Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Блиц-собрание


Блиц-собрание

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Короткая версия текущего Собрания капитанов, как своевременная мера, корнями уходящая в эту тему. Итак, господа, продолжаем. Постим только реплики и действия, от которых зависит реакция других игроков.
Уточнение насчет очередности: поскольку Бьякуя молчит, начинаем тему с Уноханы-тайчо.

Далее, чтобы никто не потерялся и не запутался:
Hisagi Shuuhei
Yamamоto Genryuusai
Hitsugaya Toushirou
Ukitake Jyuushiro
Hinamori_Momo
.Kyouraku Shunsui
Soi Fon
Kira Izuru
Ichimaru Gin
Zaraki Kenpachi
Kurotsuchi Mayuri
Kuchiki Byakuya

0

2

Унохана коротко взглянула на опоздавших, а потом снова обратила свой взор на Гина. Его слова настораживали. Она не собиралась ему верить, но было бы интересно узнать, что он там запланировал высказать. Даже не из любопытства интересно, а из расчёта "поверь Гину на слово и сделай всё наоборот".
- Быть может есть смысл выслушать Ичимару... Я не прошу о его помиловании или о том, чтобы кто-либо из присутствующих стал к нему прислушиваться или изменил гнев на милость... Я лишь предлагаю узнать, что он хочет сказать.

+1

3

Простояв в позе преклонившегося рыцаря секунд 10, Хисаги поднялся и занял то место, где когда-то стоял Канаме Тоусен. Взгляд шинигами был установлен на стене. На самом деле он смотрел в "мертвую" точку, не видев ничего вокруг, а думав лишь о своем. "Как мало времени прошло, а я стою тут вместо вас. Со времени вашего ухода, я изменился, но до вас мне ещё далеко, капитан... . Наверное, если бы сейчас небыло капитанов и  лейтенантов, Хисаги, возможно, упал бы на колени и взревел, слишком много эмоций, которые преходиться держать в себе. Сейчас такое позволять себе нельзя, поэтому Хисаги продолжал держать себя в руках, отогнав мысли про Канаме, и решив задуматься о цели этого собрания, бросил короткий взгляд на Ичимару. Ичимару Гин... Бывший капитан 3-его... Кира каково тебе сейчас? - прищурив глаза, лейтенант устало вздохнул, что-то сказать он просто не имел права, да и что может сказать простой лейтенант в обществе капитанов? Он лишь одобрительно кивнул, услышав слова Уноханы-тайчо...

0

4

Как говориться - если хотите высказывать серьезные мысли, отучитесь сперва болтать вздор. Капитан 1го отряда никогда не болтал вздор, сначала он анализировал ситуацию, а после и делал выводы, в большинстве случаях правильные. Сейчас он больше всего хотел не просчитать.
Духота, тишина, серьезность. Вот, что в данный момент испытывал Ямамото. Многие в зале были накалены до предела. Но только не Со-тайчо. Ибо, как главнокомандующий, Генрюсай должен адекватно оценить ситуацию, не показывая своих чувств. Он превосходно справлялся со своей работой.
Но в данный момент его интересовал и тревожил лишь один и только один вопрос: Каков план Айзена? Ведь вероятно каждый присутствующий в зале понимал, что это очередной план Айзена. Ведь для него это было лишь, как игра в шахматы. В которых Гин являлся пешкой для воплощения их планов в жизнь. Но тут ход мыслей Со- тайчо, прервал женский голос  капитана 4-ого отряда. Ямамото  выслушав, не спеша, перевёл свой суровый взгляд с девушки на Гина, который поднялся, а после поклонился. Старик  наблюдал за каждым движением предателя с отвращением. Однако после речи Гина, спустя пару мгновений главнокомандующий промолвил:
- Продолжай. Расскажи мне о задумках Айзена, сорвалось хрипловатым голосом с губ старика. Со-тайчо понимал, что сперва нужно получить некую информацию, использовать в своих целях, а после выносить решение в наказании бывшего капитана.

+1

5

Что сейчас мог сделать Тоуширо? Стоять и слушать. Даже когда Ичимару упомянул лейтенанта Хитсугаи, которого позже могли обвинить в чем угодно из-за брошенных Гином слов. Все что мог капитан 10-ого отряда это всем видом показывать свое недовольство.  Опоздавшие начали прибывать, и реяцу юного гения слабо поколебалось когдаон почувствовал Хинамори.
- Ее зачем?! Ей и так плохо... Хинамори,  - недовольный взгляд юного дарование перешел от Гина, на Главнокомандующего.  Со-тайчо был как всегда непоколебим, ему никогда не было дело до личных эмоций.
И Хитсугае надо было научиться этому. Поэтому парень проводил Момо, до ее места своим ледяным, и ничего не выражающим взглядом.
Тут высказалась Унохана-тайчо, и Ямамото-со-тайчо решил-таки выслушать Ичимару. Тоуширо полагал, что Лису верить нельзя, и в его словах не будет, ни слова правды, посмотрев на Ичимару, юный гений продолжил молчать.

0

6

Дело постпенно набирало обороты. Не смотря на накаленность атмосферы и предельности многих нервов и спокойствия капитанов, вся верхушка Готея 13 предстала в задумчевом молчание. Каждый из присутствующих, от которого зависела судьба коварного искусителя, имя которому Ичимару Гин, разжевывали сказанные им слова, клодя косточки не далеко друг от друга. Мотивы Айзена и лиса как всегда были таинственны и сложными для восприятия их сущности. Всем было ясно лишь одно, что верить Гину нельзя, тем более выказывать ему поддержку.
Укитаке хотел было высказать свобю точку зрения насчет освещенной предателем причины его визита, но его опередила Унохана-тайчо, которая как будто читая его мысли, предложила могучему старцу с стростью, выслушать пленника до конца.
Вряд ли Ичимару осветит все замыслы своего Владыки. Слишком просто. Айзен бы не сделал такой легкий шаг по направлению к нам. Ведь это война, а она любит аккуратность. Очередная овечка, под шкурой которой таится зловещий волк. Мысли капитана были прерваны визитом в зал Шунсуя, которого он проводил взглядом до его места. А после всех ждало громкое появление Зараки, который не следуя никаким правилам морали, нарушил молчание, оттягивая дальнейший разговор еще на несколько минут в будущее. А медлить было нельзя, ведь время не любит когда им разбрасываются направо и налево. Оно жестоко наказывает провинившихся. Когда за дверью скрылась фигура начальника иследовательского отряда, в зале снова воцарилось мнимое умиротворение, которое вскоре должно было нарушиться гнилой песнью предателя.

+1

7

Взглядом окинув пришедших после нее, она снова взглянула на серебристую голову предателя, теперь певшего о готовности помочь, и ей почему-то не хотелось этому верить. А еще что хуже - хотелось поговорить с ним о Айзене.
Он пришел потому, что ему наскучили его планы? Или это уловка? Айзен-тайчо - предатель... Не хотелось верить. Пожалуйста, не надо его трогать...  Я...
Она молчала, моля в себе всех богов о том, чтобы не принимали поспешных решений, что бы Ичимару остался здесь, и остался живым. Ямамото-сотайчо решил выслушать и его, и доля облегчения тронула сознание. Она не знала, зачем ей это, не знала чем это может кончиться. С замиранием сердца она ждала слов хитреца, которые на шаг могли приблизить к завершению эту странную пытку, затянувшееся собрание, наконец решить его собственную судьбу.

+1

8

Если осмотреться, то можно понять, что собрание немного затянулось. Уже почти ночь. Постепенно небо сереет. Все теряет свои краски. Время, когда уже не вечер, но еще не ночь. После слов Главнокомандующего, все как то притихло, и Гин задумался и ни кто не осмелился дополнить Со-тайчо. Не большая пауза, которая дала осмыслить все сказанное друг другу. Все как то притаилось.
~ Не уж то мы всю ночь тут простоим. Не то что бы я устал, хотя я бы чуток отдохнул. Ладно, я, а как интересно чувствуют себя Кира, Хинамори и Хисаги. Потеряв своих капитанов, в которых они так верили, которым так доверяли. И после всего того кошмара, через который они прошли, встретиться снова с прошлым, которое так важное для них.
Смотря на лейтенантов Шунсуй понимал, что все только начинается, после отведя взгляд на улыбающегося Гина, не вольно прижал губы.
~ Все паренек твоя песенка спета. Интересно, что придумал Яма Джи на счет этого наглого экс - капитана.

PS: не чего другого в голову не пришло. Извиняюсь если, что не так.

+1

9

Зал Собрания Капитанов постепенно пополнялся опоздавшими представителями обезглавленных отрядов. В данной ситуации по уставу они имели те же права , что и капитаны на период совещания, потому, что именно они предоставляют интересы своих дивизий.
Сой Фон поочередно одарила вошедших предвзятым и недовольным с примесью холода взглядом.
Кивком поприветствовать очередного вошедшего капитана и ждать, того, что скажет Ичимару.

Отредактировано Soi Fon (2009-07-18 10:28:41)

0

10

Внезапное появление в Зале Собраний Дзараки Кэнпачи заставило Киру легко вздрогнуть от неожиданности, однако, пришедший следом Куроцучи Маюри, так же, как и его короткая язвительно произнесённая речь и последующий уход в неизвестном направлении и вовсе ввели лейтенанта в состояние недопонимания. Блондин одёрнул себя, ибо не его это было дело: судить капитанов Готэя, быстро пробежался глазами по присутствующим, коротко кивнул, соглашаясь со словами Уноханы Рэцу, и таки заставил себя поднять взгляд на Ичимару Гина. Ждать у моря погоды парню, откровенно говоря, уже надоело, глаза болели, мышцы были уже чересчур расслаблены, организм требовал отдыха, но не до него было, увы. Решение Со-тайчо выслушать до конца все, что хотел поведать Ичимару, Кира мысленно одобрил, однако отметил, что на веру всё, что Лис произнесёт, на этот раз он безропотно не примет, как то бывало раньше.

0

11

Гин уже давно выпрямился, осторожно перенеся большую часть веса собственного тела на здоровую ногу, и, улыбаясь, в который раз внимательно осмотрел помещение и капитанов. Улыбка Ичимару стала шире, когда он увидел, сколько ненависти, неприязни, равнодушия было в этой комнате здесь и сейчас. Даже раньше, когда предатели еще не ушли  в Уэко Мундо, и никто не знал, какие планы зреют в голове у Айзена Соуске, почти каждое собрание превращалось в нечто. Постоянные споры, неприязнь по отношению друг к другу, нетерпение, неприятие… Чего только не было… Бывший капитан мысленно хмыкнул, почти ностальгически вспоминая прошлое, и ему удалось со всей искренностью, которую он был способен изобразить, начать речь, глядя прямо на Ямамото-со-тайчо:

- Что ж. Раз уж меня так внима-ательно все слушают, я, пожалуй, начну. Как я уже говорил, планы Айзена я стал считать несколько утопичными-и и поэтому, - короткий смешок, - ушел от него. Та информация, которой я хочу поделиться, довольно интере-есна и, надеюсь, своевременна для вас, - предатель выдержал небольшую паузу и снова продолжил. – В ближайшее время, а точнее, в ближайшую неделю, Айзен планирует нападение на Каракуру. Нападение будет серьезным, - Гин немного помолчал, раздумывая, стоит ли сказать еще что-либо, и все же добавил: - Целью нападения будет узнать силы и готовность Сейретея.

После этой довольно короткой речи Ичимару, предвидя, что сейчас начнется либо обсуждение, либо споры, либо еще что, снова спокойно уселся удобно на пол, готовясь к любой реакции капитанов.

« - Будет весьма интересно послушать их. Капитаны просто не смогут промолчать. Да и на реакцию лейтенантов тоже интересно будет посмотреть. Особенно на Хинамори… А что будешь делать ты, Изуру-у-ку-ун?»

+4

12

- Да бросьте! Это чепуха! Дайте мне ему просто шею свернуть; проблем меньше будет, уверяю вас! - злорадно выпалил Кенпачи, как только Гин закончил. На самом деле, сражение против альбиноса было бы для Зараки лакомым кусочком. Он мало, что знал о его способностях, а это автоматически превращало битву с предателем в сложный поединок. Не зря же ведь, Айзен себе в подручные взял этого прохвоста.
«Пару минут, ей богу, пару минут мне бы хватило, чтобы стереть эту ухмылку с его лица! Ненавижу таких засранцев... Таким меч в задницу надо пихнуть, зуб даю, сразу изменятся!» Раздраженно поглядывая, то на вернувшегося "блудного сына", то на Ямамото, Кен-тян словно ребенок, ожидал одобрения об убийстве предателя. И почему-то капитан одиннадцатого отряда был уверен, что кто-нибудь его поддержит.

+6

13

Ба… Ну, началось. Сейчас будем играть в игру «Ичимару Гин, скажи правду, а не то мы из тебя сдедаем фарш». Собственно, мы и так его сделаем – «они» сделают, –  Маюри посмотрел на будто на пороховой бочке сидящего Тоширо, нарочито холодную Сой Фон и, как обычно, воинственно настроенного одиннадцатого капитана. На лейтенантов Куротсучи глядеть не стал – слишком подавленный они имели вид. Иначе, портили и без того гнетущую атмосферу.
Впрочем, есть жертва, есть и хищники. Осталось только перебить хребет, выражаясь словами Кенпачи.
- Ичимару Гин, –  Куротсучи выдержал паузу, тем самым обращая на себя внимание  незваного гостя Сейрейтея, – считаешь, что сказанного достаточно для твоего освобождения? Очень жаль, но эта твоя сверхсекретная и очень важная информация  не спасет твою шкуру от участи заключенного. Подробности нападения, время, участники и их количество, Гин. А может, –  тайчо вновь понизил голос для пущего эффекта, – может, ты предпочитаешь разговаривать в менее непринужденной обстановке? Это несложно организовать, знаешь ли, – многозначительно хмыкнул двенадцатый капитан. Уж кому-кому, а ученому было известно значение фразы «допрос с пристрастием».
- Что касается «свернуть шею», как вы говорите, Зараки-тайчо, разумнее выслушать испытуемого, чем  лишать его голову возможности говорить. Хотя вам  невдомек, что голова может и думать, уж простите, – съязвил в адрес ответствовавшего ранее Зараки Кенпачи Маюри.

+4

14

А что же по сути может значить эта каверзная комбинация букв, с невероятной легкостью срывающаяся с алых губ человека? Что скрывается под всем этим. Каждый новый шаг, приближающий Ямамото к заветной цели, становится все труднее и труднее. Как же страшно видеть отчаяние в глазах людей, по-настоящему сильных, которые всегда умели найти выход даже из самой сложной ситуации. Именно это и видел сейчас Со- тайчо в глазах присутствующих. Предатель, закончив свою язвительную речь, всё больше вводил всех в заблуждение и в ярость. Ведь все понимали, что это всего- лишь игра. Да и в речи Гина  соблюдалась лишь бездарность. Ведь уйти от Айзена, лишь из-за несбыточности всего им планировано было бы глупо. Но  последовательная фраза была более правдоподобной, от чего капитан 11- го отряда не выдержав, высказался, а за ним последовали реплики Куроцучи. Но Генрюсай предпочитал не вдаваться в их рассуждения, а лишь стукнул тростью по  полу, дабы воцарилась тишина. Тишина, от которой заныло в ушах. Абсолютная тишина в этих просторах, которую не желал прервать ни один находящийся в зале, поскольку ни один из них не испытывал к ней  и ко всему происходящему сострадания.  Лишь  вновь суровый взгляд нахлынул каверзную ухмылку предателя, после которого последовала  речь:
- Раскрой завесу тайн и расскажи нам всё что знаешь. Начинай.

0

15


Ichimaru Gin
http://s46.radikal.ru/i113/0908/ba/71ab73a4fd9b.jpg

ООС: пост написан полностью по той простой причине, чтобы будущего игрока не заставлять "наращивать" не свои слова и мысли.

Альбинос про себя улыбался гораздо шире, чем окружающей публике, ведь в театре главное – заставить зрителя поверить. Казалось, чем больше яда на него льется, тем сильнее тому нравится происходящее. Отрицательные эмоции имели привычку входить в ежедневный рацион, иначе – пресловутая скука. Разумеется, Ичимару не забывал, что одна из первостепенных задач сейчас – спасти свою шкуру, а иной расклад событий ему никак не приходился по лисьему нраву, для которого самое оно – исключительная ласка и бережность.
«Ах, вы все еще так неравнодушны к моей скромной персоне, даже лестно», - в другом положении он бы непременно спровоцировал Зараки, чтобы лишний раз убедить – и словесно, и физически, кто есть кто. Но не об этом наше представление.
- Ямамото-со-тай-чо, - протянул альбинос с пола, по-птичьи склонив голову набок, - я полагаю, что Сообществу душ никак не хочется лишаться… - он нарочно выдержал паузу, а уголки губ чуть больше дернулись вверх, - печати, что так непременно бережно охраняется вторым отрядом в Мире Живых? – В голосе скользило неподдельное удивление. Должен попасть в цель, когда о печати знал далеко не каждый капитан. – А знаете, если печать так охраняется, то в ней явно заинтересовано не только Сообщество. И, несомненно, благодаря вашему светлому уму, вы прекрасно понимаете, о чем я.
Гин закашлялся.
- Между прочим, сейчас в моем теле размножаются опасные бактерии, и если мне поскорее не введут вакцину, рассказывать дальше о планах Айзена, увы, - Ичимару с досадой развел руками, а голос заметно погрустнел, - будет некому. Вы же этого не хотите, со-тай-чо?

+2

16

Ямамото-Генрюусай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

На словах о печати сотайчо внутренне напрягся. Некогда мелкие мальчишки оказались чересчур пронырливы.
О состоянии Гина докладывали еще до собрания, а после доклада о миссии и нестабильность его реяцу доказывала, что состояние альбиноса действительно ни к черту. Значит, необходимо узнать самое основное до того момента, как Гина отдадут в заботливые руки капитана 12-го отряда, который, к слову, несмотря на едкие замечания, был прав до единого слова в своих вопросах. Поскольку в первый раз оные были старательно пропущены мимо ушей, их огласил уже сам Ямамото:
- Ранг, количество участников нападения? Время? – Голос резким контрастом прозвучал в тишине на фоне доселе «льющегося» голоса Ичимару.

+1

17

Ямамото, как всегда, поражал взглядом с беспристрастием базуки. Гин готов был поспорить, что у половины собравшихся от его тона пошли мурашки, но его врожденная не впечатлительность позволила показать главнокомандующему лишь долю должной реакции:

- Вы заставляете меня повторятся, со-тайчо, - обиженно протянул допрашиваемый, подминая здоровую ногу под себя, сопровождая это звучным поскрипыванием половиц: - Нападение состоится завтра, в течении дня. - обнадеживающе пролепетал Гин, переводя взгляд на Ямамото: - Вашими противниками будет Эспада, - по-видимому, фракцию Гин в расчет не брал из принципа или решил устроить капитанам приятный сюрприз: - Готею - 13-ти придется сильно напрячься. Вы ведь не допустите, чтобы Айзен устроил в Каракуре большой Бум? - непринужденным тоном выпалил экс-капитан, наигранно закашлявшись.

Отредактировано Ichimaru Gin (2009-08-18 14:58:34)

+2

18

Ямамото-Генрюусай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Как в воду глядел. Будто и Кьераку не случайно нашел информацию о печати. Поскольку, как ни крути, Гину срочно нужно обследование, а рисковать в данном случае уже дальше некуда, Ямамото вынужден сводить собрание к открытому концу.
- Печать. Подробности, Ичимару.
При несомненной и, возможно, правдивой информированности альбиноса, за все время собрания Генрюусай ни на долю не проникся доверием к предателю по той части, что Гин так просто перешел обратно на сторону Сообщества Душ.

0

19

Медленно. Все события развивались слишком медленно. Если бы Айзен предупредил его о том, как медленно эта компания капитанов будет соображать, Гин бы сто раз подумал, прежде чем пойти на подобные эксперименты со своей персоной. Нога болела, по телу распространялась слабость, а Правая Рука Будущего Владыки Трех Миров вынужден сидеть на полу в обществе агрессивно настроенных шинигами. «Не самая лучшая альтернатива Тоусена и скучным белым коридорам. В следующий раз хочу отпуск в Генсее».
Гин не был ни слабовольным, ни просто слабым, но он умел ценить и себя, и свое время, а все эти разговоры, когда горстка неудачников решала, может ли она выбить у него информацию, стоит ли сначала его вылечить или просто убить, раздражали своей необоснованностью. В конце концов, они не убили его сразу, не судят его сейчас, они просто пытаются что-то у него узнать, ничего толком не пообещав взамен. Даже учитывая, что Гин собирался в ближайшее время снова их покинуть, подобный расклад казался ему несколько нечестным.  «О-я», - улыбка Ичимару стала едкой, - «неужели господин главнокомандующий правда хочет продолжать эту тему так открыто? Определенно я на подобное не подписывался! А как же занавес тайны?! Сложно пудрить окружающим мозги, когда их так много и каждому нужен индивидуальный подход».
- Не так важно, что знаю о ней я, важно, что знаете о ней вы. А вы знаете достаточно, чтобы волноваться в связи с нападением арранкаров на Каракуру, не так ли? - Гин сделал многозначительную паузу, прищуренным взглядом следя за реакцией окружающих. По его опыту, даже главнокомандующему приходилось принимать решения под давлением обстоятельств. Главное чтобы у них была хоть какая-то поддержка. - Я сказал более чем достаточно, но пока не получил ничего взамен. Так не пойдет. - Ичимару показательно потер ноющую ногу, прикидывая, что сейчас самое время надавить на больное Сейрейтея, а его, если подумать, было не так мало. За две тысячи управления Генрюсаем, у того в шкафу накопилось куча скелетов и, если он не хочет превращать Каракуру в один из них, ему бы пора принять какие-то меры. - Я знаю, что получаете вы, от моего возвращения в Сейрейтей, но мы так и не договорились о том, что получаю я. Тик-так. Время идет, а мы все ещё тут обсуждаем непонятно что. Моей скромной персоне остается надеяться на то, что я доживу до того момента, когда мои слова подтвердятся и смогу заявить вам со всем свойственным мне ехидством: «А я же говорил!»
Вряд ли горста благородно настроенных шинигами допустит, чтобы сотайчо принял решение не в сторону защиты ни в чем невинных душ, а значит, пора бы ему пойти на уступки. Если он на них способен, значит состояние Готея ещё хуже, чем думалось Гину в самом начале, а если нет, план Айзена был заведомо проигрышным. В это верить альбиносу не хотелось.

+2

20

Ямамото-Генрюусай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

«Как самонадеянно», - подумал старик.
- Ичимару, ты находишься не в тех условиях, чтобы торговаться. – Резко оборвал Ямамото. - Не забывай, что ты еще дышишь, находясь здесь.
Жизни для предателя пока что более, чем достаточно, а чтобы выжать из него все соки информации – вторая дивизия во главе с Сой Фон, несомненно, постарается. Что ж, собрание можно считать незавершенным, а приговор оттянутым как вынужденная мера. Если Гин испустит дух прямо здесь и сейчас – это не принесет Готею никакой пользы, а на данный момент они уже узнали порцию информации, которую нужно подвергнуть проверке.
- Маюри-тайчо, можете забрать и обследовать пленника. – Со-тайчо обратил свой взор в сторону капитана 12-го отряда. – Сой Фон-тайчо, после возвращения с миссии доверяю вам заняться допросом Ичимару Гина. Все могут быть свободны.

ООС: товарищи капитаны, после данного поста теперь можем вздохнуть полной грудью и со спокойной совестью начинать расходиться. Теперь все в том же порядке, как раньше, начиная с Хисаги Шуухея.

+1

21

Как интересно, когда-то уже собрание капитанов судило Ичимару таким образом. При этом, тогда тоже сначала встрял Зараки, со своей недалекостью, в этот раз только он даже не стал разбираться, а просто предложил убить предателя, тем самым показав, что может быть еще большим кретином. Маюри, который также не мог остаться в стороне... все это уже давно надоело Хитсугае, для себя он называл это "бессмысленные разборки стариков". Все равно пока Ямамото-со-тайчо не выскажется, все остальное не имело никакого смысла. Да и как уже успел заметить Тоуширо, попытки запугать Гина, были именно тем, чего и ждал презренный Лис.
Тем не менее, Главнокомандующий все же провел допрос Ичимару, и смог узнать некоторые сведения о планах Айзена. Слова о некой печати, ввели парня в заблуждение. Он никогда не слышал о ней, тем более о том, что она находится в Каракуре (об этом прямым текстом заявил Лис).
Нахмурившись, Хитсугая посмотрел на Ямамото, надеясь, что он все же объяснит другим капитанам, о чем сейчас говорили. Вместо этого главнокомандующий предпочел закончить собрание. Сразу же появилось неприятное чувство о том, что от него что-то скрывают. Причем парню показалось, что другие капитаны прекрасно осведомлены, о чем идет речь.
Парень бы с удовольствием потребовал объяснений, или сам бы направился в библиотеку, где  наверняка, что-нибудь узнал, но Хитсугая решил, то, что Генрюсай-доно знает что делает, и просто взял историю с печатью себе на заметку, концентрируя внимание на других вопросах.
- Ямамото-со-тайчо, прошу разрешение, мне и Матсумото-фукутайчо с утра отправиться в Генсей, для того чтобы выполнить, прерванное задание порученное вами ранее... и если надо будет, стать первой линией  защиты Каракуры, если, как и сказал Ичимару, нападение все же состоится... - мимолетный презрительный взгляд на предателя.
  - ....Хоть я и не верю ни одному его слову, подстраховаться не мешает. Благодаря Унохане-тайчо, я чувствую себя в полном порядке, и готов взяться за это задание, - все-таки Ретсу-сан недаром была капитаном 4-ого отряда, и единственной, кроме Ямаомто-со-тайчо, кого юный гений называл с суффиксом. Хитсугая действительно чувствовал себя намного лучше. Правда парень был ужасно утомлен, и его клонило в сон, если бы не это, то гений наверняка бы потребовал немедленной отправки в Мир Живых. Но в такое время он обычно уже спал, бабушка ведь всегда говорила о том, что хорошие мальчики ложатся пораньше, не говоря уже о том, что день был не из легких, и кроме того он был сегодня ранен. Однако сейчас было не до этого. Надо было еще найти Матсумото.
Оставшись на месте, Тоуширо ждал решение Главнокомандующего.

+3

22

На время всего диалога главнокомандующего и дуалистического предателя, Укитаке, как и большая половина капитанов не проронил ни слова. Все присутствующие стояли неподвижно, стараясь не упустить ни единого звука, срывающегося с ядовитых уст Ичимару. Впрочем, как и на любом собрание, длящемся по времени практически полную половину дня, имели место быть перепалки. Зараки Кенпачи и Куротсучи Маюри были живыми подтверждениями. Слухи и разговоры л любви этих капитанов друг к другу ходили красочные и не только среди простых офицеров. К сожалению ученого и варвара, которые были людьми диаметрально противоположных интересов и жизненных устоев, связывали отношения воинственного характера, а не того, о которых Вы могли подумать на первый взгляд. Джууширо было горестно видеть, как даже среди, настолько опытных шинигами, способности и умения, которых внушали не дюжее уважение, существует стена личной неприязни. Впрочем, все сущее и даже мироздание существует в конфликте, рождающем хаос. Естественные науки  Генсея уже давно доказали это, что уж говорить про Сейретей попав в исследовательский институт которого ты будешь считать себя Алисой в стране существ, впрочем не каждый шинигами без нервного глотка пойдет в обитель Куротсучи.
Я надеюсь Зараки-тайчо не затеет драку прямо в здание собрания. Впрочем, самые худшие домыслы капитана не подтвердились на практике. Великий Всесеретейский богатырь отступил от своих намерений, продолжив стоять на своем месте и изредка бросать хищный взгляд в сторону Гина и Маюри. Впрочем на это Джууширо уже перестал обращать внимание, ко всему привыкаешь.
Тем временем разговор звезд собрания подошел к кульминации. Речь пошла о самом деле, в диалоге проскользнуло упоминание о печати и планах Айзена. Откуда ему известно про печать? Круг посвященных в информацию про нее лиц был довольно узким и состоял лишь из проверенных временем капитанов. Зрачки карих глаз расширились и моментально кинули взгляд на Ичимару, который оставался все таким же улыбчивым и скользким для понимания. Хотя чему я радуюсь, он, как и Айзен довольно искусно водил нас за наши собственные носы. Одернув себя, Укитаке вернулся к безмолвному созерцанию деревянного пола под ногами. Видимо, следующим этапом в войне против Соуске окажется Каракура и ее жители. Из внутреннего мира его заставил выпасть повышенный голос со-тайчо, который, раздав поручения объявил об окончание собрания. Среди сказанных имен, Укитаке снова не услышал своего. Хотя стоит заметить, он уже давно привык к тому, что сенсей держит его и Шунсуя при себе. Старики охраняют внутренние границы, а молодые рвутся в бой. Все закономерно. Сделав шаг, Джууширо не спеша, направился в сторону выхода.
------->Территория первого отряда

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2009-09-06 15:29:55)

+2

23

Молчание, в котором проходил разговор предателя (причем, неизвестно теперь, какой стороны) с со-тайчо, она просто не смела нарушать, и не она одна. Гнетущая обстановка, всегда преследовавшая ее на территории первого отряда, вытягивала в струнку и так натянутые нервы. Утомительно, имя бывшего капитана звучало слишком часто, и все оттенки эмоций, с которыми его произносили, ранили невидимыми когтями не хуже, чем Хайнеко Рангику-сан. Айзен, Айзен, снова Айзен. Слишком чувствительная для лейтенанта, но умеющая держать себя под контролем, Хинамори избегала смотреть на присутствующих - сейчас она не могла быть уверенной в том, что услышала, слишком предвзято собственное мнение сейчас, потому не выдать бы себя ни словом, ни взглядом. Слова о готовящемся нападении на Каракуру только подняли волну горького негодования. Если слова хитреца верны, то Готею придется потрудиться, и довольно-таки серьезно, учитывая обескапитаненные отряды. И приходилось чуть ли не обманывать себя, пряча предательские мысли, что ей не хочется, чтобы кто-то, даже она сама, заняли место ее бывшего тайчо. В ней боролись две Хинамори - та, что пошла в шинигами и стала лейтенантом ради Айзена и та, что сейчас была полноправным членом Готей-13, ответственным за свой отряд гобантай фукутайчо.
Едва услышав заветное "Все могут быть свободны", девушка с трудом сдержала вздох облегчения. Ичимару пока в относительной безопасности, и может быть, ей удастся позже поговорить с ним, хоть и рядом будет находиться нервно пробирающее до глубины души обстоятельство в лице капитана двенадцатого отряда. Сейчас куда больше ей хотелось сбежать сейчас из этого угнетающего места, и побыть немного в тепле. Физическом и душевном. Сейчас было самым лучшим поговорить с кем-то, но... страх помешать, или навязаться заставлял держать рот на замке. Она никак не могла заставить себя подойти к кому-то, и молча выскользнула за дверь, еще не совсем осознавая, куда она сейчас направится, хотя учитывая время и напряжение, логично было отправиться в отряд. Просто здраво рассуждать не представлялось возможным. Лишь бы подальше.

---------> Территория первого отряда

Отредактировано Hinamori Momo (2009-09-08 11:50:43)

+2

24

Интересно, как долго Киораку сможет терпеть этот нудный сбор, который мусолит одну и ту же тему пол дня. Конечно, Капитану восьмого отряда было интересно, что скажет Гин, но лис лишь подтвердил выводы, которые крутились в голове Шунсуя с самого утра. После неожиданного утреннего похода в библиотеку, где не очень часто можно застать капитана в розовом хаори, но очень часто можно увидеть лейтенанта восьмого отряда Исе Нанао, только здесь можно увидеть главное предназначения книжки, которую Нанао-тян часто использует не совсем по назначению.
~Яре, яре. Гин злой мальчишка, очень злой. Как долго я думал, что заблуждался и не хотел верить самому себе, но я как в воду глядел. Теперь я понимаю, почему Яма Джи отложил наш разговор, все так сильно запущенно, что даже я не могу кинуть хоть одну, пустую реплику в адрес столь затянувшегося собрания. Надеюсь сейчас, после собрания Со-тайчо сможет уделить мне время и просветить меня, как сильно мы влипли.
Шунсуй знал, что пустить в расход лиса, это последние дело и поэтому возникло острое желание поговорить с пленником. Так же он понимал, что выудить у Яма Джи всю информацию про "Ключ Короля" ему не удастся. И поэтому нужно найти причину для того, что бы между делом попросить Со-тайчо о свидании с экс-капитаном.
-Яма Джи, Вы подумали о нашем утренним разговоре? Может, обсудим, здесь и сейчас?

Отредактировано .Kyouraku Shunsui (2009-09-16 20:04:26)

0

25

Капитан, казалось, превратилась в один слух и ничего более. Она слушала, внимательно слушала. Ичимару говорил много, впрочем, как всегда, его слова были лишь приняты к сведению, но к истине не приписаны. В этот лаконичный монолог предателя почти сразу вклинился глава ИИ. Сой Фон не любила контактировать с его отделом, но иногда приходилось. Капитан всегда относилась предвзято к этим ученым, особенно к Куротсучи, порой ей казалось, что положил начало этому чувству не его темное прошлое, а чертов Урахара Киске. Проскользнувшая нить о допросе, пропахшая пытками и будь Сой Фон менее сдержанной и хладнокровной, она бы хмыкнула в ответ на речь капитана 12-ого отряда. На беспристрастном личике главы взвода Онмицукидо так ничего и не проявилось кроме идеальной маски надменной холодности.
Девушка, казалось, на миг потеряла счет времени, но внутренне чутье услужливо подсказало, что уже поздно, а дела к завтрашнему дню только увеличиваются и отнюдь сами по себе не уменьшатся, а в данном случае становятся в геометрической прогрессии все больше и больше. Главнокомандующий, наверное, решив, что пора бы и капитанам отдохнуть, ведь они тоже умеют уставать и ускорил темп допроса.
Вопросы просты и однозначны, ответы в свою очередь приносили только напряжение. Сой захотелось воды, она знала, что сейчас только от ее хотения ничего не изменится, приходилось лишь ждать. – “И почему я ему тогда не перерезала глотку?...” – недобрая мысль, как и сама ситуация, доставляли лишь одни неудобства. Мускулы постепенно застывали, привыкшая к бурной жизни и бешенным ритмам Сой Фон изнывала тихо про себя в этой клетке для капитанов. Такого рода дискомфорт отнюдь не мешал ей сконцентрировано слушать.
На словах о печати капитан внутренне еще сильнее напряглась, ее взгляд застыл на какой-то дощечке на полу. Она сама узнала о задании относительно недавно. – “О печати знает Айзен. Ожидаемо.” – лицо девушки становилось хмурым и задумчивым. – “А значит стоит поспешить с выполнением миссии, но для начала нужно повысить охрану, придумать запасной план на случай непредвиденных ситуаций,” – руки, недавно умиротворенно опущенные вдоль тела вновь скрестились на груди. – “Что предпримет главнокомандующий, если завтра будет нападение?” – Вопросы – вязкие и тягучие, как трясина затягивали в свои воды, - мысли в ним можно утонуть и не заметить. Капитан быстро оборвала эту нить, чтобы не захламлять свой разум у нее и так хватает своих забот. Сой Фон знала, что сейчас будет делать: быстрый сон, а потом сборы на миссию. Вся документация и известная на данном этапе информация о печати, уже ожидала аккуратной стопочкой на столе у капитана. На ее прочтение и изучение тоже требовалось время, которое всегда быстро утекало, как вода сквозь пальцы. Именно сейчас девушке хотелось растянуть сутки на 26 часов.
Подобно барабанной дроби воздух разорвал вердикт Главнокомандующего, глаза Сой Фон быстрее молнии взлетели на Ямамото:
- Да, со-тайчо будет выполнено. – склонить голову в вежливом поклоне - дань уважения и признания абсолютного авторитета.
Капитан второго отряда направилась спокойным тихим шагом к предателю. С примесью металла голос:
- Вставай!“курорт закончен” – Сой Фон смотрела сверху вниз на Ичимару. Компания для времяпровождения намечалась не из лучших. Коктейль из предателя и самодовольного уб**дка, которому дай волю, готовый всех запихнуть в пробирки, не радовал.

Отредактировано Soi Fon (2009-09-13 05:38:41)

+4

26

Куротсучи готов был пуститься в пляс по поводу окончания Собрания. По странной случайности, доблестным тайчо ни разу не доводилось наблюдать самодеятельность Маюри, в чем им несказанно повезло. А может, и нет, ведь танцующий глава Научного отдела подобен цветку папоротника – никто его не видел.
Однако радость ученого была недолгой, вернее, ее сменила злорадная усмешка садиста-исследователя – не каждый, простите, день Куротсучи предлагают живого Ичимару Гина, насквозь пропитанного предательством и самодовольством.
Деликатес, выражаясь языком гурманов.
Раритет, говоря на языке филателистов.
Гребаная падла – профессиональный сленг птенцов Зараки.
Пропащая душа – горький вздох сердобольных всея Готей-13.
Каждый уважающий себя шинигами не упустил бы возможности обозвать великого и ужасного Ичимару этаким словцом. Так сказать, похвастаться лексиконом (или отсутствием оного). Что же, Маюри не исключение – в смысле ему есть чем блеснуть. Ага-ага, желтыми глазами и белыми зубами. И еще парой штуковин.
Нет, вправду Куротсучи вполне мог бы высказать свое мнение по поводу экс-капитана третьего отряда, однако это куда более эффектно будет смотреться на территории двенадцатого отряда, а посему Маюри ограничился кратким ответом:
- Есть. Ну что ж, посмотрим, из чего сделан Ичимару Гин…
Вот мне только его не хватало. Навязали же на мою голову. Еще и осу к себе вести – я гостей не ждал, – ученый неодобрительно покосился на Сой Фон, едва достающую Куротсучи до предплечья и убивающую одной только мыслью. И Омаедой – как размахнется им и… в общем, Маюри не любил членистоногих. Кроме бабочек.
В действительности, двенадцатый капитан был поглощен мыслями о предстоящем опыте и  реактивах, столь неосмотрительно оставленных на рабочем столе – Куротсучи был уверен, что его недотепы-работнички обязательно уронят, разобьют, выпустят на волю, сломают – словом, подпортят имущество своего любимого тайчо. Взыграло и некоторое родительское чувство: а вдруг кто-нибудь поранится и забрызгает своим содержимым лабораторию? Необходимо срочно вернуться и проверить! Все же Маюри нечасто покидал Институт ради какого-то там Собрания. Ученый окинул взглядом помещение – казалось, оно стало просторнее после объявление об окончании летучки, –  и направился к себе, по пути обращаясь к главе Онмицукидо:
- Сой Фон-тайчо, на вас ваш пленник. Следуйте за мной.

------->Территория первого отряда -----> Территория двенадцатого отряда

Отредактировано Kurotsuchi Mayuri (2009-09-26 18:35:50)

+4

27

Окончание собрания означало несколько вещей, некоторые из которых даже были приятными. Во-первых (если не в-главных) прогулка до футона. Кира чуть ли не валился с ног, а, учитывая все нервные переживания и события прошедшего дня, блондин явно будет спать без задних ног. И, что самое ужасное, за остаток ночи уже точно не выспится, а это грозит тем, что весь следующий день он будет вялым, ещё более отрешённым от мира сего, чем обычно, а уныние в его взгляде будет доминировать. Про мешки под глазами и неестественный цвет лица оттенка мешковины лучше даже не вспоминать. Вывод простой: надо хотя бы немного поспать.

Вторым пунктом шла своего рода радость за всех, кому больно или противно было находятся в Зале Собраний, ибо они могли, наконец, со спокойной душой и чистой совестью покинуть место сие. Пристально глядя на Хинамори-кун, Кира подумал, что неплохо было бы утром (если получится) зайти к девушке, чтобы просто поговорить, причём желательно на отрешённые темы, если у неё это, конечно, получится. Вообще, по хорошему говоря, парень бы направился к неё прямо сейчас и сидел бы с ней до самого утра, бережно охраняя её сон, но воспитания и излишняя скромность не позволяли ему сделать подобного, столь смелого шага…

В-третьих, сам факт того, что Кира некоторое время не будет видеть своего бывшего капитана (пусть этим временем и будет всего лишь жалкий остаток ночи), придавал парню сил, и моральных, и даже немного физических. Он успеет подумать над тем, что произошло, понять, как же ему относиться ко всему, что Гин тут выдал, и как вести себя с ним дальше. Убить и забыть, конечно, было одним из наиболее удачных вариантов, но самосуд вершить парень не собирался, не в его это было характере.

Поджав губы, блондин уныло наблюдал за капитанами Сой Фон и Куроцучи, надеясь, что такие жёсткие люди, как они, в отличие от мягкотелого его, всё-таки воздержатся от самосуда. И, прокручивая в голове эти мысли, парень никак не мог понять, почему ему упорно не всё равно, что случится с его бывшим капитаном, а ныне предателем. Какое процентное соотношение правды и фикции было в словах серебряновласого – вопрос. Но ещё большим вопросом было, почему он с такой охотой стал сие рассказывать, и что может за этой историей стоять. И, самое главное, почему его реяцу так неустойчива, что с ней творится? Но надежда, что Маюри сможет найти ответ на этот вопрос, была особенно тверда.

Кира стоял, не шелохнувшись, ожидая, не прикажут ли ему ещё что-либо, и намереваясь покинуть Зал Собраний в самый последний момент.

Отредактировано Kira Izuru (2009-09-20 20:00:55)

+3

28

Гин расплылся в улыбке. В каких условиях находился он, было ясно всем. Право же, зачем напоминать о том, что понятно даже гению-недоростку? С другой стороны, почему бы не принять во внимание тот факт, что Ичимару всего лишь жертва обстоятельств? Пусть и ни тех, о которых он был готов рассказать, но в какой-то степени серьезных и возможно даже смягчающих. Чтобы там Айзен не продумал, а Заель не воплотил, пожалуй, оба переборщили с реалистичностью.
- Но Ямамото-сотайчо, - нараспев протянул Ичимару, строя ну очень удивленное лицо, – мне было бы сложно что-то рассказать, если бы я не дышал.
Справедливости ради, Гин хотел бы заметить, что за время своего предательства, он никого не убил и даже серьезно не покалечил. В своих планах, он собирался давить на то, что поддался всемогущему авторитету Айзена, но никто в его предательстве и зловредности даже не усомнился. Обидно. Подсознательно Ичимару грызла мысль, что будь на его месте Соуске, людей, желающих отстоять его невинность, нашлось бы. «Тяжело иметь плохую репутацию…» - вздохнул Гин, сетуя на свою компанию на ближайшее время.
Из всех капитанов в этой комнате, Куротсучи был, пожалуй, единственным, кто недолюбливал Ичимару по факту. Бьякую лис донимал из спортивного интереса, Хитсугайя сам до него докопался, а остальных, скорее всего, раздражало только его поведение. Но Маюри будто бы имел на него какой-то зуб. Какой именно Гин не помнил. Но судя по плотоядной улыбке ученого, посмотреть на то, из чего он состоит, Маюри собирался буквально.
- Из того же, что и все, - убеждающе произнес Ичимару. - Плюс то лишнее, от чего тебе полагается меня избавить.
Вероятный допрос у Сой указывал на будущее, а значит, уйти от Куротсучи полагалось живым. Уже это вдохновляло и вселяло надежду, хотя учитывая методы общения госпожи Фон, слабую и почти что призрачную.  «Ну почему именно Куротсучи и Сой Фон?!» - думал Ичимару, игнорируя убийственные взгляды капитана второго отряда. «Почему не Унохана… и тот же Хитсугайя? У него тоже нет чувство юмора, но он хотя бы реагирует забавней». Гин ухватился за запястье Сой, используя его как опору для того, чтобы подняться. Пока шло собрания у него слегка затекли ноги, а из-за смены объема реяцу, к которой он ещё не адаптировался, Ичимару чувствовал слабость, но главное – ему просто казалось, что девушке это не должно понравиться. «Так и есть», - ухмыльнулся Гин, следя за выражением лица капитана. Сой Фон вырвала свою руку, что при внезапно образовавшейся разнице в силе оказалось не так уж сложно.
- Не хорошо, госпожа капитан, так обращаться с раненными, - со своей болезненностью Ичимару, конечно, перегибал, но не думал, что немного драматизма испортит местную атмосферу. Большинство капитанов даже толком не высказалось по поводу темы собрания, но как только оно закончилось, тут же воспользовалось поводом, чтобы уйти, а лейтенанты вообще, судя по всему, решили отмолчаться. Зачем их привели сюда, для Гина оставалось загадкой, но вполне соответствовало его желанию. 
Якобы потеряв равновесие, бывший капитан третьего отряда ухватился мертвой хваткой за плечо Киры, так спокойно до этого стоящего неподалеку. Как же некрасиво с его стороны было не замолвить за него пару ласковых словечков. Некрасиво, но простительно. «Иначе это было бы слишком подозрительно, не так ли?» - тонкие щелочки глаз сузились в хитрый прищур.
- Скучал по мне, Изуру? - фактически одними губами ему на ухо произнес лис, выпрямляясь. Губы сами раздвинулись в улыбке, когда на языке перекатывалось такое знакомое имя бывшего лейтенанта. Интересно, был бы он польщен, если бы узнал, что во многом являлся причиной внезапного явления лиса в Сейрейтее? Возможно, но говорить об этом не стоит. По-крайней мере не сейчас – слишком мало времени прежде чем их общение станет слишком заметным. - Как будет возможность, найди меня, - именно так, безапелляционно. И не грамма сомнения в том, что он это сделает. Ещё как сделает! Иначе и быть не может.
- Аригато, - уже громче произнес Ичимару, растягивая гласные. Все, что он мог получить от этого собрания, он уже получил. Остальное позже.

------------> Сой Фон, Ичимару Гин -------> Территория первого отряда -------> Территория двенадцатого отряда

оос: и да, чуть не забыл. Действия, прописанные за Сой, согласованы с игроком^^

Отредактировано Ichimaru Gin (2009-09-27 04:29:16)

+8

29

Ямамото-Генрюусай
http://s45.radikal.ru/i110/0812/64/5da0ddd490d0.jpg

Отчеканив каждое слово заключительной речи, Ямамото неслышно вздохнул. Тяжело. Вести разговор с предателем, даже находящимся не в лучших условиях, все еще тяжело. А у Сообщества сейчас на него есть преимущественно лишь силовые рычаги. И есть только сотая процента, что Ичимару после всего останется живым. Эта сотая – нападение Уэко Мундо на Сообщество Душ. Готей за всю свою тысячелетнюю историю все еще не научился прощать. Военная организация никогда не перестанет ею быть. Если в Улее, напрочь изолированные ото всех, содержатся лишь подозреваемые, но ни в чем не повинные шинигами, то нет сомнения в том, что все преступники будут казнены.
Более Главнокомандующий не произнес и слова в отношении Гина, проигнорировав его последние слова, ибо тот может блистать красноречием до бесконечности.
В который раз за сегодняшний вечер и ночь Генрюусай удивился капитану Десятого отряда, который вместо того, чтобы отправиться отдыхать после столь напряженного дня, запросил разрешение на продолжение задания.
- Если готов, подтверждаю разрешение. С утра можете приступить к выполнению. Мацумото-фукутайчо сейчас пребывает на задании,– cообщить о местонахождении лейтенанта отряда Хитсугаи в такое время было что ни на есть уместным.
Немного погодя, Ямамото обратил свой взор – по-старчески усталый, но одновременно твердый – на Шунсуя:
- Я не могу вести разговор об этом, пока предположения не подтвердятся, – тема отвратительная, но Кьераку, скорее всего, оказался прав в своих догадках. Однако слова Гина все еще остаются словами, и со-тайчо не счел разумным переливать из пустого в порожнее, в то время как Сой Фон еще даже не отправилась на миссию относительно печати. Сам же Главнокомандующий не сделал еще и шага по направлению к выходу, опираясь на свой кривоватый посох, держащий внутри недюжинную силу.
Движение – и Ичимару хватается за Киру, доселе стоящего, будто в ожидании приказа. Ямамото нахмурился: для Изуру, должно быть, настоящее испытание.
- Кира-фукутайчо, - произносит он, чтобы прервать этот кратковременный, но контакт, - ступайте на территорию своего отряда, на сегодня более приказов нет.

0

30

Главнокомандующий действительно мог быть жестоким. Раз он сам сказал Хитсугае о том что Матсумото находится на задании, то скорее всего сам ей его и дал. Зачем? Она недавно вернулась с трудной миссии, тем более Ямамото-со-тайчо должен был знать, что у них с Ичимару общее прошлое. Проверял, или не дал время, для того чтобы в голову могли прийти глупости? Даже если так, то чем его не устроил арест Гина, это ли, не показатель преданности Готею. Или действительно не было свободных кадров, что пришлось послать Рангику на задание?
Некое недоумение, по поводу действий Со-тайчо, появилось у Тоуширо только потому, что юный гений был уверен в том, что он единственный в отряде имеет право перенапрягаться, и работать в ущерб себе. Парню не понравилась новость о том, что его подчиненная не сможет нормально отдохнуть перед заданием.
- Хай, - ровно проговорил Хитсугая и направился к выходу. Уходя, кинув взгляд на Киораку Шунсуя. Слова капитана 8-ого отряда только подтвердили мысли Тоуширо о том, что о некой "печати" знают все кроме него.
- Почему важный артефакт Сообщества Душ, хранился в Генсее... тем более в Каракуре, странный город, Урахара остановился именно там, да и Куросаки... что с тобой случилось? - хоть парень сам и не думал об этом, но Хитсугаю не зря называли гением. Дело было не только в выдающихся бойцовских навыках, которые Тоуширо смог развить в малые сроки, все-таки, ведь того же Ичиго никто гением так и не назвал... Парень был необычно проницателен и умен для своего возраста, и из этой беседы, он уже успел сделать собственные выводы, которыми надо было поделиться, только с кем? Оставалась действительно одна кандидатура, которой капитан 10-ого отряда мог рассказать все.
- Надо найти ее, скорее, - в присутствии Ямамото-со-тайчо найти чужую реяцу было практически невозможно - духовная сила Главнокомандующего все перебивала. Тем не менее, Хитсугае удалось это сделать, не зря же она работает под его началом, верно?
- Центр 46? Какое задание можно было выполнить ТАМ? - даже шинигами-капитаны, без особого разрешения не имели право входить в здания совета, до предательства Айзена разумеется. но и сейчас рядовые боги смерти, да и высшие чины без особой необходимости старались не подходить к этому месту. Капитан 10-ого отряда лично обнаружил трупы судей, так что он как никто другой понимал, почему это здание обходят стороной.
- Надеюсь, она не вляпалась в какие-нибудь неприятности, - юному гению пришлось поменять планы. Только недавно он хотел попросить Киру последить за Хинамори. Лейтенанту 5-ого отряда наверняка сейчас было тяжело, но Тоуширо не знал, что он сам может сказать, чтобы успокоить ее, а Изуру ее друг с академии, который, по мнению Хитсугаи, мог успокоить ее. Но беспокойство за Рангику дало о себе знать. Поговорить с лейтенантом 3-его отряда еще успеется. Куда важнее, что просто так никто к этому зданию не приблизиться.
Нахмурившись, из-за того что приходилось менять свои планы, капитан 10-ого отряда ушел в шумпо, особо не церемонясь с кем попрощался а с кем нет.

----> Здание Совета 46.

Отредактировано Hitsugaya Toushirou (2009-09-28 16:10:07)

+2


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Блиц-собрание