Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Госпиталь


Госпиталь

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

...

0

2

-Унохана-тайчо! - раздался голос со стороны входа.
Ретсу оторвалась от рассмотрения трав и перебора их по разным "баночкам-скляночкам" и обернулась на тот самый голос. Исане выглядела как-то не очень-то спокойно. Вся взмыленная, запыхавшаяся. В общем что-то явно случилось. Невооружённым взглядом.
-Что произошло, Исане? - отложив все свои дела в сторону и уже чисто автоматически двинувшись к выходу спросила Унохана, положив руку на плечо своего лейтенанта. Та вздрогнула. Видимо слишком спокойный тон капитана с возникшей где-то там ситуацией не сочетался в голове Котетсу вообще никак.
Исане, тем не менее, набрав в грудь побольше воздуха рассказала Ретсу о вылазке товарищей по Готею на поверхность, о битве с эспадой и о раненном капитане Хитсугае, пояснив, дескать адская бабочка пролетела, да сообщила. "Ах, ну да, я же просила не беспокоить меня...Ради такого случая могли бы не дёргать Исане," - подумала капитан, разочарованно. Женщине осталось лишь вздохнуть и с тоской оглядеть госпиталь. Дела не все закончены, а нужно поторопиться и оказать мальчику помощь. Он наверняка как всегда был слишком не сдержан и полез на рожон. Все дети такие. Тоширо, конечно, был мужественнее и сильнее, чем обычный ребёнок, но вот амбиций и юношеского пыла в нём было ровно столько, сколько должно быть в подростке. На взгляд Уноханы, конечно же.
-Я лично отправлюсь туда. Немедленно. Ты и остальные останьтесь здесь, я не могу вами рисковать. До моего прихода - никакой суматохи. На моём столе - ничего не трогать. Проследи за тщательным исполнением обязанностей каждого офицера. Не беспокойтесь за меня. Арранкары серьёзные противники, но я предполагаю, что в сражение вступать мне не придётся...А если придётся...Всё закончится быстро, - с этими словами, она покинула госпиталь, со вполне ясной целью - попасть на поверхность быстро и забрать Хитсугаю в Сейретей, если его состояние совсем совсем плохое.

\чуть попозже будет на улицы Каракуры\

З.Ы. в случае косяка только скажите.

+2

3

ООС: Совместный пост с Уноханой-тайчо.

Каракура. Улицы----)

Путешествие от Каракуры до Сейретея, как решил автор, можно не давать в доскональном описании. Скажем лишь только о том, что оно оказалось короче, чем предполагала Ретсу. Наверное потому, что возвращаться всегда легче. Транспортировка Тоширо тоже не доставила особо хлопот - мало того, что он был во рту ската, который не привык и не умел жаловаться на наличие людей в своей пасти, так он ещё и был достаточно маленький, лёгенький (дальше представьте себе кучу кавайных эпитетов по желанию) для сего путешествия, поэтому существо, зовущееся Миназуки, было вполне не против такого постояльца на своём языке. Тем более, не впервой.
По приезду к госпиталю, помощники Уноханы взяли Хитса на носилки и понесли в операционную. Хотя сложно назвать операционной место, где стоит только стол и горит свет, дающий крайне хорошое освещение. Мистическая слюна ската способствовала исцелению Тоширо, но тем не менее, необходимость в дальнейшей обработке внутренних повреждений никуда не исчезла. 
Офицеры-помощники встали по обе стороны от стола, на котором лежал Хитсугая, и стали смотреть на то, как Ретсу, медленно, двигается по направлению к столу. Блеск меча, какая-то тихая реплика. Офицеры как по команде достали блокноты и стали что-то записывать. Практика, не иначе.
В голове капитана созрела очередная глубокая мысль о несправедливости мира. Ей стало обидно за людей. Вот они, шинигами, так легко могут вылечить своих товарищей. А люди? Несчастные, бедные люди. Сотнями гибнут они в войнах, в катастрофах, от страшных болезней...и никто не может им помочь. То ли дело шинигами. Кидо - универсальная вещь. Хотя с другой стороны, научись люди кидо - они бы использовали его себе во вред, рано или поздно. Такова природа человеческая. 
Женщина жестом приказала офицерам покинуть помещение, после часовой-полуторачасовой работы над телом Тоширо. Пациенту теперь нужен был покой и, благодаря ей, не вечный. Она ласково, прямо как мама, погладила Хитсугаю по лбу, кротко улыбнувшись. Умилительны дети, когда спят. Нет, вы не думайте, она воспринимала Тоширо вполне серьёзно. Капитан, сильный мальчик, умница. Но другой вопрос, что он всё же оставался мальчиком и мальчиком очаровательным. И когда спал капитаном его даже и не назвать было. 
Унохана отошла от стола, сходив в соседнее помещение за стулом. Мало ли, может быть ему что-то понадобится, когда он проснётся. Или скажет, что ещё что-нибудь болит. Забота о пациенте на первых парах тоже важна.
Воцарилась тишина, нарушаемая лишь дыханием обоих капитанов.
Сознание медленно возвращалось, и юный капитан открыл глаза. Первое что он увидел был свет, и несколько секунд потребовалось парню чтобы понять что он искусственный. Сам Тоуширо лежал в какой-то комнате.
- Где я? - тело паренек просто не чувствовал, и поэтому оставалось загадкой, заканчиваются ли попытки подвигать пальцами положительно. Голова наконец начала проясняться, и капитан медленно вспоминал недавние события
- Точно, я проиграл...банкай распался, но я не умер? Меня спасли? - в мире был всего один человек, кто мог поставить любого на ноги, этим человеком, а точнее шинигами была Унохана Ретсу. Тоуширо так понял что именно она его забрала с улиц Каракуры..а возможно он и ошибался.
- Унохана-тайчо? - выдавливая из себя слова. потому что говорить было трудно, произнес мальчик, и переборов себя повернул голову.
Капитан кивнула головой и приложила палец к губам, дескать "не говори, тебе вредно, слабенький еще".
-Вы сильно пострадали, Хитсугая-тайчо. Не стоит сейчас вам лишний раз двигаться.
Было странно. С одной стороны он капитан,надо уважительно обращаться на вы, со всякими "тайчо", "-сан", но с другой стороны...он же все таки ребенок. Как говорится, если что то выглядит, как ребенок, пахнет, как ребенок, ведет себя и говорит, как ребенок, наверное это все таки ребенок, а не какой-то хитрый трюк.
-Мне приказать чтобы принесли воды или может...вас что-то беспокоит?
Приподнялась с места. Медленно так, с улыбкой, почти как у матери.
В такие минуты, заботы о пациентах, Унохана чувствовала себя матерью каждому, кого она лечит. Особое качество доктора - расценивать каждого пациента как не только живого человека, но и своего и чужого близкого родственника или друга - являлось ключом к успеху в тяжелой профессии. А еще...вот ну найдется ли человек, или шинигами, который увидев широко раскрытые детские глаза, услышав слабый голос, поняв скольких усилий стоит ему шевелиться и говорить не улыбнется, дабы приободрить несчастного?
-Если совсем тяжело говорить, только слегка кивните, принесут воды. Если что то болит, просто закройте глаза. Я справлюсь с диагностикой.
Хитсугая не ошибся, Унохана-тайчсо действительно спасла его. Значит он находился в госпитале. В госпитале Сейретея.
- Ксо... - мысли парня сразу направились в одно русло. Его не интересовало что он недавно валялся полуживой, и сейчас находиться не в лучшем состоянии. Главное арранкары. Он упустил их, более того он проиграл им. Да еще вроде там что-то случилось с Куросаки. Парень не мог просто так закрыть глаза на все случившееся - чувство долга и ответственности, у Тоуширо они были развиты слишком сильно. Проигнорировав слова капитана 4-го отряда, юный гений попытался подняться. Боль окатила все тело. Хитсугая непроизвольно зарычал напрягаясь. Капитан старался делать здоровый вид, но по возникшей складке меж бровей, да и остальному виду, было ясно что у него не получалось.
- Я должен...доложить Ямамото-со-тайчо - Тоуширо нащупал Хьеринмару, и оперевшись на него попробовал подняться. Но безрезультатно.
- Ксо... - не любил парень просить у кого-нибудь помощи, но сейчас это было необходимо. Посмотрев на Унохану каким то требовательным взглядом, парень произнес.
- Вылечите меня....мне нужно на территорию...первого отря...кхт...
Если честно, Ретсу хотела недовольно воскликнуть что то в духе - ни за что, лежи спи. Но потом подумала и кивнула головой.
-Хорошо. Но знайте, усиленная терапия не такая безболезненная, как вам могло подуматься. Потому что усиливается поток реяцу, Кидо тоже совершенно другие.
Она нависла над ним. Даже жутковато. Знаете, как в фильмах про хирургов-маньяков, которые без анестезии вырезают почки и едят их. Но с другой стороны, зловещей музыки не слышалось, свет был не приглушенным, скальпеля размером с кухонный нож тоже не было.
-Но вам все равно бы не стоило идти никуда. Это может дать осложнения, причем серьезные, впоследствии...Вы точно готовы к этому?

Капитан оценивающе оглядела Тоширо с ног до головы. Интересно, откуда столько энергии и упрямости? Как говорили во время её юности - это все мятежное, юное, горячее сердце. Забавно, но ей, глядя на некоторых из капитанов, порой казалось, что у них оно таким и не было вовсе. Она не была уверена, что у нее самой оно таким было... Но это все лирика, не стоит задумываться над этим.
Разве его можно было запугать чем-то вроде "это не так безболезненно как вы думаете?". Нет. Это просто дало понять Хитсугаи, что его все еще держат за ребенка, и как не крути, от этого было не сбежать. Человек боящийся боли не может нормально вступать в схватку, а значит, просто не может называться  воином. Капитанам приходиться сложнее, у них было множество обязанностей, как перед отрядом, так и перед Сообществом Душ в целом.Тоуширо был уверен, любой из них на его месте, дал бы точно такой же ответ.
- Делайте, это не важно - какой толк сейчас думать о самом себе когда Сейретею, да и всему миру угрожает опасность.
Унохана кивнула. Раз мальчик...то есть капитан, так хочет, то нужно исполнить. 
Снова пафосный блеск меча, вынутого из ножен и дьявольски сильный поток реяцу - к лечению готовы. 
"Надо будет почитать книги по подростковой психологии. Детей вокруг меня всё больше, я не молодею и не знаю как вести себя в ответ на их необузданные порывы юношеского максимализма и героизма... Если бы у меня был собственный ребёнок, полагаю мне было бы проще работать с ними," - задумчиво потерев подбородок и глядя на конечный результат своего труда (да-да, соавтор поста снова нахально не описал процесс) подумала капитан четвёртого дивизиона и подала руку Тоширо.
-Предполагаю, какое-то время у вас будет кружиться голова и подкашиваться ноги. Так что советую вам опереться о мою руку и тогда мы убережём вас от неожиданного падения. Вам, надеюсь, нравится моё предложение. 
Тон стал более уважительным. Ретсу вроде как смекнула, что не нравится Хитсугае, чтоб его совсем маленьким считали. Значит надо попробовать отнестись к нему, как к капитану. Хотя душа так и требует дать подзатыльника, положить в постель и сказать - не геройствуй! Ладно, порывы души не всегда бывают правильными.
А капитан не обманула, ощущения действительно были не из приятных,  но Тоуширо все перетерпел, да, пару раз захотелось крикнуть, однако юный гений не мог себе такого позволить. И наконец они закончили. Нельзя сказать что парень почувствовал что ему стало лучше. однако он теперь мог управлять своим телом, и причем довольно неплохо, да и не было ощущения что тебя пронзают тысячи маленьких лезвий.
- капитан Унохана в деле... - к месту пронеслось  в голове у Хитсугаи. Выслушав Ретсу-сан,  Тоуширо какое-то время молчал. С одной стороны на такое унижение(по его мнению) он пойти не мог, но с другой стороны раз капитан 4-го дивизиона говорить что он не сможет нормально идти, стоило ей поверить. Нахмурившись, юный гений недовольно произнес.
- Хорошо - и вставая оперся, на руку  главы отряда лечения и снабжения.
Два медленно, пошли по направлению к казармам первого дивизиона.

----) Территория первого отряда

+3

4

<<< Гора Соукиоку

Удивительно, конечно, но дорогу к 4-му Отряду Кенпачи отыскал без труда. Добраться до казарм удалось в кратчайшие сроки. Сказать, что он торопился или заведомо знал, куда направляется, было бы несказанным преувеличением. Капитан, как и обычно, неспешно шел, особо не задумываясь над своим маршрутом и ориентируясь уже в процессе перемещения. В центральном госпитале бывать приходилось неоднократно, поэтому кое-какие намеки на правильность выбранного пути все же попадались.
«Как же он жалок... Капитан, мать его, - Зараки хмыкнул и перехватил бессознательного шинигами, чтобы нести стало удобнее, ни чуть не беспокоясь о комфорте подопечного в дороге. По большому счету, Джууширо вовсе и не заметил возни и тряски. - С такими проблемами тебе не долго еще осталось протирать штаны на подобной должности. Но меня это не касается. Жаль, конечно, место старшего в 13-ом мог бы занимать кто-либо подостойней... эх, возможно даже тот, с кем и силенками предоставился бы шанс помериться. А так, дохляк какой-то, которого по ночам на горбу приходится в медпункт таскать. Дурость...».
Миновав открытую площадку перед главными вратами и отворив их ударом свободного плеча, Кенпачи вошел внутрь. Здесь, как и по остальной территории, царила тишина и спокойствие. «И куда теперь? Может бросить его тут? Или подберет кто, или гляди до утра и сам оклемается? - здоровяк обвел взглядом прилегающую местность. Чуть поодаль показалось здание с палатами, в двух-трех окнах на разных этажах горел свет, следовательно, там кто-то был. - Вот и отлично, спихну его кому-нибудь, и покончим с этим. На сегодня с меня хватит... собрания, прогулки, встречи, - Зараки покосился на тело страдальца, - достало...».
Кенпачи пинком отворил входную дверь, поскольку руки оставались заняты, и будто ворвался внутрь. Прошествовав по коридору госпиталя, он остановился и сбросил Укитаке на одну из кушеток. Рядом же швырнул его грязный хаори.
- Эй... есть кто? У вас тут посетители! - уведомил здоровяк о своем присутствии и спрятал за пояс Занпакто. Сложив руки на груди, шинигами стал дожидаться ответа. Джууширо так и продолжал небрежно валяться на месте для ожидающих. Признаков жизни последний не подавал. Во всяком случае, визуально это не наблюдалось.

+2

5

\из зала собраний, явно\

Унохана гуляла недолго. Вернее не так долго, чтоб угуляться, но достаточно чтоб нагуляться и проветрить голову от неприятных мыслей, размышляя о вещах исключительно приятных и мусечных, прямо как ромашковое поле, Михалыч в красных... Так, нет, извините, автора унесло.
Приятные вещи, по мнению Уноханы, начинались миром без войны и им заканчивались. Это было так занимательно, каждый вечер представлять себе, что бы было бы, если бы в мире было всё спокойно, арранкары собирали бы цветы и продавали на улицах Сейретея, Пустые резвились бы по полям цветочков (пока их собирают арранкары), кушали радугу и сами-знаете-что-делали бабочками, а шинигами...шинигами превратились бы в добрых ангелов и осыпали бы людей лепестками роз на свадьбах, раздавали детишкам конфетки и дарили неимущим деньги. Да, вот это была бы жизнь!
Утопически-прекрасно-нелепые картины посещали Ретсу лишь по дороге в Госпиталь, когда она дошла до входа в здание, с её губ слетела улыбка, сменившись горестным выражением лица меланхолика-в-депрессии. Пройдя в свой кабинет, Унохана занялась тем, чем подобает заниматься всем врачам с кучей справок и накопившихся дел и с очередью пациентов в человек пятьдесят.
Стала пить чай. Причём с лицом страдальца. Ведь утопические картины были такими дурацкими и несбыточными, что ей можно даже не рассчитывать на пенсии увидеть хотя бы просто мир без войны. Тяжело вздохнув с мыслью вроде "ох молодёжь нынче пошла", а впоследствии и вовсе с мыслью "где же мои 80? я бы всю свою молодость потратила чтобы мечта сбылась!" она тооолько достала вкусную печенюшку, как двери кто-то с ноги открыл и заорал...вернее нет, громко осведомился, есть ли кто-то рядом.
Нет, безусловно и без вопля было ясно кто так тихо вошёл. Да даже без пинка ногой по двери было ясно. И нет, не по запаху сурового мужика было ясно, что пришёл Кенпачи, было ясно сие по реяцу, которое намекало - товарищ зол и весь в нетерпении. Значит что-то случилось.
С горечью отложив печенюшку и спрятав поднос с чайником-чашкой-блюдцем под стол, Ретсу резко встала с места и в мгновение ока Супермен оказался подле Зараки.
Оказалось, что реяцу Зараки совсем перекрывало Укитаке. Несчастный выглядел мягко сказать неважно и всё внимание с Сурового Брутала переключилось на Будто Альбиноса. Ретсу почти по-матерински провела рукой сначала по лбу капитана, потом коснулась его груди.
-Опять приступ кашля? - тихо спросила она, не оборачиваясь на Зараки, но явно обращаясь к нему. В принципе ответа не требовалось, ведь было очевидно что именно это с ним и случилось. - Он что, не принимал лекарства, которые мы ему давали..? Или может это стресс... Охх... Зараки, спасибо Вам за участие в судьбе несчастного... Если хотите, можете уйти, я сейчас... Помогу ему. Голос начал немного слабеть - всё таки она сегодня выходила тяжело раненного Тоширо. А это вам не птичкам крылья лечить!
"Кстати о Хицугае...необходимо будет осмотреть его ещё раз завтра днём... Мне почему-то беспокойно на душе....Но это потом, сейчас есть ещё более важное дело."
Прежде чем вливать в Укитаке какое-то лекарство, Ретсу сочла необходимым облегчить его дыхание и боли в лёгких (они ведь были?). Посему её руки покрылись бело-голубовато-бирюзовым сиянием, что намекало на применение особой уличной магии кидо.
-Или Вы, тайчо, что-то и сами хотели?

Офф:Извините, я знаю что пост упоротый. Но я так давно ничего не писалааа~~ T__T

+3

6

Не представляется возможным сосчитать на пальцах сколько раз, Джууширо вот так мертвым грузом валялся на кушетке, а пристальный взгляд Уноханы изучал его. Сквозь туман он чувствовал теплоту ее рук, пытался сохранить нежность ее прикосновений. Благодаря инстинктам и не до конца притупившейся шестерке чувств, заложенных в каждого матушкой природы, он имел связь с внешним миром. Мысленно же, капитан был где-то там, далеко, в слепом пятне, куда закрыт путь здоровым.

Укитаке медленно шел по неизвестному ему коридору. Обстановка была чуждой, впереди только мрак и ничего более. Душераздирающая пустота. Шаги глухо отвались позади, кому они принадлежали -  ему или темному силуэту, преследовавшему его, было неизвестно. Словно тень, страшный незнакомец шел позади, обдавая затылок мужчины своим ледяным дыханием. Но стоило капитану оглянуться, как видение расплылось в призрачной дымке, произнеся шепотом невнятные слова. Вырвавшись из пут слабой, по сравнению с предыдущими, комы, он уставился своими карими глазами в потолок. Он был таким невзрачным, томным, таким же, как и нынешнее состояние Укитаке. Не успев насладиться прелестями жизни, мальчик с серебряными волосами стремительно увядал. На удивление окружающих, юнец не терял настроения, постоянно выглядел счастливым, задорным как и все мальчишки его возраста. С тех пор мало что изменилось, миновала академия, он стал капитан с немалым стажем, а в душе он остался все тем же непоседой, непослушным ребенком с устоявшимся мировоззрением взрослого мужа.  И вот сейчас, над ним склонилось знакомое добродушное лицо красивой женщины, такой близкой, но в тоже время недостижимой.
- Рэцу, - голос звучал хрипло и обрывисто, было видно не вооруженным глазом, что каждое сказанное слово давалось мужчине непосильным трудом, - перестань хмуриться. Тебе так идет улыбка. 
Реплика была необычной и звучала явно не к месту и назревшей ситуации. Но капитан не мог ничего с собой поделать. Джууширо никогда не умел скрывать своих переживаний. Ему открыто импонировала эта мудрая женщина, умеющая с гордостью держать себя в критических ситуациях, не терять самообладания и ни на секунду не прекращать доверять даже самым отъявленным нарушителям нравственности. Ни для кого бы не стало новостью, если бы стало известно, что в чудотворнице горит огонек надежды, что святая троица предателей образумится. Но, увы, костерок прогрессивно превращался в тусклую искру сожаления.
- Зараки-тайчо, я искреннее сожалею, что наша беседа прервалась на столь грустной ноте. Но я уверен, нам еще выдается шанс ее продолжить. Как ни как Унохана-тайчо мертвого из могилы поднимет, - собрав все свою волю в кулак, капитан постарался сесть, руки предательски задрожали, и он рухнул на больничную койку. Грудь в очередной раз пронзил кинжал, посылая в рот поток крови и глубокого кашля. Закрыв ладонью рот и с трудом остановив волну, шинигами хмуро улыбнулся присутствующим. Ладонь легла на рукоять Согио но Котовари. Верный меч поддерживал своего хозяина, подбадривал его, но сейчас почему-то его голос звучал приглушенно, практически шепотом.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2010-01-19 16:41:17)

+2

7

<-------Территория восьмого отряда
Удивительный парадокс:Кьораку-тайчо,не раз заявлявший о своей нелюбви к процессу лечения,был одним из самых частых посетителей четвертого отряда. Злые языки болтали,что это из-за красоты некоей длиннокосой шинигами,но он на такие сплетни только и мог,что хихикнуть,представляя Джуушироу с косой. Но сегодня ему было не до смеха. С непривычно серьезным лицом ,он прошел по коридору, ориентируясь на сгусток рейацу троих капитанов. А Зараки-то что здесь понадобилось?-промелькнуло у него в голове. Но спрашивать о чем-то джуичибантай-тайчо, Шунсуй не стал, скромно присев неподалеку от коллег на так вовремя оказавшийся в коридоре круглый табурет - явно вынесенный из чьего-то кабинета.
Наверное, надо подойти, поздороваться.. И обязательно надо сказать Ретсу, что когда она порхает над пациентом-она хорошеет раза в два.

0

8

офф: прошу прощения за задержки... перебои с интернетом.

Медики нашлись довольно быстро... а точнее предводитель этой шайки подтирателей соплей. «Ну, конечно же... чего тут распыляться по поводу никчемности четвертого, если капитаном отряда является баба? Пф... - Зараки мысленно выставил еще один резкий комментарий, продолжая нескромно пялиться на появившуюся Унохану. Женщина тут же принялась выполнять свои профессиональные обязанности, якобы не обращая внимания на Кенпачи... уж лучше бы так и продолжалось, ан нет... Ретсу понадобилось задать какие-то вопросы по поводу состояния больного и выразить свои искренние благодарности. Да еще и языком еле ворочала. - Кажись, не у одного меня сегодня был день, чрезмерно наполненный событиями... так наполнен, что и на ночь хватило», - тайчо хмыкнул, отворачиваясь от процесса становления на ноги капитана-инвалида. Говорить что-либо в ответ он не стал, не видел смысла. Молчание четко и ясно давало понять о его незаинтересованности в услугах врача. Тем не менее, задумавшийся на несколько секунд о чем-то своем, он пока еще не покидал помещения.
Тем временем, Джууширо медленно, но верно начинал приходить в себя. Увлеченный изучением заоконных ночных картин Зараки даже не заметил, как его недавний спутник очнулся. Решив, что более ему здесь действительно делать больше нечего, Капитан 11-го направился в сторону выхода, как вдруг его остановил голос последнего. Выслушав тираду с нотами сожаления, тайчо остановился, оборачиваясь.
- Еще чего не хватало… поговорили уже сегодня… - на этих словах Укитаке вновь стало хуже… и невооруженным взглядом было видно. – Уф, меня сейчас стошнит… веселого времяпровождения, - своеобразно попрощавшись, Кенпачи в кой-то век по-людски отворил дверь и вышел. У одной из палат на табурете восседал Киораку Шунсуй.
«Этот здесь еще чего забыл? За дружком прискакал что ли?»
Зараки уверенно прошествовал к главному выходу, не смотря на готеевца. Говорить с ним явно было не о чем.

>>> Улицы Сейрейтея

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2010-03-09 12:25:54)

+2

9

Словам Укитаке Унохана решила не придать значения. Мало ли, у человека бред-боль-страдания-всё такое. Процесс исцеления был ею продолжен, но про себя она возмутилась хамству Зараки (потому что, на её взгляд, по его лицу прочиталось "много всякого не особо приятного") и не весть зачем пришедшему Шунсую.
"Никогда не понимала столь искреннего неуважения к моему труду со стороны этого...этого...неотёсанного неандертальца! Это лишь показывает, что то, в чём он не разбирается, раздражает его автоматически. Вот когда его опять некое естество в духе Куросаки потрепет, мы посмотрим кто будет его выхаживать, - на этих возмущённых мыслях она ещё сильнее нахмурилась. -А этот что пришёл? На друга посмотреть, нет ну вы извольте! Мешают работать! Сейчас прогоню их отсюда, будут знать. Ишь ты, взяли моду по госпиталю расхаживать! Мужланы неотёсанные..."
Женщина убрала руки от несчастного тела Укитаке и её лицо приобрело некое безразличие ко всему вокруг происходящему. Ну что поделать с этими мужчинами? Они же как дети, как малые дети. Женщины для них либо "бабы", либо "ангелы, чьи глаза и улыбки заставляют сердце трепетать", либо объекты сексуального вожделения. Про себя Ретсу надеялась, что вторым и третьим она ни для кого не является. Не те уже годы, ох не те. А титул "баба" в ряду этих трёх был ещё не так уж и плох.
-Укитаке-сан, я рекомендую вам временно воздержаться от пеших прогулок, холодного питья, а так же сухой пищи, вызывающей желание кашлять. Постарайтесь соблюсти постельный  режим. Скажите, вы принимали те препараты, что я вам предлагала? Если нет, то ваше состояние ухудшается именно по этой причине. Если да, то возможно мне стоило давать сразу более действенное лекарство.
Вот когда дело касалось диагнозов и врачебных советов, голос Уноханы звучал как-то даже бодренько и живенько. Усталость в голосе пропадала, однако появлялись нотки профессиональной строгости.
-Я прошу вас определить для себя как вам будет удобнее. Находиться в госпитале несколько дней, под присмотром меня и моего дивизиона или находиться дома, но я буду вас навещать, а так же ваш товарищ, Кьораку-сан, проследит, чтобы вы принимали выданные мною лекарства. Ради вашего же блага. Сделала небольшую паузу, повернула голову в сторону Зараки. И вам тоже до свидания Кенпачи-сан.
"Весёлого времяпрепровождения...хм!"

+2

10

Прошу прощения за долгое молчание. Неожиданно навалила на меня лень.

Становилось лучше. Тепло заботливых женских ладоней чудодейственным эликсиром согревало слабое тело капитана. Лучиком света в царстве тьмы, женщина дарила пускай временное, но спасение. Присутствие Рэцу успокаивало внутреннюю тревогу Укитаке. Безусловно, эта женщина заслуживала восхищения. Тонкая красота тела, ее непринужденная учтивость и неподкупная доброта: во всем этом было что-то волнующе простое, близкое сердцу.  Вместе с тем, серьезность взгляда ее темно-синих очей, внушали страх не только рядовым, но и капитанам. Унохана была не такая как все, казалось, она умеет находить в самой себе источник радости и наслаждения, пускай и сдержанные дресс-кодом, налагаемым на достопочтенных воевод, они все равно действовали заразительно. Волей-неволей, отчаяние проходило, рождая после себя крепкую веру, что надежда все же есть.
Снова это чувство, ощущение собственной беспомощности. Я – обуза. Так ли это на самом деле?Так думал Укитаке. Погруженный в глубокие раздумья, Джууширо пропустил уход, чем-то недовольного, Зараки и очередную нотацию Рэцу. Уставший от векового сопротивления он поддался сомнениям, был готов открыться разрушаемому нигилизму. Знакомое имя, слетевшей с уст прекрасной девы, явилось счастливым провидением. До боли знакомое рейацу витало шелковой лентой по ветру. Значит ли это?
Да, лучший друг, в задумчивом унынии сидел поодаль. Он охранял покой и как всегда пытался подбодрить Укитаке. Но как бы умело Шунсуй не скрывал своего волнения за ширмой легкомыслия, Джууширо видел его боль.
Киораку скажи, в который раз повторяется эта картинка. Когда печаль низвергнется безысходностью. Имеет ли смысл дальнейшее сражение, если исход предрешен? Шунсуй безудержно бегал глазами по палате, спотыкался на острых углах, когда он встретился  с глазами Джууширо, улыбнулся так фальшиво, как никогда доселе. Укитаке виновато улыбнулся. Как бы я хотел получить ответы на эти вопросы и услышать твой совет. Не в силах более выносить душевные муки, он откинул ненужные мысли в сторону. Как можно поддаваться страху поражения? Ведь до сих пор он никогда не робел, не пасовал перед жизнью, - будем же поступать так и впредь, чтобы не случилось.
- Извините, Унохана-тайчо, но я не могу стоять  в стороне, когда происходит такое. Вот-вот будет объявлена война. Нет, она уже началась. И я не намерен быть единственным, кто останется в тылу, - голос звучал решительно, в нем ощущалась непоколебимая сталь. Капитан понимал, что Рэцу не в силах препятствовать, но ему также прекрасно было известно, что она настойчива и обоснованно упрямо, когда дело касается здоровья.
- Уверен, Киораку-тайчо не откажет Вам в просьбе последить за мной, - разумеется, против возмутительного своенравия обоих мужчин у Уноханы не оставалось шансов на победу. Джууширо сел на кушетке. Бессилие еще никуда не исчезло, но сила воли была сильна. Скоро, капитан, выпрямившись во весь рост, стоял неподалеку от Рэцу. Покачиваясь, капитан закрепил занпакто и взял в руки перепачканное хаори. Я достоин. Улыбнувшись, он накинул его на плечи.

Ландыш живет сравнительно не долго. Его благородство и красоту невозможно описать словами. Прелестное создание, он появляется на свет и тут же исчезает, как весенний цветок. Но слава о нем живет вечно.

+4

11

Судя по тому, что Ретсу начала объявлять приговор,то есть..простите-диагноз, лечение окончилось. Кьораку-тайчо соскочил с табуретки, подходя к старым друзьям. И раз Джуширо уже стоит на ногах-можно выдохнуть, успокоится..и перестать думать о плохом, превращаясь в обычного себя.
-Унохана-семпай, вы как всегда-воплощение красоты и доброты!-обычный комплимент почти весело, взгляд из рассеяно-пустого, становится снова теплым и лукавым. И даже когда он обращается к лучшему другу, голос не дрожит:
-А как же, Джуу-тян, послежу! И даже согласен с ложечки поить чем там Унохана скажет!-он снова начинает валять дурака. Вот только рука,ложащаяся на плечи джусанбантай-тайчо все ещё холодна. Страх не хочет уходить.
Сколько лет мы играем эту сцену? Сколько раз мы повторяем эти слова?-с привычной болью,так и не ставшей слабее за эти века. Вот только показывать ее он не позволяет себе. Только пальцы стискивают худое плечо ещё сильнее в бессознательном жесте поддержки и заботы. Я помогу тебе,если ты позволишь. И в этой войне мы будем рядом как и всегда. Верно ведь?
И мягко,ненавязчиво потянуть друга прочь из госпиталя-Кьораку всегда казалось что здесь,под сенью колокольчика Укитаке становится только хуже. Болеть надо в своем отряде, там тебя всегда найдется чем отвлечь от мыслей о боли и смерти.
----->Территория тринадцатого отряда

Отредактировано Kyouraku Shunsui (2010-03-27 17:22:46)

+2

12

Унохана бы сказала почему Джууширо не может вылечиться, но не стала. Потому что это не было в плюс её имиджу - сказать, что капитан дурак. Нет, вы представьте себе, как Ретсу поворачивается и выдаёт ему, что он дурак, да ещё с суровым выражением лица, как настоящая истеричка.
Ей оставалось только мысленно проклинать то, что ей не удаётся его удержать на месте. Её точка зрения была такова: если бы Укитаке остался в госпитале хотя бы на месяц, то он бы чувствовал себя лучше. Интенсивная терапия, он получил бы должный уход от неё, точно бы получал лекарства в нужный момент. Взял бы отпуск таким образом, заодно. Но почему-то он отчаянно сопротивлялся этому, не хотел остаться и всё тут. Ретсу считала это ребячеством, несерьёзностью и...лицемерием. В каком смысле, спросите вы? А вот в каком.
Женщину раздражало, что он пытается вести себя, вроде как, спокойно и уравновешенно, решать всё диалогами, говорить так красиво, в общем, вести себя как взрослый, но на деле, внутри, он вообще какой-то...большой ребёнок, что ли. И существование этого ребёнка он скрывал, причём самым безбожным образом. Почему нельзя признать, что ты слаб? Почему нельзя взять и сказать: "Да, мне нужна ваша помощь, вылечите меня пожалуйста!"? Ответ прост - он мужчина.
Капитан на все их репликами кивала головой, чувствуя себя китайским болванчиком. Не хотелось ничего говорить, она боялась сорваться и выдать им порцию оскорблений на почве того, что они оба ведут себя, как студенты-первокурсники, совершенно не думая о том, что Джууширо может умереть, если будет так себя гнать, как белка в колёсике. "Единственный, кто останется в тылу". Как же.
-Делайте что хотите. Я знаю, что я вообще не авторитет в ваших кругах. - обратилась она к Укитаке, впрочем, сказав это с усталой улыбкой. Этакий укор и смирение с тем, что с этим ничего не сделаешь. -До свидания, господа. Если будут какие-то проблемы, не стесняйтесь меня позвать. Потому что с такими проблемами, как у Укитаке-тайчо, не справится никто из моего дивизиона, кроме меня.
С этими словами, Унохана ушла в свой рабочий кабинет, разбираться со своим внутренним миром и с проблемами Сейретея. Нужно же было кому-то иногда думать про всё сразу и ни с кем этим не делиться?

+2

13

____

Прошло трое суток. Сообщество душ, обратив внимание на слова Ичимару, было готово к масштабному нападению, однако вторжение оказалось не настолько значительным, что с ним справился каракурский патруль.

0


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Госпиталь