Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Гора Соукиоку


Гора Соукиоку

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Одинокая гора в сердце Сейрейтея, возвышающаяся над прилегающими территориями. Является местной достопримечательностью и, по совместительству, местом проведения различного рода церемоний и процессий, к которым, как ни странно, относиться и казнь отступников, совершивших правонарушения. На самом верху размещены камеры смертников и выход на площадь внушительных размеров. Вышеобозначенная площадь располагается на самом широком уступе прямо под открытым небом.

0

2

<<<  Блиц-собрание <<< Территория 1-го Отряда

Пустующие улицы встретили Капитана неприветливой унылостью. По дороге изредка встречались лишь группы патрулирующих синигами, то тут, то там зажигающих лампы для освещения местности. Повсюду витала атмосфера спокойствия, порядка и дисциплины. Пытаясь отогнать от себя наскучившие мысли и воспоминания о прежних советах, сопряженных с неизменными спорами и недовольствами, бормотанием старика и раздачей указаний, он решил просто присмотреться к окрестностям.
«Действительно показательный Отряд... ни тебе соринки, ни пылинки. Каждый угол вылизан дочиста, будто здесь половина состава с вениками бегает. Даже придраться не к чему... понятно теперь, почему 11-й за глаза свинарником называют. Жалкие засранцы даже дерьмо за собой убрать не могут!» - подвел черту Капитан, не подозревая о том, что у  его подчиненных из-за постоянных ужесточенных тренировок не то что на уборку территории, а на личный досуг времени нет. Естественно, за чистотой в отряде следили, но добиться порядка, присущего остальным двенадцати, было не дано.
- А это еще что за фигня? – Кенпачи нахмурился, услыхав шум, доносящийся из-за угла неподалеку. Подойдя на пару шагов ближе, он уже мог отчетливо разобрать голоса нескольких рядовых и их отнюдь не сдерживаемый  в плане громкости смех. Не медля более ни секунды, Зараки поспешил узнать, в чем собственно заключалась суть столь поздних посиделок.
- … нет, ну представь: заряжает мне за ЭТО такую цену! Я же, конечно, состроил самую недовольную рожу, какую только смог, значит, и толкаю в ответ: «совсем охренел? Отваливать столько за отстойное пойло?» Не подействовало. Тогда демонстративно так ложу ладонь на рукоять меча… ой, бедняга чуть в штаны не наложил! Ставит после этого на стойку еще одну бутыль и со словами, мол подарок от заведения постоянным клиентам, подсовывает прямо под нос!
- Хе-хе, самое время отведать твоей выпивки!
Звучание наполняющихся сосудов сменилось очередным всеобщим хохотом, во время которого старший офицер и появился за спиной одного из горе-собутыльников. Тот смеялся больше всех, поскольку и являлся тем самым рассказчиком своих героических подвигов в сомнительных забегаловках. Увидав позади приятеля Капитана сильнейшего Отряда в Готей 13, разгильдяи-патрульные попросту потеряли дар речи и с каменными лицами уставились на его невозмутимую физиономию. Один от страха даже стакан с горячительным напитком уронил. Именно это и привело в чувства  ржущего во весь голос заводилу.
- Блин, ну и откуда у тебя только руки растут?! – возмутился он поначалу подобным расточительством драгоценной жидкости. Затем, обратив внимание на то, в каком странном состоянии находятся его напарники, не преминул удивиться происходящему: - Чего это вы все? – разумеется, кроме неопределенного мычания от них не последовало ровным счетом ничего. – Что? – только теперь бедолаге дошло, куда обращены взгляды остальной части компании. Он и сам не побрезговал узнать причину возникновения заминки и неловкой ситуации.  – Вы словно на призрака устави… - обернувшийся весельчак так и не смог закончить фразу. – К… Кен… Кенпачи-сан? Я… я… мы… мы тут… - при этом от парня на пол Сейрейтея несло спиртным.
- Ты что-то хотел мне сказать? М? Может, перестанешь вякать и повторишь сначала да попонятней? – теперь Зараки предоставилась возможность лицезреть полностью онемевшую группу. Подобная картина предполагала исключительно один единственный вывод: дальнейший разговор был уже невозможен в принципе. Увиливающие от скучного патрулирования бездельники оказались застигнуты врасплох. Естественно, они и представить не могли, что будут застуканы в такое время, да еще и заблудившимся Капитаном совершенно другого Отряда. – Видимо, нет… - Кенпачи поочередно посмотрел на каждого из присутствующих. Сцена оставалась неизменной. – Да ну вас всех в задницу!
Махнув рукой на провинившихся, здоровяк вернулся к первоначальному маршруту, а позади послышался лишь отдаляющийся топот спешно меняющих пункт дислокации синигами. «Нужно было хотя бы одному врезать для профилактики…» - засела в голове скользкая мысль. К тому же отныне репутация 1-го Отряда в глазах офицера была подорвана.
Блуждания под ночным небом продолжались. В очередной раз обдумывая, чем можно было бы заняться полезным, чтобы скоротать время до утра, Зараки вышел на просторную площадь. Впереди, в каких-то паре сотен шагов, виднелись крутые склоны горы Соукиоку и дорога наверх.
- Сюда-то меня еще с какого хрена занесло? – на лице появилось легкое недоумение. – Впрочем… - Капитан обернулся через плечо, посмотрев позади себя, и направился к широкой лестнице. Подъем на вершину, даже при таком неспешном темпе передвижения, не отнял много времени. Уже спустя каких-то пятнадцать-двадцать минут Кенпачи восседал практически на самом краю обрыва, обернутый белой лентой Занпакто лежал по правую руку. Довольно прохладное и неуютное место, но идти куда-либо еще желание отсутствовало. «Здесь и останусь… видок на округу недурной открывается…».

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2009-10-23 17:02:53)

+2

3

В очередной раз резкий порыв ветра побеспокоил одиноко сидящего офицера, отражаясь в еле заметном перезвоне колокольчиков на прическе. Торчащие в разные стороны пряди угольно черных волос качнулись, донося до слуха особенный, но в то же время такой привычный звук, исходящий от своеобразных украшений. Внезапная и спонтанная, как падение звезды с ночного небосвода, незамысловатая мелодия, свидетелем которой стал только один синигами. Посторонних или лишних в этом месте не было: лишь расслабленный Капитан, его неизменный Занпакто, аккуратно положенный рядом, и бродяга ветер, наслаждающийся неприкосновенной свободой существования. Ничего бессмысленного… здесь и сейчас… все именно так, как и должно быть.
Кенпачи положил пуки на колени, расставленные в сидячем положении. Он поднял голову вверх и закрыл левый глаз, на правом оставалась нацепленной поглощающая риацу повязка. «И чего я не приходил сюда раньше? Чертовски хорошее местечко… неплохой выбор для проведения медитации. Эх, Старик всегда говорил, чтобы я уделял побольше времени этому дурацкому занятию. Че он там советовал? Сильное тело… сильный дух… возможно в этом что-то и есть. Хотя, если разобраться, когда этот огненный демон ошибался или становился не прав? Его наставления на поверку всегда оказывались более, чем просто полезными. Да-да, не хватало мне ему еще  сходить «спасибо» на радостях сказать. Впрочем, кое-кому можно ляпнуть нечто подобное. Хренов пацан! Наконец-то я нашел достойного соперника. Вот доберусь я до тебя в очередной раз. Одной несчастной встречи явно недостаточно. Ох и ловко он меня тогда опрокинул свей фигней про Занпакто. Сражаться вместе со своим мечом… такого бреда я вообще никогда не слышал раньше… как и не слышал тебя, - Капитан опустил взгляд на свой клинок. Тот, в свою очередь, все также мирно лежал в стороне, ничем не напоминая сейчас ужасное и страшное орудие смерти. Зараки нахмурился и потянулся к рукояти, проведя кончиками пальцев по ребристой золотой гарде. Перехватив духовный меч поудобнее, он поставил его в вертикальное положение и свободной рукой принялся избавляться от ленты, скрывающей стальное полотно. Кольцо за кольцом жесткая ткань покрыла землю у ступней ног. После приготовления Кенпачи выставил Занпакто перед собой на уровне глаз и повернул горизонтально, продолжая оставаться при этом серьезным и сосредоточенным. – И какого, спрашивается, все запросто могут беседовать со своими железками? Что самое интересное, как они это делают? О чем, черт меня побери, вообще можно с ним говорить? О настроении? О погоде? Или о том, как надрать задницу противнику? Да с таким же успехом я могу с табуреткой посоветоваться! – рассерженный личными соображениями, Кенпачи с размаху вогнал зазубренное лезвие прямиком в каменный грунт перед собой. С характерным треском меч наполовину вошел в землю.  Когда пыль вокруг улеглась, а пространство озарило звучное эхо, Зараки почувствовал легкие волны вибрации, исходящие от рукояти. Сей факт несказанно удивил его, отчего сбитый с толку офицер сжал ее еще крепче. – Что за дерьмо?» – изначальное подергивание усилилось и теперь Занпакто, казалось, создавал ощутимое давление на ладонь. Терпимо, конечно, но в чем заключается причина создаваемого дискомфорта – совершенно непонятно. Капитан чуть наклонился вперед и вдавил меч еще глубже. С его рук стали исходить плавные потоки желтоватой полупрозрачной духовной силы, в метре над телом растворяясь в воздухе. Ее колебания и плотность пока были незначительны.
- И что же ты пытаешься мне этим сказать, а, приятель? – обращение явно следовало мечу, ведущему себя более чем странно. – Хочешь поговорить? Это вряд ли… с чего бы за столько лет? Нет… нет… нет! – эмоции взяли верх над синигами. Он стремительно поднялся, одновременно вытаскивая  клинок и занося его над головой. Вместе с тем последовал масштабный всплеск риацу, благодаря чему местность на сотню шагов вокруг вспыхнула ярчайшим желтым светом. Ослепительный ореол сияния вскоре сузился до радиуса, очертающего тело Капитана, и стал увеличиваться в размерах в высоту, все выше и выше устремляясь к небесам. Кенпачи абсолютно не волновало учиненное им представление, не было никакого интереса и до того, что оно не останется не замеченным остальными, также было плевать на возникновение движения внизу на территории Сейрейтея. Целиком и полностью сейчас он находился в отрешенном от окружающей действительности, но, наряду с этим, сконцентрированном и напряженном состоянии.

+4

4

------->Территория 13-ого отряда----->Переулки.
Вынырнув из своих владений, капитан легким прогулочным шагом двинулся сквозь сеть перекрестков, некоторые из которых вели в тупик. В свете ночи, тайчо больше напоминал бездушного призрака, нежели живое существо, обладающее плотью и кровью. С высоты птичьего полета улицы, соединяющие отряды между собой походили на гиблую паутину. И стоит заметить, что она не один раз ловила в свои путы жертв. В основном это были простые рядовые, среди которых подавляющее большинство приходилось на многострадальный IV отряд, но от такой участи не был застрахован ни один шинигами. Взять бы самого Зараки Кенпачи, о блужданиях которого в этих замысловатых переплетениях белых стен ходили легенды. Кажется, он был тогда зол как никогда. Не раз в этих просторах появлялся немного шатающийся Шунсуй, который решил в очередной раз скрыться от нотаций своего лейтенанта. В итоге он заблудился, но на удивление всем нашел быстрый способ вернуться в Мир. Кажется, тогда он целиком и полностью полагался на прием связанный непосредственно с  пиалкой сакэ. Принцип его состоял в следующем: выпить как можно больше спиртного, чтобы отключить свое сознание. Таким образом, абстрагироваться и дать ногам самим идти куда вздумается. Последние, запомнив последние движения, пришедшие на период чистого сознания, повторяли их в точности до миллиметра и выводили к изначальному результату. Когда капитана восьмого отряда обнаружили к вечеру, спящим возле Восточных Врат, его любимая Нанао-тян устроила ему такую взбучку, что мама не горюй. На губы тайчо невольно легла теплая улыбка. Он был человеком, который очень сильно ценил свое прошлое и был к нему также сильно привязан.

Впав в ностальгию, Джууширо прошел большую половину своего пути. Но на оставшейся части его ждал приятный сюрприз. Когда капитан подошел к горному уступу, он почувствовал неимоверное давление рейацу. Не успел тайчо произнести и слова, как пространство вокруг озарилось желтым оттенком. Главный эпицентр, которого бил ключом с вышины Соукиоку.
Зараки?! Не знал, что он любитель ночных прогулок под луной. Духовная сила Кенпачи была настолько мощной, что спутать ее еще с чьей-то казалось нереальным. Капитана одиннадцатого отряда можно было узнать издалека не только по внешнему виду и высокому росту, но и по жажде боя и мощной силе, которые тот источал беспрерывно. Не смотря на это, Джууширо не передумал идти на гору, напротив он заинтересовался такой ночной метаморфозой в Кенпачи.

- Добрый вечер, Зараки-тайчо, - наконец-то преодолев подъем и оказавшись на "поверхности", Джууширо поприветствовал капитан, который продолжал сеять свое рейацу на расположившиеся внизу просторы Готея. - Вижу, Вам тоже не спится в такую теплую ночь.
Джууширо понимал, что подходить к капитану на близкое расстояние чревато, поэтому он решил держать безопасную дистанцию, которая бы свою очередь позволяла обращаться к мужчине, не повышая голоса.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2009-11-05 20:51:06)

+5

5

Скорее интуитивно, нежели по наличию посторонней риацу, Зараки почувствовал чье-то присутствие за спиной. В сумасшедшем выбросе собственной сложно было руководствоваться иными способами ориентации. Светопредставление исчезло мгновенно, как только Капитан услышал слова, высказанные в свой адрес. Последовал нестабильный толчок от резкого прекращения высвобождения духовной силы в таком количестве, поднявший в воздух клубы пыли в радиусе нескольких метров от эпицентра действия. Наступила тишина. Стих даже резвящийся до этого момента ветер, больше не забавляясь с изящной прической и прекратив трепать оборванные края хаори. Сейчас он будто выжидал, какая реакция настигнет незнакомца, посмевшего отвлечь старшего офицера. Однако Кенпачи оставался невозмутим, особенно теперь, когда его очередная попытка заговорить с Занпакто вновь провалилась. Таковых, конечно, было немного… хватит и пальцев одной руки, чтобы пересчитать все… но после каждой неудачи он всегда расстраивался и до определенного времени жаждал еще сильнее услышать голос меча. Чего нельзя было сказать в этот раз. Впервые Зараки не стал кричать и показывать рассерженность, а просто закрыл глаза, положил клинок себе на плечо и улыбнулся.
«Значит, не хочешь… я так и знал. Знал! Пойми, - начал он мысленный монолог, - в пылу сражения мне кажется, будто ты кричишь… только я не слышу этого. Не слышу абсолютно ничего. В моих руках всего лишь инструмент пускания чужой крови, не более, поэтому вообще ничерта не ясно, что ты из себя представляешь, приятель. Можешь обижаться сколько угодно, хрен с тобой, я все равно никогда так и не пойму, как… как это делается. Вполне возможно, ты сейчас думаешь: ну что за засранец мне достался во владельцы? Так оно и есть. Наверное, это такая у нас с тобой дерьмовая судьба. Отлично. И чем я себе башку забиваю? Должно быть, с тебя тоже итак хватит подобной фигни…»
Кенпачи устало поднял веки, между делом стирая с лица фирменную ухмылку. Вдали внизу все также  красовался ночной Сейрейтей: угловатые очертания крыш казарм и более высоких зданий, тающих в темноте, мириады ярких точек уличных фонарей, рассыпавшихся по всей территории, гордая и величественная стена из кровожадного камня, трущаяся о проплывающие мимо редкие облака… завораживающее своим спокойствием и умиротворенностью зрелище. Наблюдать за подобной картиной можно было до самого рассвета, так и не потеряв интереса к удивительному пейзажу, а позже утром встретить невообразимое зажжение горизонта и начало нового дня.
- Да-а… похоже и здесь мне не удастся побыть одному… - проворчал Капитан, оборачиваясь и ложа свободную руку на пояс. Перед ним маячила фигура Укитаке – лидера 13-го Отряда. Лицо седовласого офицера, не смотря на болезненный оттенок и извечные проблемы со здоровьем, как и обычно, излучало всю свойственную ему доброту и заботу. Одна его теплая и мягкая улыбка и приятный взгляд говорили сами за себя. Правда Зараки плевать хотел на складывающееся внешнее впечатление. Особой симпатии к Джууширо он никогда не испытывал и не разделял его методов в отношениях с подчиненными. Тринадцатый Отряд в его глазах вообще не виделся достойным уважения и ближе всех остальных походил на Четвертый – сборище слабаков и уборщиков канализаций. А насколько известно, последние частенько по этому поводу выслушивали насмешки, издевки и унижения от бравых шинигами Одиннадцатого. И вот теперь в нескольких шагах стоял сам глава подобной группы неудачников. – Чего тебе? – бросил Кенпачи безо всяких почтительных приветствий. Радикальная прямолинейность практически не выбывала из его повседневного стиля общения, что уж тут рассуждать о применении хотя бы элементарных норм этикета. – Значит, когда Старик созывает эти свои дурацкие собрания, ты и задницу ленишься притащить, прикрываясь болезнью… а тут запросто какого-то хрена припераешься на самый верх. Смотрю, даже дыхание не сбилось. Уж больно странно получается, не находишь?   
Зараки слегка прищурился, наблюдая за собеседником.
«Чертов придурок. Тащиться сюда только ради праздного любопытства? Только ради того, чтобы поздороваться? Чтобы поинтересоваться настроением на ночь глядя
- И не говори, что тебе мол сейчас лучше стало… я и сам вижу…

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2009-11-10 16:21:50)

+4

6

Офф: Остапа понесло...

У всех бывают трудности в жизни. Не всегда людям удается улыбаться на следующий день также искренне и лучезарно, как это делась с легкого плеча еще вчера. Вообще поведение человека - скользкая штука, впрочем, как и его психология. Попробуй, пойми источник недельной депрессии, когда успел произойти целый ряд событий, способных лечь в основу какого-нибудь суперсовременного экшена или боевика. Одним словом,  мой Вам совет, держитесь от этого всего подальше, но если хочется испачкать руки о чьи-то не особо чистоплотные секреты, милости прошу. Только не говорите, потом, что я не предупреждал Вас.
Джууширо без представлений о том, что возможно его вечно умиротворенное, доброе лицо, постоянно источающее заботу и терпение, может раздражать Зараки, продолжал нарушать его столь любимое пребывание в одиночестве. Возможно, на Укитаке так сказывалось вселенское желание помочь каждому, подставить свое братское плечо для слез, не позволив тем самым упасть человеку в бездну черного отчаяния, но, скорее всего тут имела место быть просто некая недалекость капитана, который исключал мысль о противности своего присутствия. Разве такое вообще возможно? Как оказалось, это вполне реальное событие. Кенпачи всем своим диким и необузданным существом показывал, что не особо-то жалует столь  не хилое внимание раскисшего лица Джууширо, который только и делал, что  улыбался и улыбался. Винить его в этом мы не в праве. Ведь Джууширо не был мороженным, чтобы всем нравиться тем более, если прислушиваться к мнению каждого недовольного, можно приблизиться к порогу сумасшествия, что никакие лечебные травки Уноханы и причудливые приборы Маюри не помогут.

Кенпачи рвал и метал, гневный взгляд его хладнокровных очей мог заставить появиться дрожь в коленях у каждого, но Укитаке не был тем неуверенным в себе рядовым, который шугается гневного взгляда любого офицера, чей чин выше его на целую ступень. Джууширо повидал за свои долгие годы жизни и не таких "варваров", хотя Кенпачи был из их разнообразия единственным, чей образ так сильно отпечатался в его памяти и теперь  ассоциируется лишь с грубой силой и странными украшениями в волосах, об истинном назначение которых капитану пока не посчастливилось узнать. Как - то раз между ним и Шунсуем возник спор на эту тему, в процессе которого друг отстаивал позицию, будто эти бубенцы некое подобие предвещания беды и неминуемой гибели противника, Укитаке же стоял на том, что это простые рюшечки, не имеющие за собой никакого серьезного значения для боя. Кто знает, может когда-нибудь тайчо и удастся раскрыть для себя эту тайну. И судя по предстоящему не особо гладкому разговору, шансы на это с каждым раз увеличиваются.
- Прошу прощения, что потревожил тебя, - чуть ослабив напор добродушия, но не приветствия в голосе, заговорил Джууширо. Карие глаза перекинулись с Зараки на открывающуюся внизу горы панораму ночного города. Кое-где мелькали огоньки, скорее всего они принадлежали лампадам кому-то из капитанов, который тоже не могли найти сна после собрания. Да и о каком покое может идти речь, когда в Готею назревают такие перемены, идущие в разрез с представлениями Джууширо о степени их возможной опасности. Глядя на мерцающие редкие огоньки Готея, Укитаке нежно улыбнулся, как это делают отцы, гордящиеся своими чадами. В такие мгновения в образе капитана отчетливо прослеживались черты Генрюсая, который не переставал смотреть таким взглядом не только на  Сейретей, но и на капитанов, лейтенантов и рядовых, населяющих столица Мира Духов. Старику – все они казались внуками, правнуками и детьми, которых только и надо, что учить уму разуму.
- Честно, говоря, не ожидал тебя здесь увидеть. Впрочем, как и застукать тебя за созерцанием прекрасного, - ладонь правой руки легла на затылок, пальцы приступили его почесывать. Все эти движениями придавали Укитаке некую юношескую непосредственность и неопытность. На самом же деле все было вплоть да наоборот. Джууширо предполагал, чем именно был вызван столь неожиданный всплеск рейацу коллеги. Скорее всего, пытался вновь узнать имя своего занпакто. Кажется это уже третья попытка. Хотелось бы мне помочь ему, но боюсь, это лишь преумножит его негодование. Занятый своими мыслями, Джууширо не сразу понял смысл тех нападок, которые бросал Зараки в его адрес. Прозрение и их осмысление пришло позже, когда Кенпачи ожидал ответа.
- Вообще-то сегодня я был на собрание. И нужно заметить, что оно меня не особо порадовало, впрочем как и мотив его созыва, - все также глупо почесывая затылок, вымолвил тайчо. Правда сейчас  голос звучал более серьезно и твердо. Все-таки в компании Зараки не следовало забыть о безопасности. Ведь он всегда отличался взрывным нравом, который был сложен для понимая, такому как Джууширо. Но все же последний не переставал предпринимать для этого попытки. От разговора посвященного его шаткому здоровью, Укитаке решил ускользнуть. Ему было немного не по себе, когда каждый встречный интересовался лишь этим и тыкал пальцем в его беспомощность как неразумного котенка.
- Прекрасный вид, не правда ли? Всегда любил наблюдать за Готеем именно с этих точки и радиуса. Каждый следующий взгляд, открывает что-то доселе незнакомое. - Джууширо догадывался, что, скорее всего Зараки были не интересным его размышления в слух. Ведь капитан 11 вовсе не походил на тех выпускников академии и рядовых его отряда, которые с особым трепетом выслушивали его рассказы  и проникались философским диалогом. Нет, Укитаке таким жестом не хотел умолить интересы и принципы Кенпачи и чтобы его самого убедить в этом, он поспешил сменить тему обсуждения на более близкую для Зараки.
- Зараки-сан, что ты думаешь о собрание и его итогах? - не поворачиваясь к капитану, вымолвил Джууширо, его заботливый трепетный взор не хотел отрываться от видов ночного города, белые стены которого в темноте казались серыми. Впрочем, как и дни, которые вскоре должны были наступить в жизни каждого бога смерти.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2009-11-10 23:38:21)

+3

7

Выслушивая причину, по которой Укитаке появился на Соукиоку, Кенпачи наклонился, подцепив пальцами с земли некогда белую ленту. Сейчас полоска ткани находилась в весьма испачканном состоянии. Резким движением вооруженной руки Зараки со свистом рассек воздух лезвием меча в стороне от себя. Внешне это действие могло напомнить устранение со стали остатков крови поверженного противника, однако, данный жест попросту вошел в его привычку обращения с Занпакто. Не поднимая глаз на Джууширо, шинигами принялся обматывать полотно клинка, возвращая его в относительно безопасное для окружающих состояние. Он специально медленно и неспешно занимался этим делом, тщательно и методично, слой за слоем накладывая подобранную ленту, тем временем в мыслях взвешивая слова собеседника.
«Вот значит, как... только не затем я сюда пришел, чтобы окружающими красотами любоваться. Ты все так же глуп... и смешон. И что за дурацкая манера болтать о всякой бессмысленной дряни? Кстати, а если из его речи попробовать выбросить все ненужное..? Да-а, - Кенпачи усмехнулся про себя, - эта серебрянка вообще рот перестанет открывать? Черт возьми, вот же забавно будет! Такой себе извечно по-идиотски выглядящий Капитан. Интересно, он и клинком своим также мастерски орудует, как и треплется? А, по сути, было бы неплохо узнать... правда, подобного же фиг допустят. Всем нужно долбанное обоснование поединка... всем нужно рассказать, показать и носом ткнуть в причину, по которой кому бы то ни было ты хочешь надрать задницу. Пф... даже если и удастся доказать, все равно старый пердун запрет поставит... особенно теперь, когда эти три ублюдка свалили в Хуэко Мундо. Сейчас не то что Капитан, каждый сопляк из Готэй 13 на счету. Идет подготовка... подготовка к охрененно веселому времяпровождению! Надеюсь, очкарик не заставит себя долго ждать».
- Не ожидал, говоришь? - Зараки хмыкнул, невесело усмехаясь. - Да ты сказал бы это любому, кого здесь пришлось увидеть. Впрочем, неважно. Ха, действительно думаешь, что мне есть дело до этого? - так как Кенпачи стоял лицом к Укитаке, ночной Сейрейтей располагался у него за спиной. Поэтому во время реплики он не преминул указать назад большим пальцем, подняв кисть руки чуть выше плеча. - Честное слово, делать больше нечего, как сюда забираться и пялиться на округу. Не смеши. После той клоунады, устроенной вами на капитанском собрании, и бездельного выстаивания на одном месте, возникло желание немного размяться. Правда будить посреди ночи весь личный состав от одной лишь скуки... дерьмовая шутка. Хотя, этих засранцев я бы сутками по тренировочной площадке гонял.
Старший офицер, наконец, повесил Занпакто на пояс, скрывая его под пологами хаори от всеобщего обозрения. Сложив руки на груди, здоровяк приблизился к Джууширо на несколько шагов, выдерживая дистанцию для вполне нормального общения. Отвечая на последний вопрос, тему разговора пришлось сменить.
- Удивительно... хе-хе, не думал, что тебе будет интересно мое мнение. И как считаешь, что я могу по такому поводу сказать? Ни-че-го. Абсолютно. У меня была отличная возможность выбить из вернувшегося лисомордого все дерьмо прямо в Зале Собрания. Не дали. Что ж, разбирайтесь теперь с ним сами... - Кенпачи на пару секунд закрыл глаза и отрицательно покачал головой, показывая свое неодобрение. - Что-нибудь еще?

+3

8

Изучать людей, подмечать все их сильные и слабые стороны, не преследуя при этом никакой приземленной цели, которые можно было бы в дальнейшем использовать в свое эгоистическое благо. Эта манера делала Укитаке хорошим другом, приятелем, товарищем и, конечно же, капитаном. Лидер отряда - великая ответственность и зачастую чтобы решить все проблемы отряда не нужно быть богатырем, хватит лишь одной толерантности и благородства. Впрочем, Зараки никак не желал предрасполагать к себе собеседников, Джууширо не помнил еще, чтобы Кенпачи относился хотя бы с частичным уважением к одному из капитанов, всех он поливал грязью, не задумываясь, что может ранить своими словами духовное спокойствие человека. Зараки воздействовал подсознательно, как червь - паразит он сжирает тебя своим хищным взглядом и резкими движениями, которые в свою очередь сеяли смуту в неприступной крепости самообладания. Его противник при виде такой машины для убийств, которой не ведомы чувства и переживания близкого, терялся, занпакто в руках начинал подрагивать. А последнего достаточно, чтобы потерпеть фиаско, без права на реабилитацию. Шинигами ни на что не годен без своего духовного продолжения и выражения, одним словом оружия возмездия, очищения, проявления милосердия. Все зависит от символики и философии каждого из отрядов.

- Я не вправе судить, Зараки-сан, но посмею предположить, что если бы тебе был противен этот пейзаж и данная атмосфера, вряд ли бы ты провел тут и минуту, - в присутствие капитана, Джууширо тщательно выбирал слова, что в свою очередь было не свойственно Кенпачи. Последний говорил все на прямую, как говорится в лоб - типичные свойства революционера и массовика затейника, который только и может, что размахивать направо и налево мечом. Но Укитаке узрел в Зараки задатки не плохого оратора и политика, по крайней мере "варвар" не скрывался за ширмой лжи и обмана к чему прибегает большинство капитанов и лейтенантов, словом все люди, которые таким образом прячут от чужих глаз скелеты своего прошлого. Эта черта нравилась Укитаке. Самоотверженность - одна из добродетелей, которые сопутствуют победителям, а Зараки как утверждают "хроники" проигрывал лишь однажды. Помнится, это был Куросаки Ичиго. Славный малый и такой способный. С этих мыслей Укитаке впал во все тяжкие, он стал предаваться мечтам: поболтать с и.о. шинигами о том о сем, в обязательном порядке расспросить о Мире Живых, о нынешней моде и в конце уютной беседы за чашечкой чая пообещать наведаться. Но его грезы были разрушены булыжником, кинутым в его огород не кем иным как шалуном Кенпачи. После весьма долго служения Готею и Королю Душ, Укитаке все чаще стал замечать за собой афоризмы, сравнения и обращения, позаимствованные им у главнокомандующего. Сколько бы Киораку не спорил со мной, но все они действительно еще дети. И Зараки служил лишним наглядным подтверждением этих слов - мальчишка драчун, самоуверенный, то и дело впадающий из крайности в крайность, но иногда способный кроме грубой силы использовать задатки неплохого мышления.
- Не всегда грубая сила может взыскать вразумительный эффект, - прохрипел Джууширо. Услышав свой сдавленный голос, капитан поспешил прокашляться и сглотнуть неприятную тягучую жидкость, отдающую соленым вкусом. - Тем более, мне кажется, вряд ли такие методы вызвали у Гина что-нибудь кроме ехидной улыбки.
Укитаке сдавлено улыбнулся спине Кенпачи. Под ниспадающими лучами лунного рогалика, были отчетливо видны круги под глазами тайчо, на которого накатила слабость. Но Джууширо стойко стоял на ногах, стараясь не покачиваться и не показывать слабины, последнее в итоге у него плохо получалось и в конце концов он залился раздирающим тишину кашлем, еле сдерживаемым ладонью руки.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2009-11-14 22:05:53)

+4

9

- А-а, чтоб тебя… оставь уже эту тему! Может еще в твоем парке пойдем цветочки пособираем? Плевать я хотел с самой высокой сейрейтейской башни на такие умозаключения. Сказал же: было скучно – сюда занесло, - временно остановив волну раздражения, вызванную словами собеседника, Зараки замолчал, делая паузу для перехода на следующую тему разговора. - Хм-м… а грубая сила бесполезна оказывается? Тогда ответь, к чему привели ваши глупые беседы? Знаешь, по-моему вот этим, - офицер одобрительным взглядом указал на торчащую из-под хаори рукоять Занпакто, - можно доказать гораздо больше… нужно лишь знать, как правильно применить. Так что и его сраную улыбку с физиономии вполне возможно стереть…
«Должно быть с желанием вызвать этого доходягу на дуэль я поторопился. На него посмотришь – сразу плакать хочется. Тоже мне Капитан… - размышлял Кенпачи, глядя на своего собеседника. Укитаке сейчас находился не в лучшей форме и прямо таки задыхался собственным болезненным кашлем. Отчетливо виделось, что помимо неудобств, связанных с невозможностью нормально выразиться, Джууширо также испытывал и мучительные отголоски нездорового состояния. – Могу даже представить, если такому довелось бы случиться посреди сражения.  Да этот бой тут же окрестили  самым идиотским за всю историю существования Сообщества Душ. К чертям собачьим подобную славу
- Не напрягайся… так и окончательно загнуться не долго… «Еще чего не хватало… ксо, и почему это случилось именно со мной?» - Зараки осмелился приблизиться еще на несколько шагов. Нависнув над невзрачной фигурой наклонившегося в приступе Укитаке, он серьезно нахмурился и положил руку ему на плечо. Крепко сжав его в ладони, Кенпачи попытался хоть слегка приподнять тело болезного парня. – Эй, да приди в себя, наконец!
Неловкая ситуация как-то затянулась.

+3

10

Офф: Данная картина мне кое-что напоминает, но я стараюсь выкинуть ее из головы. Больше не буду ждать одобрения со стороны Рэцу и Кенпачи, тем более я уверен они будут не против такого поворота события. Предполагается, что с постом Зараки-сана мы отправимся в 4 отряд.

Алчность говорила устами Зараки. Вот только капитан желал отнюдь не денег и мировых богатств, его прельщала более приземленная потребность. Пустить кому-нибудь кровь, увидеть, как алая жидкость стекает по холодному безмолвному куску железа. А ведь занпакто без души, чей голос приглушается необузданной силой, таковым и является. Безделушка, металлическая палка, которая отличается от простого прута лишь обработкой. И то, зазубрины на лезвии катаны Кенпачи молвили совершенно о другом. И Джууширо не составило определенного труда сделать, пускай и поспешный, вывод, что меч стонет под гнетом своего хозяина.
Укитаке уже ничего не слышал. Хриплые, ненадежные механизмы собственного организма, заглушали все инородные звуки, поступающие извне. Каждый вздох отдавался режущей болью в груди, вынуждая делать очередной глоток воздуха, влекущий за собой типичные последствия. Не смотря на то, что тайчо привык цепляться за жизнь, он так до конца и не смог подавить легкий страх перед смертью. Да, она его страшила, но не так как людей, которые боятся самого процесса восхождения на небо, капитану было это чуждо, он чувствовал, что с его уходом жизнь изменится отнюдь не в лучшую сторону, и уже заранее перекладывал вину за будущее на свои плечи. Конечно, все это можно смахнуть на очередной приступ, именно в которые Джууширо ощущает предельную близость Госпожи Костлявой. Ее затхлое холодное дыхание ударяется о его спину, распространяя напряжение неминуемого удара косы по всему телу. Но каждый раз она дает отсрочку, оставляя после себя эхо своего хохочущего загробного голоса.

Капитан был как полотно, казалось если снять с него одежду, то можно будет увидеть всю венозную систему его тела со всеми ее ритмичными импульсами. Под глазами еще более внушительно дали о себе знать темно-синие круги, движения стали замедленными, лишь глаза продолжали борьбу, они были мутными, но они все еще искрились лучиком надежды, доброты и тепла. Через пелену полу бессознательности, Джууширо почувствовал, как на его плечо легла массивная ладонь Зараки и стала тормошить его из стороны в сторону, пытаясь привести столь неэстетичным способом своего "приятеля" в чувства. Но, увы его действия не нашли вразумления. Реакция тринадцатого была заторможенной, лишь через несколько минут он приподнял голову и устремил свои карие глаза, полные благодарности на Кенпачи. Рука все еще закрывала рот, сквозь пальцы на землю стали падать капельки крови и в момент впитываться, оставляя после себя темное пятнышко.
- Спасибо, Зараки.... Кха-Кха, - плечи резко задергались в судороге, ноги стали подгибаться, рука автоматически начинала нащупывать точку опоры и в итоге безрезультатного скитания в пространстве, уперлась в грудь Кенпачи. - Похоже, мне все же придется сегодня заглянуть на огонек к Унохане.
Кашель давал лишь минутные передышки, пользуясь которыми Джууширо восстанавливал дыхание и готовил себя к новому приливу солоноватой жидкости к ротовой полости. Укитаке убрал руку со рта и через силу улыбнувшись, развернулся и поковылял к спуску с горы. Через каждые два шага он останавливался, сдерживая кашель, в один из таких мини-приступов капитанское хаори слетело с его плеч на землю. Джууширо совершенно не заметил этого, он продолжил движение. Вскоре его начало водить из стороны в сторону, ноги подгибались под гнетом внутреннего патрона. Но тайчо держался на уважение стойко, не теряя чувства достоинства и чести. К сожалению, поединок, жажда в котором, судя по поведению Кенпачи, уже испарилась, Джууширо был вынужден вести снова со своим вечным противником, который занял прочные позиции в его тылу. Еще два шага и капитан упал на колени, а после его белоснежная голова коснулась грубой холодной почвы.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2009-11-26 22:36:39)

0

11

«Что за черт? Только не говорите мне, будто этот парень сейчас подохнет... и приперся же сюда на свою голову. Нужно было сразу к казармам сваливать, а теперь... - Зараки перестал тормошить болезного шинигами, посчитав, что от такого рода действий в мир иной он отойдет еще быстрее. Выглядел серебрянка, к слову, как раз под стать ситуации, к тому же вполне готовым и к самому что ни на есть плачевному исходу. Из его уст последовали слова благодарности и желание срочного визита к целителю, непременно сопровождающиеся раздражающим хриплым кашлем. Крови, между делом, имелось в достатке, чтобы как можно ярче подчеркнуть его удручающее состояние здоровья. - Умереть не встать, он и здесь своим гребаным этикетом не брезгует! Эй, дурень, тебе сейчас не то что говорить, а дышать, наверное, не рекомендуется... трепаться вздумал... идиот, - рука Укитаке уперлась в грудь здоровяка в поисках опоры. Капитан 13-го по всей видимости решил выпрямиться. Но каково же было нескрываемое изумление Кенпачи, когда знаменитый сейрейтейский инвалид после того, как еле сумел подняться, развернулся и потопал по направлению к спуску с горы. Назвать ходьбой его передвижение даже язык не поворачивался, видать, дополз бы и то быстрее. - Нет, ну он точно вознамерился в одну ночь побить все недостижимые рекорды тупости... и с какого, спрашивается, хрена я должен становиться единственным свидетелем данного представления?»
Казалось, Укитаке никогда не достигнет первых ступеней: постоянно останавливаясь, опять таки кашляя, он отодвигал время своего ухода до бесконечности. Во время очередной заминки, коих, как ни странно, Зараки смог насчитать уже три, с плеч офицера слетел капитанский хаори цвета лица владельца. Кенпачи неодобрительным взглядом проследил развеивающуюся на легком ветру часть гардероба, плавно спускающуюся на землю по кривой траектории. Затем перевел взор на упавшего через несколько шагов Джууширо. «Вот и допрыгался...». Больше ничего не оставалось, кроме как подойти и пнуть недотепу под зад, чтобы выпендриваться перестал наконец. Зараки свойственным ему неспешным шагом направился к страдающему в приступе. По пути он не преминул подцепить острием Занпакто бесхозно валяющийся в пыли хаори, после чего уложил клинок на плечо и понес одеяния наподобие вещмешка. 
- Совсем из ума выжил? - бросил свысока Капитан, приблизившись к Укитаке. - Черт бы вас всех побрал с этой долбанной гордостью... - в мгновение ока он сцапал за ворот косодэ припавшего лицом к земле шинигами. Одного резкого рывка хватило, чтобы поднять его тело и взгромоздить на второе плечо. Вес дохляка совсем не ощущался. С недовольным видом Кенпачи начал спуск с Соукиоку. Конечный пункт, разумеется, являлся казармами 4-го Отряда. Даже в столь поздний час Унохана-тайчо не смогла бы отказать подобным посетителям.
«А ведь все так замечательно начиналось...».

----> Госпиталь

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2009-12-14 13:09:15)

+3

12

Офф: Зараки-сан поставьте переход)

Сквозь плотную пелену бессознательности, Джууширо почувствовал, как кто-то резким движением поднял его за шкирку подобно котенка, нагадившего в хозяйские тапочки и, взгромоздив на что-то твердое, начал движение. На подсознательном уровне, когда крупицы жизни разрушаясь под гнетом туберкулёзных палочек, капитан понимал, что роль его спасителя взял на себя никто иной как Зараки. Лишними доказательствами чего выступали твердые, уверенные, немного резковатые движения Кенпачи. Укитаке чувствовал вину перед коллегой, которого вряд ли утроил такой, отнюдь не совпадающий с его жизненной позицией, расклад дел. Тринадцатый хриплым голосом начал мычать какие-то непонятные слова, пытаясь извиниться, в ответ его сильно тряхануло. Кенпачи давал знать, что правом диктовать условия сейчас обладает он и Джууширо ничего не остается, как подчиниться воли сильнейшего. Что последний собственно и сделал, полностью канув в темню бездну.
-----> Госпиталь

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2009-12-10 21:30:51)

0


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Гора Соукиоку