, ты можешь идти, Рукия, - чуть улыбнулась лейтенант 10 отряда. Девушка понимала, что где-то в глубине души Рангику грустно, но лейтенант тоже старается не показывать этого.
У всех нас есть что-то, что мы стараемся скрывать, чтобы никто не увидел нашей слабости...
-Спасибо, Матсумото-фукутайчо, - улыбнулась черноволосая шинигами в ответ. - До свидания, и удачи вам.
Рукия кивнула на прощание и быстрым шагом покинула тюрьму.
Теперь нужно найти Ренджи...

====> Переулки

Отредактировано Kuchiki Rukia (2008-12-19 16:03:25)

0

3

- Аааах, - Ичимару смеялся, когда на него надевали ошейник. Он видел ненавить и непонимание в глазах своих нынешне-будущих тюремщиков, и ему хотеолсь смеяться.
Ограничитель реяцу был способен его добить после применения того газа, а эти идиоты явно не озабочены ничем, кроме безопастности своих шкур. В погранчные моменты руконгайская сущность всегда вылезала и не в самых приятных выражениях.
Но шинигами смеялся, даже когда было больно, потому что затянули слишком сильно, и даже глубоко вздохнуть - сложно, но в давно искаженном сознании Гина все было наизнанку.
- Будь осторожна, - пропел Ичимару вслед Кучики, - по дороге, - особо вспыльчивый из числа тюремшиков не выдержал.
- Замолчите!
Тонкие губы растянулись в широкой усмешке. Все-таки "вы", а не абы кто. Авторитет держит и не отупскает, даже если ты прилюдно сбежал в УэкоМундо... Сбежал, но вернулся ведь? Большинство наверняка будет в смятении, и осознанием этого Ичимару наслаждался. Пока мог, потому что виски ломило, и его еще так неосторожно швырнули за решетку. Сильный-то сильным, но с больной ногой и потерей реяцу близкой к критической удар об каменную стену явно был лишним. Нет, все-таки авторитет куда-то делся, - печально подумал Гин
Но альбинос улыбался даже тогда, когда молча сполз по стене без сознания. Даже в обмороке было чертовски паршиво и очень болела голова.

0

4

Переулки ------------>

"Ну вот и все", - Рангику, все еще стараясь сохранить лицо, смотрела вслед стремительно уходящей Рукии. Представительница клана Кучики могла не забивать свою голову переживаниями по поводу пленения Гина.
В принципе и возникшая нештатная ситуация, и сам Ичимару были для нее явно и вполовину не так важны, как, например, Ичиго или тот же Ренджи.
"Хотелось бы хоть изредка жить, как все обычные шинигами. Для разнообразия. И не влюбляться в предателей."
Со всей доступной ей легкостью молодая женщина властно повернулась в сторону стражей, которые уже готовились увести Гина:
- Ямамото-со-тайчо отдал приказ поместить Ичимару Гина в изолятор. Однако держите себя в руках, - мгновение шинигами колебалась, стоит ли ей развить свою мысль, однако внезапно посетившая ее мысль заставила девушку заторопиться, - Увидимся.
И лейтенант 10-го отряда быстро направилась к выходу, пообещав себе зайти сюда еще раз после того, как будут выполнены все неотложные дела.
"Я скоро вернусь, Гин, - все еще сжимая Шинсо, Рангику покинула мрачное строение.

-----------> Территория 1-го отряда

0

5

===>Вход в игру

“- Охранять? Кого? Без понятия, кого они там выловили, но раз вызвали так срочно, то…” – Каган мог только догадываться, что ждет его за дверьми изолятора.
Он медленно распахнул ее.
- Ну и кто же тот, кого мне сейчас нужно будет охранять и приводить в чувство? – спросил он у стражи. – Или может допросить?
На лице четвертого офицера появилась улыбка.
- Хотя… Это по части одиннадцатого отряда…
Он помолчал некоторое время.
- Ну, давайте посмотрим на нашего… пленника.
Каган обошел стражей и подошел к решетке. На лице офицера выступили капельки холодного пота.
- Ичимару… Гин? – произнес он немного изумленным голосом. – Не может быть.
Да, это было действительно неожиданно - увидеть Ичимару здесь, за решеткой.
Похоже, что он был без сознания. Каган подставил табуретку и сел на нее.
- Наверное, вы допустили оплошность, раз попали к нам… - начал разговор офицер с еще не очнувшимся капитаном.
"- Очень большую оплошность..." - пронеслось у него в голове.
Почему-то ему казалось, что тот вот-вот очнется, услышав его голос.
Он снова помолчал какое-то время, предоставив бывшему капитану третьего отряда очнуться.
- Так, все, подъем! – в конце концов не выдержал Каган и постучал по решетке.

0

6

Ичимару снились сны. Ну, или это были не сны, а бред, галлюцинации там какие-нибудь. Было душно, хотелось есть и где-то плакал ребенок. Шел дождь, он погибал, тонул в разбушевавшейся реке, но никак не мог умереть до конца, и уже очень хотелось, чтобы приглушить дикую боль в голове. Он шел по заснеженному полю, и замерзал.
А потом все резко прекратилось, как будто его выдернули оттуда, встряхнули, и снова захотелось умереть: посторонние звуки раздражали, он впал в забытье в крайне неудобной позе, и нога теперь немилосердно болела. И мигрень... Мигрень он считал своим бичем всю жизнь, правда, обычно они у Ичимару начинались во время сильной непогоды, но тут. Я убью этого розоволосого я-мистер-совершенство, даже если Айзен мне не разрешит, - в нем на мгновение проснулся вздорный и капризный ребенок, которого Гин похоронил, познакомившись с Соске.
С трудом приоткрыв глаза (и подавляя страшное желание схваттся за голову, чтобы та не дай ками не упала с плеч), он внимательно посмотрел на того, кто так бесцеремонно помешад горькому забытью. Ну, там по крайне мере нога не болела, а сейчас она наверняка еще и распухла. Очень хотелось свернуть кому-нибудь шею.
- Ах, кто это у нас тут?
Ичимару гордился своей способностью носить маски. Иногда ему казалось, что все они соверншенны, но потом он вспоминал Айзена, и умерял гордыню. Кто лучше мастера иллюзий может их строить? Гина бесило то, что Владыка видит его насквозь, через все защитные слои и линялую шубу - сущности дрянной лисы, которые многие по ошибке принимали за змею. Змея - безобидна, она проглотит мышь и довольна, спит и радуется, да и многие змеи - травоядны и неядовиты. Лиса - хищник с острыми зубами и когтями, а ее пушистый хвост и мягкая шерстка производят порой обманчивое впечатение.
- Нельзя ли немного потише? - прошелестел альбинос. - Я, знаете ли, ранен и мне плохо, - с откровенной издевкой в голосе продолжил он все тем же тоном "умирающего лебедя".

0

7

Каган хотел было откинуться назад, но вспомнив, что сейчас он сидит на табурете, а не на стуле, решил, что это плохая идея.
“ - Говорил бы ты нормальным голосом, без сарказма, я бы оставил тебя в покое…”- подумал он про себя. – С чего мне верить, что у вас что-то болит? С чего мне вам вообще верить? Иногда конечно можно дать второй шанс. Только не сейчас. Только не вам.
Офицер начал оглядываться  в поиске того, к чему можно прислониться. Но, не находя ничего лучше, чем стальные прутья решетки, он негромко фыркнул.
Интересно, а что бы сделал кто-либо, будучи на его месте?
“ - Кучики-тайчо даже не стал бы садиться. Он бы, наверное, даже разговаривать с ним не стал...” – начал раздумывать он.
Каган замолчал на некоторое время, подставляя на свое место всех капитанов и лейтенантов.
Картина складывалась забавная.
Офицер посидел еще немного, раздумывая – о чем же спросить Гина.
- Я не буду спрашивать, как вас поймали. Не люблю задевать гордость кого-либо. Даже врага. – тихо произнес он. - Не делай другим того, чего не желаешь себе, Ичимару-сан…

0

8

Гин улыбнулся. Мир не меняется, хотя мы так сильно его встряхнули, - альбинос был доволен. Потому что он видел, что все они тут в своих традициях, в вере своей какой-то там - настолько сильно погрязли, что все. Заразу можно вырезать только насильно, лечить через боль и кровь... Хотя, Владыка был милостив к ним - он просто решил стать Богом, и изменить все изящным мановением руки. А что, меня. собственно, держит рядом?
Когда-то давно, сто лет назад, Ичимару был трудным подростком, безумным гением, а сейчас - запал куда-то прошел, на их место пришли скука и опыт. Безумте и жажда крови стали строго дозированы, убийств Пустых и всякой подобной швали вполне хватало. Айзен хорошо над ним поработал, чего уж тут...
- Как глупо, - посетовал он вслух, почти искренне расстраивась, - приставлять к человеку, подобному мне, кого-то, кто даже всех подробностей не знает, - Гин понуро опустил в голову и осторожно передвинулся, стараясь облегчить боль в ноге. Заживет, конечно, и сама, но это еще когда будет, а ему сейчас больно. - Упал я, - с непередоваемой доверчивостью и задушевностью продолжил Ичимару, - с большой высоты, разом потеряв почти всю реяцу. Шинсо было так больно, - тихий печальынй смех.
Его Богиня Смерти, сводолюбивая и немного безумная дама, сейчас наверняка в печатях, злится и тоскует. Подожди, моя хорошая, - шинигами вздохнул про себя.
- Вы, кстати, не ответили на вопрос, - сухо и вежливо закончил Ичимару. - Что-то у вас тут совсем забыли про манеры. Один швырнул на стену, да так, что я отключился, - обвиняюще начал он, - другой красиво говорит, думая больше о том, чтобы слово правильно и попафоснее вставить... Ты часом, мальчик, уж не из шестого ли?
Нет, Гин вовсе не помнил все офицеров, да и к чему, когда по поведению можжно отряд определить. Этот точно из-под руки Кучики вышел. В шестом его влияние разлито как дурман, только тот забавный мальчик, Абарай, не поддается толком. Так он - от Айзена и Зараки пришел, а тут - Бьякуя.

0

9

Каган печально улыбнулся.
В голосе Ичимару чувствовалась печаль. Там была даже боль.
Офицеру даже стало жаль его… В какой то степени…
- Да, Ичимару-сан. Четвертый офицер шестого отряда, Каган Райкен.
Он вновь замолчал и глубоко вздохнул.
- Упали? Должно быть вы упали не по своей воле или оступившись… Скорее всего вас скинули… Так или иначе, я не собираюсь обращаться с вами как с пленником. Я буду только исполнять то, что мне велит начальство. Вы их пленник. Не мой.
Опять молчание.
- Однажды я сомневался в Готее… Еще когда я не был четвертым офицером, мне очень часто приходилось бывать в  Мире живых… Тогда я считал что шинигами… Это те, кто лишь выполняют свою работу. Но я убедился лично, что и они могут чувствовать. Возможно, именно это сомнение заставило вас сделать шаг в сторону Айзена.
Каган закрыл глаза
.
- Вы можете отдыхать… Я больше не стану вас мучить своими разговорами и историями. Наверное, они вас совсем не интересуют? Вы же этого всего за свою долгую жизнь повидали во много раз больше чем я.
Он замолчал и хотел было оставить Гина, но затем его кое-что возмутило.
- А почему они направили вас в изолятор, а не в госпиталь к четвертому отряду? Какое бы страшное преступление шинигами не совершил, его сперва нужно вылечить…
Офицер глубоко вздохнул.
- Не все порядки в Готее мне нравятся… Но что я сделаю, если я часть этого. Это значит, что я сомневаюсь сам в себе? Так ведь нельзя, правда, Ичимару-сан?
“- Что-то я разошелся…” – подумал Каган и замолк.

Отредактировано Kagan (2009-01-20 18:46:52)

0

10

Точно, Кучики, - Ичимару очень хотелось зевнуть. Такую патетик и пафос он не любил, куда ему - простому оборванцу из Руконгая таой слог понимать! Вот тот же Кира - это да, его золотой мальчик был прямо создан для возвышенности и одухотворенности всего и вся.
Вот почему когда-то Гин, гордый и дерзкий ребенок, гений, окончивший эту скучную Академию за год и убивший третьего офицера пятого отряда сразу после своего появления в нем, пошел за Айзеном. Он видел в нем отражение своих желаний, способ сделать так, чтобы это чопорное и снобисткое общество встряхнулось.
Он видел тогда пару раз Кучики - мелкий, своенравный ребенок, наивный, вера и надежда древнего клана. Помнил эту душещипательную историю с его женитьбой, видел, как Бьякуя становтся холоднйо машиной. Ах, да, а потом появился рыжий мальчишка и все перевернулось с ног на голову. Вот тебе, Владыка, и неучтенный фактор...
Куросаки Ичиго первым сделал то, ради чего Ичимару Гин пошел за Айзеном. Увы и ах, Владыка. Наглости альбинсоу было не занимать, да и безумие нынче имело систему, да и гений - он и в Уэко гений, особенно, если твое происхождение тянется из душной пустыни, где главный принцип: выжить любой ценой. 
- Можно, нельзя... - пезрительно скривил губы Ичимару, вытянув ноги и с досадой отмечая, что его белый плащ весь в пыли и грязи. Руконгай был уже слишком давно, а к хорошему быстро привыкают... Даже такие дикие звери, как Гин. - Живи так, как хочется, мальчик, - бросил он, - за тебя твою жизнь никто не проживет.

0

11

Каган выслушал Ичимару. Он хотел что-то сказать, но затем, поразмыслив, решил помолчать.
Он подпер голову рукой и закрыл глаза.
“- Живи так, как хочется, мальчик, за тебя твою жизнь никто не проживет. Но каково будет окружающим? Я же не привык думать только о себе… Эх, как этот мир труден… Насколько труден и в то же время прост… Живи как хочешь…” – подумал офицер.
Он вновь помолчал какое-то время.
“Ну привел я его в чувства… А дальше что? Ему и отдохнуть нужно.” – в голову Кагана вновь начали лезть непослушные мысли.
- Черт… - тихо сказал он. -  Что делать, что делать…
Он поднялся и начал расхаживать по комнате.
- Что же делать… - ситуация отнюдь не смертельная, но этот вопрос застал шинигами врасплох именно сейчас. Немного странно, но Каган уже привык к странностям.
Почему-то со стороны это было похоже на психологический фильм, действие которого происходит только в одном месте – камере подсудимого, где происходит умственное противостояние сформировавшихся понятий о мире заключенного и смотрителя.
Офицер остановился и сел на пол, прислонившись спиной к стене.

0

12

Ичимару застыл на полу, поняв, что это самая безболезненное положение. И голвоа в относительной безопастности, и нога. Только вот мельтешение за решеткой утомляет.
Чего старик возится? Прислать за мной Маюри, поисследовать, допросить... - хмуро размышлял бывший капитан третьего отряда. Простите, допросить под надзором двенадцатого отряда, и при сыворотке правды еще какой-нибудь, - альбинос с трудом удержался от того, чтобы фыркнуть. Айзен много раз ему говорил про "этих глупых людей". Владыка не считал их ке-то достойным, хотя даже Ичимару ужасала перспектива принесения в жертву сотни тысяч душ. Хорошо, что он отложил это про запас.
Клонило в сон и хотелось горячего зеленого чая, обязательно очень крепкого... От гоолвы хорошо помогало всегда, да.
- Что хочешь, - не выдержал, наконец, Гин, наблюдая из-под полуопущенных век за своим тюремщиком, - только сядь и успокойся. У меня от тебя мигрень усиливается, - капризно протянул шинигами.

0

13

- Я уже сижу. Кстати говоря, даже удобнее чем на табурете. Надеюсь, вам тоже удобно? Все-таки нужно было вас сначала отдать на руки четвертого отряда.
Шинигами зевнул и закрыл глаза. Он снова не выспался. В последнее время это случалось все чаще и чаще. Но еще чаще была бессонница. Бессонница чередовалась с недосыпом. Это очень сильно раздражало Кагана.
“ - Думаю, ничего не случится, если я немного подремлю. Ичимару-сан не убежит.” - подумал он перед тем как заснуть.
На какое-то время он перестал чувствовать то, что находится в изоляторе, перестал чувствовать пол и стены.
Но это приятное ощущение полета длилось недолго.
Каган резко открыл глаза. Ичимару был на месте.
“- Куда же он денется в конце то концов?” - мысленно смеясь над собой подумал шинигами.
- Ичимару-сан, вы тут?
Почему-то вместо «Ичимару-сан, вы спите?» получилось совсем иное предложение.
- Бр… Потом посплю. Черт! – внезапно громким недовольным голосом произнес Каган. – Почему вы так немногословны?!
Он замолчал, а затем тихим тоном добавил.
- Мда… Забыл, что вы устали.

0

14

Ичимару-сан извоили злиться. Очень сильно, потому что раздражало неимоверно вот все. Дурак-тюремщик  дурацкими проблемами и чертовыми гуманизмом (удивительно, откуда в шестом отряде сострадание к преступникам? По философии Кучики это совершенно недопустимо, вон, за сестру до последнего не вступался), глцпыми вопросами, и...
У него, между прочим, недавно была почти критическая потеря реяцу! Это уже сейчас - снова тонким ручейком устремилась, ведь как перекрыть способность дышать? Никак, а в Сейретее сам воздух пропитан духовной силой, ошейник просто мешает ее использовать. И нога у него болит, а быстрой регенерации мешает все тоже замедленное восстановление силы.
Себя было жалко, что уж тут поделать. Гин вообще былд таким, его из одной крайности все время в другую бросало, от радостной эйфории до депрессии - один шаг, и все такое.
- Вы хотели, чтобы я вам тут описал все планы Айзена-самы? - подчерткнуто официально бросил Ичимару, презрительно кривя губы. - Или рассказал историю про трудное детство в Руконгае?

0

15

- Если есть желание… - произнес шинигами и посмотрел на дверь. – Агррр… Когда кто-нибудь еще придет сюда? Нужно разнообразить жизнь заключенного, а то я вам уже надоел наверное...  Все же вы, Ичимару-сан, слишком молчаливы. Обычно вы были разговорчивы даже в серьезных ситуациях. Так или иначе вы живы и пока что вас никтон е собирается казнить...
Каган снова закрыл глаза.
- Интересно, - сказал он, не открывая глаз, - Знает ли Сейретей о том, кто сейчас сидит у нас в изоляторе? Наверное, многие захотят прийти и полюбоваться… на вас.  И все же рассказывайте... все что знаете. Все что с вами было. Все...
Все-таки шинигами думал, что его приставили сюда для допроса.
“ - Шестой отряд этим никогда не занимался. Может лучше приставить к нему кого-нибудь из 12 отряда, у них ведь есть какая-нибудь сыворотка правды? Или нет…” - подумал он и усмехнулся.
- Как там Айзен-сан кстати поживает? А то я даже не поинтересовался. Не хочу казаться и выглядеть унылым. Как ваша нога? Мы сидим здесь уже довольно таки давно… Не болит?

0

16

Мальчишка слишком болтлив для шестого. Такие у Кучики долго не живут, куда-нибудь в восьмой отправит, пожалуй...
- А вы хотите, чтобы я тут соловьем пел и сказки рассказывал про песчанные смерчи и бури? - устало спросил Ичимару. - Я похож на машину для развлечения скучающего надсмотрщика? Или я чего-то не помнимаю? Не знаю? В Готей-13 изменили порядки, и теперь заключенный обязан вести беседы, полные философского смысла, со своим тюремщиом? Может, хотите пару лекций из курса Академии в памяти восстановить? Знаете же, наверное, что капитаны там лекции читают... Практику в основном. Я тоже вел, боевую и тактику. Это забавно, знаете... Все такие молодые, полыне надежд на геройское будущее. А потом хоп! - и рутина валится на голову... А, вы не замечали? Подумайте на досуге, - Гин издевательски улыбнулся. - Что, исполнил я привычкую для вас свою норму болтологии? Или все-таки сказку рассказать про злого мальчика-кицунэ, который нехорошо наказывал тех, кто мешал его уединению?
Ичимару весело смотрел на шинигами перед собой, с задором и азартом. Как лисица на добычу смотрит на охоте порой, когда сыта, но поиграть хочется.

0

17

ООС: теперь мы идем к вам! Ичимару-сама, поскольку так и не дождался ответа в асе насчет идти-не идти, все-таки пришел. бред-бред-бред продолжается…

Территория третьего отряда =====>

«Ну и пускай!» - подумал лейтенант третьего. – «Пускай я, наверное, нарушаю правила! Это не важно! Совсем не важно…»
Кира уже не в первый раз бывал здесь. Он прямиком направился к боковой двери. Стражи у входа там не выставляли, а значит и лишних проблем не возникнет. Войдя вовнутрь, он оказался в небольшом, но высоком вестибюле. Кира знал, что прямо перед ним вверх уходила узкая лестница в небольшой кабинет для старшего офицера, который сейчас дежурил по тюрьме, дверь справа вела в подсобку, а налево, прямо по коридору, находились основные помещения.
«А вообще ничего плохого я не делаю…И не нужно красться как воришке через заднюю дверь. Я просто посмотрю на пленника… Должен же я знать, кого будет охранять мой отряд…»
Кира-фукутайчо, расправив плечи и попытавшись придать себе серьезный вид, направился туда, где ощущалась реацу охранников. Чем ближе он подходил к ним, тем сильнее ухало его сердце – где-то там, впереди послышался голос бывшего капитана… Кира почувствовал, как все нервные клетки в его организме пришли в боевую готовность, перебирая варианты и делая миллионы расчетов в секунду. Наконец, выбрав интонацию и текст, показавшийся ему наиболее подходящим, шинигами заговорил:
- Лейтенант третьего отряда Кира Изуру, - Официальный, неглубокий поклон. Просто дань вежливости. - По приказу сотайчо охрану пленника скоро предоставят нашему отряду.
Он оглядел двух стражников в глубине коридора и одного офицера, сидевшего возле камеры. Не один из них Кире знаком не был.
«Ксо, я даже не знаю какой отряд сегодня здесь дежурит…»
В памяти некстати всплыло: «Хочешь я тебя освобожу, Изуру~?» Кира зябко передернул плечами. Пока только этим он выдал свое волнение.
- Сейчас за охрану отвечаете вы?
Он, боясь напрямую встретится взглядом с Ичимару, украдкой быстро глянул в камеру. И картинка ему не понравилась. Он в упор посмотрел на офицера около решетки. Этот, судя по всему, был здесь старшим по званию.
- Что с пленником? - Лицо самбантай фукутайчо, как всегда отстраненное и меланхоличное, при этом ничуть не изменилось. - Почему до сих пор вы не вызвали  медиков?
В четвертом отряде Кира хорошо усвоил: «Ненавидь преступление, а не человека его совершившего». Недостойно было держать пленника в камере раненным, предварительно не вылечив его. Неважно, бывший это капитан или нет…

Отредактировано Kira Izuru (2009-01-31 00:17:09)

0

18

Почуяв знакомое реяцу, Ичимару расплылся в невольной почти искренней улыбке. Ах, его чудесный золотой мальчик!.. Сотайчо слишком суров к нему, хотя никого иного и не могли приставить, кроме Изуру. Гин верил в это. Гин знал это. Кира всегда был отвественный и исполнительный, отважный маленький муравей, неспешно тянущий свою лямку в этой рутине, и даже умеющий находить время для маленьких удовольствий.
- Я скучал, И-зу-ру, - пропел Ичимару, по-птичьи наклоняя голову и рассматривая своего бывшего лейтенанта красными глазами. - Ты забооотился о моей хурме? - с детской непосредственностью и наисвностью спросил он, веселясь. - Кстати, это Каган-сан, офицер Кучики-тайчо~ Он меня охраняет, - по тону Гина можно было подумать, что сейчас он сообщяает Изуру тайну создания вселенной. - А что ты тут делаешь, И-зу-ру? - "наконец" спохватился шинигами, недоуменно моргая.
Отказать себе в удовольствии снова мягко дразнить Киру - нееет, такого Ичимару не мог себе позволить. Надо же иметь с нынешней ситуации какую-нибудь моральную компенсацию?..
- А я упал случайно, - Гин расстроенно опустил плечи, - у меня нога подвернута и потеря реяцу, а еще меня ударили об стенку, - с удовольствием наябедничал шинигами.
Жизнь возвращалась в привычное русло. Ему это чертовски нравилось. С Айзеном никогда не было так весело.

0

19

Офицеры, приставленные охранять заключенного, не успели и рта раскрыть. Вместо них все в подробностях рассказал Ичимару. Нахождение в Уэко Мундо, кажется, на него не сильно повлияло.
- Прошу вас, пропустите меня в камеру. Я залечу раны пленника, - продолжил Кира в своем амплуа, пропуская мимо ушей замечания и реплики бывшего тайчо. – И сходите в четвертый отряд. Мне понадобится помощь. Сейчас там дежурит Токива Анзю. Скажите, что это я приказал.
Двое охранников, которые стояли поодаль, переглянулись. С одной стороны – приказ вышестоящего по званию, с другой – осторожность. Оба прекрасно знали, что Кира-фукутайчо до конца был предан своему бывшему капитану, который теперь сидел за решеткой. Вскоре долг преобладал над бдительностью, и один из них нехотя, вразвалочку поплелся открывать.
- Проходите.
- Спасибо, - сказал Кира, вежливо кланяясь, когда дверь в камеру за ним захлопнулась.
«Интересно, почему этот… Каган, молчит?» - ему показалось странным, что тот совсем не участвует в разговоре. Однако очень быстро эта мысль была вытеснена другими, более важными.
«Нога - пустяки… Это я справлюсь. Реацу скорее всего из-за ошейника… Ударили о стену?» - При повторном осмотре лейтенант третьего не заметил никаких особых повреждений. – «Должно быть не сильно. Нога важнее…»
Перед тем как сесть около Ичимару, Кира покланялся и ему, приветствуя. Затем он, не теряя времени даром, склонился над раненой ногой Ичимару и что-то тихо зашептал. Сразу же из рук, которые Кира держал над потянутой лодыжкой, полился мягкий густой белый свет.
«Хорошо. Я помню, как это делать…» - подумал он, краем глаза отмечая что один из охранников все-таки пошел искать Анзю. - «Плохо только, что не этот из шестого отряда…»
Каган так и сидел на табурете около решетки. Задавать свои вопросы о Момо при посторонних Кира не решился. А вот хурма, о которой так кстати упомянул Ичимару, показалась самбантай фукутайчо самой нейтральной темой. Раз Ичимару заговорил - не отстанет, так лучше уж пусть о любимых деревьях…
- С вашей хурмой все хорошо, - сказал он, когда уже можно было ослабить концентрацию на заклинании. - Она здорова. Я видел там много завязей. Полагаю, осенью будет хороший урожай. Можно будет засушить…
На самом деле Кира понятия не имел, что там с этими его деревьями. Последний раз он был за казармами третьего отряда, где они росли, вместе с Ичимару за пару дней до всей этой истории с чужаками и предательством. Потом как-то не до этого было лейтенанту третьего отряда…

Отредактировано Kira Izuru (2009-02-03 21:47:40)

0

20

“ - Надеюсь, что Хурма – это они о своем… “- подумал Каган и скривил губы. – “  А то если они оба свихнулись – будет не очень то приятно… Или они на самом деле выращивают ее? Ох… Что Кучики карпов разводит, что Ичимару…  Хотя что там думать, ведь у всех должны быть свои интересы. “
- Почему еще не вызвали медиков? – громко повторил  Каган за лейтенантом третьего, хотя это было уже не нужно – один из них уже убежал, а второй лишь пожал плечами и кивнул в сторону Киры.
“ - Они что-то замышляют. Мммм?” – пронеслось в голове Кагана и он потер руки. “- Да-да-да, однозначно.”
- Прошу прощения, что не встал, когда вы вошли… Надеюсь, вы не против? Мы тут с Ичимару-сан немного беседовали…  Правда Ичимару-сан немного несговорчив… Но ведь вам плохо… - Каган повернулся в сторону Ичимару, -  Поэтому я вас не виню. Надеюсь, что когда приведут медиков, вы пойдете на поправку.
“ - Он точно пришел не просто с ним увидеться…” – задумался офицер. “- Что-то точно имеет место быть…  Хотя  оно имело место быть как только я попал сюда…”
Каган скрестил руки на груди и съежился от неизвестно откуда взявшегося сквозняка.

Отредактировано Kagan (2009-02-03 21:32:23)

0

21

Кира всегда был ответственным и деловым мальчиком, за это Ичимару его очень цнил. Самому Гину сосредоточится зачастую было сложно, он, понимаете ли, натура увлевающаяся... А тут подарок такой - Кира Изура, отвественнйы до противного зубовного скрежета. Сказка, в общем.
- Спасибо, Изуру, - шинигами улыбнулся даже искренне, когда бывший лейтенант приступил к лечению. - А хурма - это ты молодец. Я верил в тебя, И-зу-ру.
Почему-то Ичимару очень нравилось тянуть имя своего лей... бывшего лейтенанта, в смысле. Оно так хорошо ложилось на язык, красиво растягивалось и так забавно было. Кира поначалу нервно вздрагивал, когда капитан его сразу - и по имени, да еще и с такими интонациями. А сейчас - молодец, ни одной эмоции, только деловая сосредоточенность.
- Ах, Каган-сан, Изуру такой хороший лекарь, что мне теперь медики нужны только для того, чтобы залечить нервное потрясение от здешнего хамства, - Гин веселился. Когда боль отступила, к нему мигом вернулось все то, что до этого требовало некоторых усилий, на которые страдающее дурацкое тело способно не было.
- А я буду под твоим личным надзором, Иииизуру? - альбинос довольно потянулся, открывая глаза. Тут было темно, что очень радовало Гина. Все-таки, все время жмуриться очень утомительно...

0

22

ООС: Гомене, как-то написалось немного воспоминаний, затрагивающих не только Киру. Ичимару-сама, Рангику-сан, если возникнут замечания – пишите, я правлю.

У Киры Хикару, деда Изуру, в свое время судачили, был дар предвиденья. Он предостерегал своего внука, что тот, как ореховая скорлупа, крепкий только снаружи, может разбиться от любого урагана, по силе даже самого пустякового. «Жизнь, дружок – это не миниатюрный сад в ящике», - частенько говаривал Хикару в те редкие минуты, когда настроение его было менее суровым, менее черствым, - «Не прячься в нем. Простора вокруг сколько угодно. Только оглядись…» Но за двадцать с лишним лет, прошедших со дня смерти деда, Кира забыл эту простую истину. Он не только не хотел вылезать из своего ящика, даже новый строить боялся…
«Зачем я лечу его?… Почему совсем не злюсь на него?…» - думал самбантай фукутайчо. И на эти вопросы у него не было ответов. – «Отчего на душе легко и спокойно, как раньше?…»
Пришедший сюда с решимостью наконец поставить точку во всех своих сомнениях и просто убедиться, что его бывший тайчо пустого места не стоит, сейчас Кира опять начинал чувствовать себя его преданным подручным. Как гордо Кира произносил перед зеркалом «Лейтенант и личный помощник капитана третьего отряда Ичимару Гина, Кира Изуру», впервые надевая лейтенантский шеврон со знаком своего отряда… Родители бы гордились.
- Не стоит, - с вежливым кивком ответил самбантай фукутайчо на извинения офицера Кагана. И собственный голос вернул его с небес на землю. Воспоминания хлынули ливнем, застав врасплох, и Кира вспомнил, что:
«Этот шинигами предал Сейрейтей, предал меня, из-за него поранили Хинамори-кун, из-за него у Матсумото-кун улыбка последнее время выходит горькая… И капитаном он был никудышным: когда нужно было идти на тренировку, он вечно брал сам у себя отгулы, когда нужно было показать мастер-класс новичкам, сказывался на больную голову и выкручиваться приходилось мне, а из моих готовых отчетов он делал самолетики и бумажных журавликов… Третий отряд всегда все сдавал в последние сроки… И всегда поздравлял меня с днем рождения семнадцатого февраля, а не двадцать седьмого марта – как будто нарочно… Еще отвратительная привычка звать меня по имени… И хурму я ненавижу, особенно сушеную…»
Во время первых попоек в компании Матсумото, Кира вспомнил не только это, но и многое другое. По всем статьям выходило, Ичимару Гин – ямсоголовая каппа с мозгами, как гнилое тофу. Это ругательство – вершина совместного творчества лейтенантов третьего и десятого отрядов. Потом, примерно через месяц, когда обида прошла, они все больше молчали. Было грустно. Изредка, когда доза сакэ превышала отметку «я столько не выпью!», Кира и Матсумото тихонечко рассказывали, каждый сам себе и все же дуэтом, о том, кем Ичимару был для них, для них одних – другом детства, капитаном, придурком который вечно уходит и не говорит куда, шинигами который одним взмахом спас жизнь от десятка пустых… Однако сейчас здесь не было прекрасного лейтенанта десятого отряда, да и Кира не брал в рот ни капли спиртного уже неделю.
«От одного упоминания о бывшем тайчо я должен не вздыхать как нервная барышня, а вздрагивать от отвращения…» - рассуждал он, все еще держа ладони над пораненной ногой пленника. Полное излечение требовало времени. - «Впрочем, нет: отвращение – это все-таки чувство, эмоция. А он, Ичимару Гин, не заслуживает и этого…»
- Да, - неожиданно сурово ответил Кира. – Вас, как предателя, сначала допросят на территории двенадцатого отряда, после чего вы будете переведены в карцер третьего дивизиона. По приказу сотайчо вашу охрану предоставили вашему бывшему… - Пауза, чтобы собраться с мыслями. - Моему отряду.
«Предатель» и «бывший», казалось бы, просто - как чашка риса, но у лейтенанта третьего мелко задрожали руки.

Отредактировано Kira Izuru (2009-02-05 11:17:05)

+1

23

Каган хмуро посмотрел на Ичимару.
- А я и не хамил… 
“ - Под присмотром Киры?" – подумал он."- Ах, в третьем дивизионе. Грустно. Ну ладно – новую работу дадут. Может в мир живых сгонять или… Посмотрим."
Ему часто приходилось выполнять такую работу.  Бьякуя знал, что Кагану все равно, какую работу делать – он со всей справится и жаловаться не будет. В чем-то он был похож на своего тайчо – такой же непритязательный. На самом деле, ему было все равно, какую работу ему дают. Но все же, местами она ему не нравилась – например, в данный момент. Скучно.
- Думаю, там Ичимару-сан будет чувствовать себя как дома. Главное , чтобы во время допроса не переборщили. А то знаем мы их…
Каган улыбнулся.
- Так когда же переведут заключенного, Кира-сан? Это уже известно?

0

24

Кира впал в меланхолию. По крайне мере, Ичимару так называл подобное состояние своего лейтенанта. Наверное, кто-то, не столь долго изхучавший Изуру подумал бы, что тот вдруг задумался над какой-то вещью вдруг. Но Гин прекрасно знал, что его чудесный послушный Кира думает о нем, в очередной раз все взвешивает и пытается решить что-то. Вообще, мужчина не удивился бы, если бы вджруг выяснилось, что за его отсутствие Изуру подружился с Рангику. У них сейчас ох какая общая тема появилась... Гин, который гуляет сам по себе. Интересно, а лисы котам не родственники?
- Спасибо, И-зу-ру, - протянул Ичимару. Как-то ему уже наскучило разговаривать, с ним такое постоянно случалось. Радостная веселость сменялась апатией и наоборот.
- Да, кстати... Тебе не сказали, когда мне на допрос? - тихо фыркнул Гин, услышав вопрос Кагана.

0

25

Сотайчо, кажется, говорил, что Ичимару изучат в двенадцатом отряде, а потом отдадут третьему для допроса и дальнейшего заключения… Но допросы никогда не были привилегией третьего отряда, кем бы ни был пленник – этим всегда занимался второй.
«Не хотел бы я, чтобы этим занималась капитан Сойфон… И совсем бы не хотел, чтобы она пришла сейчас сюда».
- Нет. К сожалению, об этом мне ничего не известно, - ответил Кира, негромко и как-то смущенно, словно обращаясь в первую очередь к себе. На вопросы начальства, хоть и бывшего, самбантай фукутайчо привык отвечать обстоятельно и четко, а здесь никак не выходило. – Но, полагаю, что…
Закончить фразу Кира не успел. Охранник, посланный за медиками, наконец-то, нашел и привел Анзю. Девушка затараторила чуть ли не с порога:
- Кира-сан и за чем вы меня сюда позвали, да еще и без официального уведомления!? У меня дежурство и я не могу просто так, любопытства ради, или еще почему вы меня там позвали, отлучаться со своего поста. Я хорошо схлопочу, если Унохана-тайчо узнает… Заключенному, как я вижу, моя помощь уже не нужна. Вы почти справились с его раненной ногой, так что от меня тут ничего не требуется…
Манера говорить у Анзю такая же, как и образ жизни: быстрая и нетерпеливая. Особенно сейчас, когда девушка была недовольна. Ей не нравилось, что пришлось отлучиться из госпиталя, что предатель вернулся в Сейрейтей, что лейтенант третьего теперь ошивается вокруг своего бывшего капитана…
- Кстати, добрый вечер, - она покланялась Кагану, а потом Ичимару. – Здравствуйте.
После чего она опять переключила свое внимание на Киру.
- По дороге сюда мне встретился ваш восьмой офицер, кажется. Такой длинный и сутулый, с волосами на глаза… В общем неважно. Он просил вам передать вот это, - в руках у Анзю был увесистый сверток-фуросики*. – И на словах, цитирую: «Кира-фукутайчо, пожалуйста, не задерживайтесь сегодня у Мацумото-сан допоздна. Отряд не пойдет утром на тренировку один». А вообще вы молодец!
Лейтенанту третьего отряда как будто дали под дых. Он, побледнев, попытался разыскать в глубинах мозга или наскоро соорудить какой-нибудь легкомысленный, остроумный ответ, сказать хоть что-нибудь такое, чтобы Анзю наконец замолчала, а Ичимару не принял эту реплику всерьез. К сожалению, как память, так и остроумие временно покинули Киру, и единственное, что он мог выдавить, было краткое:
- Вы… - слабым, замогильным голосом. Ежу понятно, что вслед за «вы» должен был следовать какой-то эпитет, например: «Вы, дура!». Однако, Изуру – очень вежливый, воспитанный мальчик, и это местоимение просто повисло в воздухе.
- А что? Я, например, вполне одобряю выбор Мацумото-фукутайчо больше прежнего, - моментально среагировала девушка, невинно хлопая своими зелеными глазами. Анзю отдавала себе отчет, что заводить этот скабрезный разговор не стоит. Но отношения бывшего капитана третьего и лейтенанта десятого были излюбленной сплетней всех сейрейтейских кумушек уже не один десяток лет… Да и вообще, нечего шляться по всяким Уэкам Мундам!
Кире было достаточно эти полминуты, чтобы взять себя в руки.
- Вы, Токива-сан, не похожи на шинигами, которая слушает и, тем более, повторяет глупые досужие разговоры. Я был лучшего о вас мнения, - сказал он. Лицо неподвижно-бесстрастное. – Дайте-ка мне лучше …, - Кира произнес какое-то замысловатое название одного из медицинских препаратов, - и бинт.
Он встал на ноги и подошел к решетке. Девушка закопалась в своей сумке «первой помощи», которые были у всех офицеров четвертого отряда.
- Держите, Кира-сан, - наконец ответила она, протягивая необходимое. Анзю совсем не обижалась на резкий тон самбантай фукутайчо, даже наоборот – ей было смешно. Эта реакция просто с потрохами сдала Киру. Даже если все, о чем болтали, преувеличено раз в десять… Не без основания. Интересные дела.
- Спасибо, - покланялся он, и вернулся к больной ноге Ичимару. Он боялся смотреть на своего бывшего капитана. На лице лейтенанта третьего было совсем собачье выражение - так выглядит собака, которую застукали за чем-то запрещенным. Получив хороший выговор, она сидит, понурив голову, и смотрит на хозяина своими печально-покорными глазами, явно гадая, ограничится ли дело словесной выволочкой или же еще последует и шлепок.

*фуросики – кусок ткани, часто узорный, расписной, который используют для упаковки и переноски вещей «в узелке».

ООС: Ребята, а вы все здесь молодцы! @ Квартет И «День радио» Мдо, не вовремя я решил пересмотреть спектакль… Опять пошел всякий оос канона. Гомене, тайчо.

Отредактировано Kira Izuru (2009-02-25 15:55:24)

+1

26

Каган молча кивнул в ответ на поклон девушки из четвертого отряда, а затем, все также молчаливо наблюдал за небольшой сценой, происходившей в помещении. Во время этого он изредка поглядывал на Гина. Кагану казалось, что все это забавляет его не меньше.
Затем он внимательно стал наблюдать за тем, как Кира делает перевязку Гину. Это было достаточно увлекательное занятие, учитывая то, что познания Кагана в медицине были практически нулевые. Это было чисто для расширения кругозора, да и потом – куда еще смотреть?  Не пялиться же ему на девушку, словно запавшему? Не-не-не… Каган не очень то любил казатсья зависимым от кого-то. Но все же это иногда воодушевляло и в такие моменты у него начинало покалывать в районе грудной клетки.
- Я должен знать, когда Ичимару-сана переводят… - глубоко вздохнув произнес Каган. -  Мне просто необходимо это знать… Сидеть и разговаривать с вами очень интересно, Ичимару-сан. На самом деле. Я и не заметил, как время быстро утекает сквозь пальцы, при этом если брать тот факт, что сейчас я на работе. Единственной любимой работе.
Лицо Кагана расплылось в улыбке, и он чуть прикрыл глаза, но затем снова открыл их.
- Как считаете, когда кого-нибудь пришлют, чтобы сообщить о переводе?
Обстановка была достаточно тихая и ненапряженная. По крайней мере, так казалось четвертому офицеру.
- Вам не нужна помощь, Кира-сан?

0

27

Айзен обещал, что меня сразу же на допрос отправят, - с оттенком раздражения подумал Ичимару. А тут все-таки аткая скукота, кошшшмар...
Правда, появление девицы из четвертого его позабавило. Изуру и Рангику? А что, это нелохая идея... Рангику при Кире всегда будет в безопастности, мальчик же старших уважает как... Ну, Гин, который мало кого уважал, даже не знал, с кем сравнить можно. И потом, это так забавно, на самом деле. Ичимару невольно улыбнулся девушке, ласково так, нежно. Мол, спасибо, миаля, позабавила знатно.
Правда, Кира, его чудный, интеллигентный мальчик, сплетен на дух не переносил, да и его лицо свидетельствовало о том, что вероятность того, что треп дедушки может оказаться правдой, равна нулю. Жалко, жалко... А я уже все так хорошо придумал, - прос ебя рассмеялся Гин. Нет, он не был собственником, зачем? Это только усложняет жизнь, к тому же... Прошло все давно. Давно-давно, много лет назад... Я любил тебя как сестру, как женщину и как мать. А теперь снова - как сестру, Рангику-сан.
- Милочка, а вас не учили хорошим манерам? - Гин расплылся в фирменной улыбке голодного удава. - И как только Унохана-тайчо~ держит в отряде таких, не понимаю, она же такая интеллигентная женщина, умная, воспитанная...
По лицу девушки Гин понял, что реакция Киры была истолкована ей не... совсем верно, скажем-с так. Но, с другой стороны, у него ведь было столько времени, чтобы изучить своего лейтенанта, что подобное другим можно простить.
- Пришлют-пришлют. И отряд стражи пришлют! - развеселился Ичимару, услышав вопрос Кагана. Нога перестала беспокоить его так же сильно, как и раньше, поэтому бывший капитан третьего отряда был готов всячески себя развлекать, пока можно.

0

28

ООС: ичимару-сан, я, конечно, понимаю, что анзю уже под сотню и по человеческим меркам – это очень много… но все же она не дедушка. бабушка, уж тогда))))) очепяток у вас в последнем посте много, ага.

Токива Анзю прищурила зеленые глаза, и, подумав, решила поддержать пикировку, затеянную бывшим капитаном третьего. Остеречься ей было некого. В конце концов, капитан он бывший, да и за решеткой… К тому же этот лисомордый шинигами ей никогда не нравился.
- Учили меня, Ичимару-сан, манерам, учили, да видимо без толку… - Девушка развела руками. - Пороли мало, наверное. Потому как раз, что Унохана-тайчо «интеллигентная женщина», и мало, да.
Пока Анзю отвлекла внимание бывшего капитана на себя, Кира мог спокойно и не торопясь закончить лечение.
- Нет, спасибо, Каган-сан. Я справлюсь, - ответил он на предложение о помощи.
«Ну вот, теперь ничего не должно болеть…» - подумал он, завязывая аккуратный бантик на перебинтованной ноге.
- Ичимару-сан, пожалуйста, постарайтесь не напрягать вашу ногу хотя бы до завтра. Она сейчас не должна у вас болеть, но это не значит что она зажила до конца.
«Надеюсь, до этого времени он не собирается никуда сбегать…»
После чего Кира поднялся на ноги и подошел к решетке.
- Будьте добры, - обратился он к стражникам. - Выпустите меня.
Один из них, тот который привел Анзю, поплелся открывать.
- Да завсегда пожалуйста, - зычно пробасил он. – Вы томко, Кира-фукутайчо, энто, не задумайте свои дела обделывать с предателем, а нам, значица, глаза морокать.
Лейтенант третьего чуть не заскрипел зубами от раздражения, но вместо этого только слегка дернул плечами. Чем-то этот охранник ему напоминал лейтенанта второго отряда, Омаэду. Такой же сильный, но немного туповатый.
«Идиот», - подумал Кира, оставляя эту толи шутку, толи предупреждение без комментариев. На ярость сил уже не осталось: «на сегодня вся распродана, новой больше не завозили». - «Ни только сотайчо мне не верит…»
Самбантай фукутайчо покрепче сжал в руках бинт и баночку с лечебной мазью, а лицо его стало более хмурым.
- К сожалению, я точно не знаю, когда пришлют стражу, - Кира обратился к офицеру-тюремщику. – Как и говорил раньше, Каган-сан. Но думаю, что скоро.
Охранник тем временем сразу же зазвенел ключами, закрывая дверь в камеру. Судя по всему, на ответ от лейтенанта третьего он не особо рассчитывал.

Отредактировано Kira Izuru (2009-03-15 09:01:59)

0

29

- Как будет угодно… - тихо сказал Каган и продолжил наблюдать за действиями лейтенанта. Тот в свою очередь закончил перевязку. Каган улыбнулся. Он так ловко наложил повязку…
- Думаю, что если он станет новым капитаном третьего отряда – будет лучше. Всем. Жаль, что я не капитан и не могу подать рекомендацию… Хотя, с другой стороны, если бы я был капитаном, то я бы тут точно не засиживался, поскольку такую работу капитанам не поручают… Наверное…”
- Хорошо. Тогда я буду ждать до тех пор, пока стража не придет, - произнес Каган и, подперев рукой голову, начал смотреть на потолок.
Почему-то ему вспомнилось, как он первый раз воспользовался своим зампакто, чтобы убить пустого. Он вспомнил все до единой детали – даже то, как тело нечастного духа испарялось, разлетаясь на ошметки, очень похожие на пепел. Кагану было интересно, почему пустые умирают именно так – разлетаясь на темно-пепельные куски… Но, возможно, это не то, что должен знать Шинигами. Может быть это даже не поддается объяснению… Но в литературе это точно занимает ванное место… С чем только не сравнивали этот пепел…
Каган тряхнул головой и выпрямился. В последнее время его спина очень быстро переутомлялась. Наверное, от нехватки разминки. После того, как Ичимару переведут, Каган думал попроситься в Мир Живых. Там-то точно можно будет потренироваться на практике.

0

30

Территория первого отряда -------------------->

Стремительно двигаясь, Рангику относительно быстро оказалась возле того места, где ранее за крепкой решеткой "оставила" Ичимару. Если конечно можно выразиться используя именно это слово. Другие ей не хотелось произносить даже мысленно.
Сейчас, как и в прошлую их встречу, перед ней поставили четкую задачу - конвоироание Гина на допрос. Подъема сил и особого энтузиазма по этому поводу она конечно не ощущала, однако пример, продемонстрированный ей только что на территории 1-го отряда собственным капитаном, заставлял испытывать не только тщательно скрытую гордость за тайчо, но и подсознательно тянуться за ним дабы, образно выражаясь, не ударить в грязь лицом.
Мацумото как-то очень быстро перестала удивляться тому факту, что присутствие Гина в Сейретее стало для нее чем-то привычным за такой короткий срок, видимо лимит, в который можно было уложить все чудеса и неожиданности, был перевыполнен, опять же проклятущая усталость и вспышки дурного настроения. Которые впрочем она умело гасила.
"Реацу Киры...и той девушки-медика из 4-го отряда, все время забываю, как ее зовут. Интересно, что им тут понадобилось?"
- Всем доброго вечера, - улыбки не было. Обычная констатация факта в самой обычной тюрьме с крайне необычным пленником.
"Ну вот мы и собрались здесь все трое. Смешно? Пожалуй...ну давай, Гин, ты уж своего не упустишь, комментируй. Хотя на твоем месте я бы думала на тем, как спасти белую лисью шкурку и унести пушистый хвост подальше от Ямамаото-сотайчо," - спрятав горькую усмешку, лейтенант 10-го отряда гибко повернулась в сторону Изуру.
- У нас сегодня просто день встреч, как думаешь, к добру ли? - не дожидаясь ответа, Мацумото глянула в сторону охраны, - По приказу Хитсугайи-тайчо Ичимару Гин должен быть доставлен на территорию 1-го отряда для допроса. Приготовьтесь к его транспортировке через 30 минут. Можете идти, я позову вас, когда это будет нужно.
Офицеры молча и дисциплинированно после короткого поклона покинули помещение. "А неплохо быть частью 10-го отряда, все мы очень сильно полагаемся на руководство и беспрекословно выполняем приказы."
Голубые глаза скользнули по девушке из 4-го, легкая тень залегла между бровями, словно бы молодая женщина никак не могла припомнить ее имя:
- Приношу свои извинения, если вас оторвали от дел, чтобы осмотреть пленного. И если вы уже закончили, и помощь ему больше не нужна, то мы не смеем больше вас задерживать.
Слова были резковаты, однако Рангику просто устала за сегодня от вежливостей и расшаркиваний.
"Я вернулась, Гин."

Отредактировано Matsumoto Rangiku (2009-03-18 16:56:17)

0


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Тюрьма