Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Лаборатория и покои Октава Эспада


Лаборатория и покои Октава Эспада

Сообщений 1 страница 30 из 131

1

Айзен-сама, Владыка Хуэко Мундо определенно не поскупился когда выделял в Лас Ночес помещение под лаборатории. Не то что бы это был огромный зал, но места явно хватало. И все оно было забито столами, стеллажами и мониторами. Столы и стеллажи в свою очередь были забиты пробирками и тетрадями с ценнейшими записями, а экраны мониторов - разнообразными изображениями коридоров и помещений Лас Ночес. В свое время с разрешения Владыки, а иногда и без оного, Заэль Апполо разместил по всему замку камеры и с тех пор пребывал в курсе всех событий Хуэко.
Помещение лаборатории освещалось беспощадным белым светом множества ламп. Когда же Октава выключал свет - то голубоватым светом многочисленных мониторов.
В покоях Октава Эспада обстановка была более чем скудной. Она представляла собой педантично и аккуратно разложенный футон. Голые стены, огромное окно, прорубленное в стене и ничего больше. Бывать здесь Грантц не любил и, соответственно ,не бывал.

0

2

Темно. Ничего не происходило. Вокруг чернота, куда не глянь. Впрочем, Люппи и не был уверен, что он именно смотрел. Мысли то и дело слабо вспыхивали искорками в этой непроницаемой темноте, овладевшей сознанием арранкара. Искорок становилось все больше, они уже не слабо пульсировали, а резко вспыхивали, ослепляя мальчишку. Самые яркие из них приносили вместе с собой страшные приступы боли. Подобных вспышек становилось все больше. Арранкар распахнул глаза и чуть не ослеп от яркого, настоящего света. По телу прокатилась волна боли, а голову будто сжимало в тисках и давило, давило. Люппи открыл было рот, чтобы закричать – но издал лишь тихое хрипение и закашлялся, захлебываясь в собственной крови.
Где я?
Арранкар задергался, продолжая кашлять. Тело не слушалось, руки путались в непонятных проводках. Люппи истерично метался по столу. Паника. Еще чуть-чуть и шлепнется оземь. Но не шлепался. Перед глазами все плыло, он с ужасом взирал на размытые силуэты, на пятна крови – на груди, руках.
Какого черта. Какого черта. Какого черта.
Каждое неловкое движение – отдавалось болью в груди. Люппи ломало, Люппи выгибало, Люппи будто что-то раздирало из нутрии. В ушах стоял такой звон, что можно было оглохнуть. Горло невыносимо жгло.
- Воды, - еле как хрипло выдавил из себя. – Воды.
Арранкар наконец замер, ногтями царапая стол. Со лба стекал пот, Люппи ловил ртом воздух, то и дело вздрагивая и облизывая сухие губы.

0

3

Из сосредоточенных размышлений о вечности бытия Заэля вывел легкий всплеск рейацу, возвестивший о том, что больной пришел в сознание. Поднявшись, склонился над ближайшим к столу, на котором возлежал бывший Шестой Эспада, монитору, изучая данные. Ничего хорошего для мелкого арранкара там не увидев, скривил губы - Люппи метался по столу и едва ли не срывал с себя те проводы, которые Октава не так давно старательно на него навешивал.
Налив из стоявшего рядом графина воды в стакан, поднес его к губам Люппи.
- Пей.
Придерживает за голову, стараясь не давать шевелиться.
"Рано он очнулся. Жить что-ли хочет? Я даже связать его не успел."
- Будешь дергаться, станет еще хуже.
Сообщил доверительно, дожидаясь пока он напьется.

0

4

Люппи сощурился, силясь разглядеть явную перемену местности. К нему определенно кто-то подошел. Кто-то в белом. Арранкар тут же отмел мысль о том, что его пленил враг. Пленил и мучил. Кто-то в голове упорно твердил, что шинигами носят черное. А тут что-то белое... что-то, пардон, розовое? Как-то знакомо.
– Руки. Руки убери, – одними губами, неслышно. – Отстань.
Арранкар дернулся, пытаясь избежать подобных неуважительных прикосновений. Кем Этот себя возомнил?
Холодный стакан у губ. Люппи не раздумывая принялся жадно пить, морщась, искривляя рот. Глотать было безумно больно. Но приятно.
– Еще.
Арранкар уже не вырывался. Он часто моргал, пытаясь сфокусировать взгляд на незнакомце. Но незнакомец продолжал расплываться. Вот упрямый. В розовой шапке?
Люппи прикрыл глаза, он бы сейчас застонал, если б мог.
– Грантц, – выдавил из себя мальчишка. – Какого черта?
Что именно какого черта – Люппи не знал. Но он дико надеялся, что знал Октава. Неужто этот маньяк такое с ним сотворил? Вот ведь стану сейчас... вот ведь встану. Реяцу слабо встрепенулась, неровными пятнами на теле, сверкнув и испарившись.
Ну ладно, не встану.
Да как он... так... с ним, с Люппи. С Секстой Эспадой. Мальчишка возмущенно мычал не имея возможности как-либо выразить свое негодование.

Отредактировано Luppi (2008-09-28 20:04:41)

0

5

- И это благодарность за то, что я спас тебе жизнь?
Неторопливо распуская ремни, зафиксировал его на столе - мягкая кожа сжимала запястья и лодыжки. Под голову положил небольшую подушку. В приоткрытый рот вставил тонкую трубочку - по ней поступала не менее тоненькая струйка воды, чтобы не заморачиваться с постоянным поднесением стакана. Сейчас организм мальчишки должен был восполнить запасы жидкости, потому воды ему требовалось много.
- Как напьешься - скажешь. Не захлебнись.
С некоторой грубостью вернул на место вылетевшие иглы многочисленных капельниц и вернулся к монитору, вводя какие-то данные.
"Какого Меноса я должен возиться с этим неблагодарным маленьким ублюдком? Айзен-сама был совсем н епротив его смерти."

0

6

Спас жизнь.
Жизнь спас.
Кому? Люппи?
Арранкар призадумался. Нахмурил хорошенький лобик, вспоминая прошедшие события. Помнилось смутно. Помнил, что стал Секстой Эспадой, когда неудачнику Гриммджо отрубили руку. Бедный, бедный котик. Помнил как побывал на Грунте, вместе с Ямми, ущербным блондином – чье имя он не запомнил и опять так, Гриммджо... А потом Шиффер привел в Лас Ночес эту рыжую девицу... как ее там? И опять Гриммджо. Экс Секста дико раздражал Люппи.
А потом, потом...
Провал в памяти.
Арранкар шипел на Октаву, который обращался с ним вот никак не бережно! Но трубочку с водой оценил. Очень удобно. Постепенно окружающий мир стал приобретать более четкие очертания. Хоть и продолжал оставаться размытым... цвета сливались, а вдалеке все и вовсе было как в тумане. Почувствовав, что напился, Люппи попытался языком вытолкать трубочку изо рта. И таки вытолкал. Трубочка упала и теперь вода заливала ему шею.
– Агх.
По-хорошему надо бы позвать Грантца. А то как-то резко становится мокро и холодно... Люппи принялся посылать мысленные позывы Октаве.
Вытри шею. Вытри шею. Вытри шею.
Нет, ну а вдруг?
Собственная беспомощность вводила в уныние. И положение в целом. Привязан к столу! Не дай бог, кто увидит... на смех еще поднимут. Но желание узнать о том, что произошло – побороло гордость.
– Граааантц, – сипло так позвал ученного. – Расскажи как это... так?

0

7

Когда повернулся обратно, оценил, что мальчишка все-таки напился. Перекрыл воду и небрежно вытер ему шею и форму, чтобы тому не стало еще хуже.
- Как так получилось, что мне пришлось собирать тебя по кусочкам?
Уточнил, нащелкав несколько кнопок на компьютере - микроскопические иголки в присосках ввели в его тело обезболивающее. Достаточную дозу для того, что бы он не скулил от боли, но недостаточную что бы боль исчезла окончательно. По мнению Грантца боль должна была присутствовать - хотя бы как показатель здоров пациент или нет.
- Эта... человеческая особь вернула Гримджоу руку и силу. И он не придумал ничего лучше как отомстить тебе разом за все гадости, что ты ему говорил.
Легкая усмешка, узкая ладонь в белой перчатке легла на бедро мальчишки - кожа там горела из-за сведенной татуировки.
- Если тебя интересует - татуировки там больше нет.
Неспешно втирает в это место какую-то прохладную мазь.
"Если я выхожу этого мальчишку, это будет лучшим доказательством того, что я лучший ученый в Хуэко"
То, что на эту роль больше никто и не претендовал, Грантц как-то не рассматривал.

0

8

Люппи пару раз мысленно повторил сказанное Заэлем.
Собирать по кусочкам – звучит уныло. Грантцу явно заняться было нечем. Впрочем, его труды Люппи оценил и еще как. Надо бы сказать «спасибо», да язык не поворачивается. Кроме того, не верил арранкар, что все так просто. Кто ж его знает, чего ему навкалывал этот Октава, пока Люппи в отключке был. Обождем побочных эффектов.
Мрачные, мрачные мысли. Люппи слушал молча, размышляя, что источником его бед – непременно всегда оказывался Гриммджо. Хотя мальчишка был готов винить этого гада во всем, но тут-то уж точно он виноват. Арранкар тихонько простонал и заявил Грантцу, что Джаггерджек пожалеет об этом.
Прозвучало слишком тихо, неразборчиво и не особо воинственно, но да шут с ним! Люппи кипел от злости, но прямо сейчас явно был несколько... недееспособен.
Последние слова Октавы произвели особенное впечатление. Люппи нервно улыбнулся, всматриваясь в лицо Заэля, умоляюще. Ну же рассмейся, скажи, что пошутил. Но Грантц все никак не смеялся.
Люппи прикрыл глаза. Тело будто онемело и боль отошла на задний план. Несколько минут он лежал совершенно неподвижно, обдумывая произошедшие. В голове всплывали картины забытого, отрицаемого мальчишкой прошлого. Вот оно значит, как случилось.
Арранкар распахнул глаза и посмотрел на то место, где прежде была татуировка. Черт возьми, он ведь довольно долго шел к этому! Как же так... Злость, негодование, позор.
– Я – Секста Эспада.
Люппи попытался встать, но ремни держали крепко. В своем обычно состоянии он бы давно разорвал их, но сейчас – умудрился лишь поймать Октаву за запястье.
– Я поправлюсь? Ты меня вылечишь?
Скоре утверждение, чем вопрос. А так же просьба, пускай в такой форме, иначе и не умел. Люппи был полон решимости и ненависти, к покалечившему его.

0

9

Сказанное Заэлем явно подействовало на мальчишку более или менее отрезвляюще.
"Во всяком случае, память к нему возвращается."
Мысленно отметил Заэль, прочитав это по глазам бывшего Секста Эспада. Грантцу едва удалось скрыть ехидное умиление в глазах, когда этот мальчишка, только-только очнувшийся и вернувшийся в сознание уже начал строить про себя планы мести. Люппи, едва дыша заявлявший то, что вот сейчас, вот сию секунду пойдет и надерет Гримджоу его голубую мохнатую задницу, не мог не умилять. Особенно Заэля, который видел в каком состоянии мальчишка оказался в его лаборатории и сам собирал его из ошметков плоти.
Когда мелкая ручка вцепилась в его запястье недовольно тряхнул рукой, не терпя чужих, особенно столь наглых прикосновений к собственному хрупкому организму, коим он себя считал.
- На мой взгляд, ты - Cero Espada. (прим. Cero - ноль)
Недовольно тряхнул рукой, будто стряхивая с нее тех микробов, которые могли на нее попасть. Расплылся в широкой ухмылке, предвкушая забаву.
- Я так ждал этого вопроса. Это зависит от того, что я буду иметь в итоге.

0

10

Люппи сощурился, ощетинившись как оскорбленный ежик. Задел за живое, падла. 
– Как ты меня назвал? Зарываешься Октава.
Вот чего-чего, а угрозу в голосе нельзя было не заметить. Та толика благодарности, что он испытывал по отношению к Заэлю испарилась моментально, после его слов. Мальчишка презрительно смотрел на своего «спасителя».
– Я более не нуждаюсь в твоих услугах.
Люппи изо всех сил старался, чтобы голос его звучал ровно. Громко фыркнув, он отвернулся. Тем самым, показывая, что разговор окончен. В конце концов, он не просил себя спасать, а быть обязанным кому-то? Увольте. Ну ладно, если вдруг ему на пути попадется полудохлый Октава, он так и быть его не бросит на произвол судьбы. Дотащит до этих вонючих лабораторий, но не более того.
Что радовало, так это то, что зрение постепенно восстанавливалось. Люппи заинтересованно изучал разноцветные проводки, всячески игнорируя стоявшего рядом Октаву. Решив, что не плохо было бы вздремнуть, он театрально вздохнул и прикрыл глаза. В равной борьбе сна и тихой истерики – победил сон.
И все это время он не прекращал высокомерно хмыкать.

Отредактировано Luppi (2008-09-29 18:54:04)

+1

11

Хрипло и коротко рассмеялся, глядя на его спину. Спокойно отошел, напоследок проверив все датчики и поправив ремни.
- Хочешь - уходи, держать не буду. Впрочем, ты не дойдешь даже до дверей лаборатории.
Хмыкнул, подумывая о том, что на Люппи, когда он немного придет в себя вполне можно испробовать несколько новых образцов. Замечательная идея, надо сказать. И очень интересная.
Решив рассмотреть идею поближе позднее, Грантц потушил свет, оставив лабораторию освещенной лишь светом мониторов, и покинул лабораторию.

>>> Коридоры

0

12

– Вот сейчас встану и уйду.
Мальчик хмуро подергал ремни. Поооднатужимся. В лаборатории остались только уродливые фрассионы Заэля. А толку от этих кривляк. Интересно, Октава специально таких убогих понабрал, чтоб на их фоне выгоднее смотреться? Хитрец. Вот вернется Люппи в Эспаду... а вернется он туда ну ооочень скоро! Вернется и наберет фрассионов... таких, чтоб ах! Сильных, красивых... чтобы все вслед оборачивались – вон, мол Секста Эспада идет, со своей фракцией...
Арранкар довольно улыбнулся своим мыслям. Да, определенно... позитивный настрой – решает. Но ремни от этого никуда не денутся... думать потом – действовать сейчас. Люппи матершинными движениями сполз пониже и принялся терзать ремешок зубами. Голова страшно кружилась, но ремень поддался. Ликующе булькнув, арранкар таки освободил тонкое запястье. Правая рука свободна... он придирчиво рассмотрел красные следы, обругал Октаву вслух и принялся за оставшиеся ремни. Расстегнув их и на ногах, он утомленно вздохнул. Вот ведь, почти ничего не делал, а сил нет... выдохся. Но, не время отдыхать! Надо делать ноги. Поднапрягшись – дополз до края стола, опасно с него свис, некоторыми частями тела, да и грохнулся, с громким воплем. Покатавшись по полу, вконец запутавшись в проводах – арранкар поворчал, перевернулся на бок и отрубился, сладко посапывая во сне.

+1

13

Колобки, отзывающиеся на имя Люмина и Перона, завидев своими круглыми выпуклыми глазками, что дражайший образец их любимого Заэль Апполо-сама навернулся со стола, подпрыгали ближе, с некоторым трудом поднимая посапывающего мальчишку, попытались водрузить его на стол. Но слабенькие ручки не выдерживали, потому фрассьенам пришлось звать подмогу в лице других фрассьенов, более долговязых и сильных.
Наконец, всеобщими усилиями, что бы их любимый розоволосый отец царь и бог не гневался, безмозглые арранкары втащили Люппи на стол и с попискиванием скрылись за где-то в недрах лаборатории.

0

14

Люппи приоткрыл один глаз.
Чо не так?
Гхм. Он же ясно помнил, что свалился со стола... и как это он взобрался обратно?
Неужели я лунатик – с ужасом подумал арранкар. Хотя нет... не может быть. Волшебное вознесение на стол, не иначе. Чтобы проверить в чем собственно дело, мальчишка вцепился в стол, раскачал его и навернулся вместе с ним. Грохот стоял на всю лабораторию. Люппи же гордо и устало пыхтел, раскрасневшись аки помидорка. Но вот, уже прогресс! Скоро и ходить сможем. Арранкар страшно гордился собой, позитивный настрой возвращался и кусочек ремня во рту был таким приятно-жевательным. Заодно и челюсть разработаем. Будет как у Ямми, хах!
Передохнув, Люппи пополз в неизвестном направлении, волоча стол на буксире. Стол же в свою очередь неприятно скрипел по полу и был страшно тяжелым. Так что отполз мальчик, ну где-то на шаг. И Тем не менее он продолжал мысленно подбадривать себя и харкать кровью на пол.

Отредактировано Luppi (2008-09-30 21:17:29)

+2

15

Жозе уже около часа возился с перепачканными пробирками в рабочей ванной, где обычно только  и мылись что пробирки да колобки. Он активно ершиком вычищал последнюю пробирку от извести. Воду он не выключал, так что о том что было в лаборатории не знал. Он домыл и вытер все пробирки, колбы и пузырьки, поставил их на поднос и улыбнулся. «Апполо-сама будет доволен. Надеюсь.»
Когда он вышел то удивленно замер смотря на Люппи, который был в весьма странно положении. Он подошел ближе и чуть ткнул ногой, но тут же отпрыгнул, не уронив не одной пробирки. «Что Это тут так развалилось и запачкало пол!? И где Апполо-сама! Не, этот не мог нечего ему сделать,  но куда же он делся…»

0

16

Пока Люппи полз, скрипя зубами, да бормоча что-то страшно матершинное и не приличное... В общем теперь он уже не полз, а снизу гордо и высокомерно взирал на неизвестного арранкара. Этот упырь, что ль думал, мол Люппи не заметит, что он его как бээээ... пнул? Мальчишка прищурился.
– Слушай ты, что ногами-то размахался? Али они тебе не дороги? – арранкар многозначительно стукнул кулаком по полу. – Ты в курсе кого пнул, аааа?
Люппи уже самозабвенно вещал на всю лабораторию. И, по крайней мере, теперь у него была цель. Вместо того, чтобы ползти «куда-то», он полз вполне так... целенаправленно. Оказавшись на пару сантиметров ближе к обидчику, мальчишка выдохся. Он закашлялся, по подбородку стекала алая струйка крови. Выругавшись, Люппи раздраженно провел по ней ладонью, после чего вытер руку об хакама попинавшего его парня и демонстративно отвернулся.
Месть состоялась. По-крайней мере небольшое западло уж точно удалось... а Люппи, ну... сделал гадость – сердцу радость, как говорится.
– Что встал? Воды! Не видешь я умираю... пф.

Отредактировано Luppi (2008-10-04 21:18:40)

0

17

Арранкар захлопал глазами, но быстро пришел в себя после такой наглости. Поставил поднос и с трудом, пыхтя и бурча, поставил нормально стол с Люппи. Поправил форму и с ученым видом спросил.
-Вас как зовут, сударь? – а сам пошел к раковине.
Он смочил тряпку и налил из другого крана чистую отфильтрованную воду в стакан, вернулся к столу. Тряпочкой бережно стер кровь с подбородка и вытер губы. А потом приподняв голову дал воды.

0

18

Стол-то невиданный прежде Люппи арранкар как бы поставил. А вот сам Люппи, стоять никак не желал, после чего присел на край и тут же рухнул на бок.
– Ты откуда такой не просвещенный? – мальчишка округлил глаза. – Я – Секста Эспада. Люппи... это имя.
Тем временем глаза закрывались сами собой, а позволить себе спать он не мог. Воду выпил и даже как-то воодушевился сразу. Облизнувшись, уставился на незнакомца, очевидно ожидая, когда тот представится. Ну и ужаснется, узнав кого тут пинал...
– Мой тебе совет – ноги в руки и беги отсюда. Это ж... лаборатории Октавы, насколько я могу судить... а лаборатории Октавы – не лучшее место для прогулок, игр и пинаний Эспады.
Люппи погрозил мальчику указательным пальцем.
– Он тебя поймает и того... съест. Он всегда так делает, я сам как-то видел... бр.
Арранкар поежился. Питаться себе подобными... хотя с одной стороны это вполне так, в духе холлоу. Но ведь все же избавились от этой врединой привычки. Все... кроме Заэля. Хотя, поговаривают, что Новено Эспада тоже чем-то таким промышляет...

0

19

Фраксьен невольно заскрипел зубами смотря на мальчика, но снова старатель взял себя в руки вспоминая слова хозяина. "Если с ним что нибудь случиться, съем." Он убрал стакан от арранкара и поставил его рядом.
-Спасибо за совет, но мне и тут очень даже не плохо, - он все же осторожно уложил его прямо, - Секста, будьте так любезны не прыгайте больше, вы можете себя покалечить это плохо!
Мальчик убрал короткие не послушные пряди синих волос за ухо и поправил лежащего арранкара ещё немного, а потом спохватился.
-Ой, я же не представился, - мальчишка чуть поклонился прочеканив, -Шестнадцатый арранкар, Жозе Пепе, к Вашем услугам.

0

20

>>> Коридор

Дверь распахнулась очень неожиданно и резко.
- Ну и что здесь происходит?
Октава был явно не в духе и собирался сорвать свое плохое настроение если не на Люппи, то хотя бы на фрассьене. Дверь за ним захлопнулась с тихим щелчком, но замок не закрылся. Заэлю было не до того, что бы проверять это. Что тут произошло несколько минут назад, он, естественно, не знал, но очень хотел узнать. Потому прошел мимо фрассьена и стола с Люппи, опустился в кресло, удобно откинувшись на спинку, и зашипел на монитор. Шипение подействовало, а вкупе с нажатием нескольких кнопок еще и вывело на монитор происходившее по всему Хуэко минут 15 назад.
Увидев в одном из мониторов ячейки с записью их разговора в коридоре, Заэль скривился, невольно отмечая, что ракурс с боку не является его главным качеством, потому что в таком положении у него не настолько красивая шея как в других ракурсах.
- Жозе.
Голос Октавы был опасно спокоен.
- Объясни мне, почему наш дорогой Люппи-кун смог свободно перемещаться по лаборатории на протяжении такого большого количества времени?
То, что переместился Люппи не больше чем на метр в целом, Заэля мало волновало.

+1

21

Жозе аж подпрыгнул когда в лабораторию вошёл Хозяин. Он молча проводил его взглядом, чувствуя и видя, что Заэль-сама злой. Причины были разные всегда, но чаше его ошибки, Ноитора-сама или Гриммджо. Что было на этот раз ему было не известно, поэтому в душу прокрался страх, что это из-за него. Но он покорно поклонился и ждал пока Хозяин ему позволит встать ровно. Этим разрешением стало обращение к нему. Он медленно встал ровно и сглотнул.
-Апполо-сама.. Я был в ванной и мыл пробирки. Я не слышал шума. А пришёл он уже был на полу, - смотрит почти напугано, но так же преданно, -Я его положил на место и дал воды. Гомен насайи кудасаи!
Арранкар снова поклонился чувствуя взгляд хозяина на себе.

+1

22

Люппи широко распахнул глаза, скривил ротик. При всем своем глупом и унизительном положении... Хм, позитив же был? Люппи жив. Как-то этот факт резко ударил ему в голову. В некоторой мере подняв настроение.
Арранкар стрелял глазками и дергал ногами, ловя каждое слово нумероса, теперь известного как – Жозе Пепе. Игрушечная забота, как пить дать – боится, что от Октавы влетит. Не зря же он в лаборатории ошивается, небось сказано за ним, за Люппи следить. Собственно воротившийся хозяин этой самой лаборатории доказал, что он был прав. От Грантца за версту разило недовольством. Ох, подпортил ему кто-то настроение зна-а-атно. Когда Аполло отругал своего подчиненного, экс Секста принялся истерично хохотать. Жизнь прекрасна. Захлебываясь в собственной крови, стуча кулаком по металлическому столу – арранкар смеялся.
Прервавшись буквально на минуту, чуть не плача от смеха, он обратился к присутствующим:
– Мне ведь его Церо как минимум голову снесло, да?
Уголки губ нервно подрагивали, не дожидаясь ответа Люппи согнулся в новом истеричном припадке, заметался по столу разрывая провода. Он ведь умер. На самом деле умер, побывал на том свете и вернулся. Хотя... а разве Уэко и не есть «тот Свет». По крайней мере другого мира Люппи не знал. Для покойников-то более подходящего. Потому – так и норовя опять свалится со стола, он продолжал громко, заливисто смеяться.

0

23

Достойно отреагировать на тираду собственного фрассьена Заэль просто не успел. За время первого приступа истерии Заэль успел подняться и подойти к столу на котором возлежал бывший секста.
- Оно тебе.. большую часть туловища снесло. 70%. При таком обычно уже больше не встают и не смеются как умственно отсталые.
Затянутая в белую ткань перчатки рука смачно встретилась с щекой мелкого арранкара. Сильный удар, специально для выведения людей и не людей из истерики. Вжал его в стол со всей своей силы. Пусть Заэль и не любил драться, но в физическом плане сейчас явно превосходил недавно пришедшего в сознание арранкара.
Снова пощечина, по другой щеке. Ждет, когда в глазах Люппи можно будет увидеть что-нибудь осмысленное.
- Жозе, новые ремни. Быстро. Шевелись! Иначе твоя рейацу и твоя тщедушная арранкарская плоть станут для меня достойным обедом!

0

24

Жозе подпрыгнул когда арранкар на столе стал смеяться и почти в испуге смотрел на него. Но его умело отрезвил голос хозяина. Он обронил что-то на подобии "Хаи" и быстро пролетел по кабинету достал ремни разной длинный и ширины. Так же быстро он долетел до стола и подал их Апполо-сама. Мальчишка кусал губы, потом что его пугало то  в каком состоянии был хозяин, это не означало нечего хорошего.

0

25

Ни на что не обращая внимания, арранкар метался на столе как ошпаренный. Люппи вырывался из рук Заэля, бился, царапался, даже норовил укусить, но то и дело заливался оглушительным хохотом. Глаза у мальчишки были широко распахнуты, взгляд же – совершенно безумный.
– Наверное... Ха... Умирать... ахаха... чертовски больно...
Вырвав руку он схватил себя за волосы, щеки горели от пощечин. Два красных пятна на белом как снег личике, искаженном жутковатым оскалом. Арранкар задыхался от смеха, неловко царапая сам себя, по щекам, шее. Кто бы мог подумать... его просто не было... не было. Что там от него оставалось? Одни ноги? Унизительно. А это все... не настоящее? Он уставился на свою ладонь, как будто бы она может ответить ему на все вопросы. С виду – как раньше. Люппи невольно замер, притихнув. Лишь изредка посмеиваясь. А Октава не плох... Вернул с того света. Интересно как это было...
Арранкар вновь истерично забился, срываясь на крик:
– УМЕР! Умер...
И звонкий смех.

0

26

Сузил желтые глаза, рассматривая бьющегося в истерике арранкара. Снова дал ему пару пощечин, ожидая результата. Принял из рук фрассьена ремни, заученным движением фиксируя Люппи на столе.
- Успокоительное.. - Секундная пауза. - Второй стеллаж слева, средняя полка, пробирка с голубой жидкостью. И шприц, быстро.
Задумчиво рассматривает больного арранкара, раздумывая о чем-то.
- Будешь дергаться - еще раз умрешь. На этот раз навсегда.
"Надеюсь, это не является следствием повреждения мозга. Иначе.. будет плохо"

0

27

-Хаи! - маленький арранкар сорвался с места и полетел к стеллажу. - Та-та-та, не задача.
Он был маловат и не доставал до полки с нужным хозяину снадобьем. Но как удачно радом оказался один из колобков. Жозе быстро попросил того встать и у стеллажа, залез на него и достал пробирку. Быстро спрыгнул и уже на пути обратно к столу взял чистый шприц с одного из столов. Колобок же закатился обратно в угол спать. Пепе подбежал к столу и протянул шприц хозяину, потом подставил пробирку что бы тот мог набрать сколько надо в шприц.

+1

28

===> Коридоры.

«Шарк, шарк» – гулким эхом по пустому коридору.
Если у среднестатистического арранкара хакама едва слышно шелестели, то от походки Гриммджо  казалось, словно у него на ногах болтается грубая парусина.
Поворот. Лестница.
«Шарк, шарк, шарк».
Пантера мерным ритмом покачивается на черном поясе.  Еще один поворот. Не оборачивается, чувствует, что «свои» идут следом.
Заэль Аполло-Грантц. Что Гриммджо мог сказать о нем? Если учесть, что Джаггерджек всех, даже Айзена, одаривал исключительно презрительным взглядом, то ничего примечательного. Помешанный на пробирках и собственной внешности чудак. Еще одна разновидность живности Лас Ночес, что выбилась в ту самую десятку, которой творец уделяет внимания больше остальных.
Лабораторию Восьмого арранкары в большинстве своем старались обходить стороной – кто испытывал элементарную неприязнь к подобному роду деятельности, кто панически боялся, опасаясь угодить под скальпель ученого, а кто и вовсе не знал, где находится так далеко запрятанное помещение. Но проклятое любопытство и жажда получить лишнюю порцию впечатлений в таком тухлом «заведении», как Уэко, неустанно гнала Гриммджо в столь специфичные места. Места обитания истеричных, сумасшедших ученых.
«Шарк, шарк».
Секундная тишина, когда Гриммджо остановился, чтобы окинуть дверь взглядом. Толчок.
Не слишком любезно открытая дверь, опять же, с пинка – не любил арранкар лишний раз вытаскивать руки из карманов – отворилась. Сморщил нос. Нет, Сексте не нравился этот лабораторный запах – смесь разного рода химии и лекарств. Обладатель маски-очков и розовых волос попался на глаза сразу. Если Гриммджо был за свободу и удобство, наотрез не признавая никаких, по его мнению, сковывающих движения тряпок, то у ученого было все наоборот. Туловище, туго обтянутое белой тканью формы от подбородка до самых бедер. И непременно перчатки – их смысла Джаггерджек никогда не понимал, хоть кол на голове теши.
Но если бы стены лаборатории, помимо шумонепроницаемости, не обладали барьером, не дающим чувствовать реяцу тех, кто внутри, Гриммджо уже давно был бы тут, без Ильфорте и Ди Роя. Ибо одновременно с тем, как была распахнута дверь, Шестого мгновенно коснулась реяцу, в существование которой он сначала не поверил. Джаггерджек только и успел застыть на месте. В считанные секунды арранкар испытал состояния: шок, возмущение, омерзение и, наконец, в геометрической прогрессии растущее бешенство, в прямой проекции имеющее отражение на лице. Даже раздраконенное состояние очкастого не играло никакой роли. Найти источник той реяцу – немедленно – первоочередная задача.
«Ах ты, сука».
Гриммджо вынул руку из кармана, жестом преградив путь в дверях обоим фрассионам:
- Стоять здесь, пока не понадобитесь.
Это его игра.

+1

29

Щеки горели, Октава лупил не жалея сил. Люппи же только хохотал громче, демонстрируя всю тщетность его действий. А вот оброненные слова про смерть – ножом по горлу. Арранкар коротко всхлипнул, широко распахнув глаза. Где-то на фоне, копошился Жозе Пепе, исполняющий приказ своего хозяина. В мозгу Люппи опять пронеслась идея о наборе собственной фракции. Спрашивается, какого черта он это раньше не сделал, пока полномочия были? Его фрассионы бы наверняка спасли его от... гхм, гибели. Хотя нет... что за мысли, не нужна ему ничья помощь. И все же. По крайней мере, Люппи точно знал чем займется вернувшись в Эспаду.
– Что... что за дрянь ты собираешься мне вколоть?
Арранкар слабо трепыхнулся. Похоже, эти брыкание и надрывный хохот знатно утомили Люппи. Мир опять качнулся и поплыл, теряя свои очертания. Мальчишка же упрямо засопел, мотая головой. Ой, не стоит сейчас терять сознание. Октава не в духе... еще сорвет зло на нем. Навтыкает иголок, будет Люппи как дикобраз...
Арранкар ужаснулся своим мыслям. Кто бы мог подумать, оказывается Экс Секста боится уколов. Ох, неприятный факт. Главное, чтоб это не всплыло где. И так позору на чернявую головку хватает. А тут еще такая стыдная боязнь уколов... и должно быть врачей. Ну... он бы явно их опасался, будь они в Уэко.
На счастье Люппи – врачей никаких не было. Зато был Заэль. Весь белый и вооруженный шприцами. Что, кстати, особо не радовало.
Сосредоточившись на проблеме уколов и дядек в белых халатах (или в данном случае – юбках), Люппи не сразу распознал, полыхнувшую из противоположного конца лаборатории, реяцу.
Сердитый какой...
Мелькнула мысль, прежде чем арранкара буквально сложило пополам от нового приступа истеричного хохота. Куда более сильного, чем предыдущий.
Гриммджо.

Отредактировано Luppi (2008-10-17 21:22:43)

+1

30

Без особого труда удерживая еще слабого после длительной комы арранкара, Заэль мастерски, с виртуозной точностью достойной истинного мастера лабораторного дела ткнул ему полный шприц успокоительного, моментально заживляя микроскопическую ранку рейацу. Если расчеты не подводили Заэля, а они его никогда не подводили, то успокоительное должно было подействовать на мозг крайне быстро и привести буйного арранкара если в состояние амебы, то просто в нормальность ума и духа.
После укола держать Люппи уже не требовалось, истерика его должна была кончиться за несколько минут,  потому Заэль собрался было вернуться в собственное кресло и потребовать от фрассьена энергетик, но его мечтательные планы были прерваны появлением в дверях чего-то очень многочисленного и знакомого. Многочисленное нечто имело рейацу Гримджоу, Иль Форте и, видимо, Ди Роя.
"Какие души и без охраны. А, нет, с охраной. Сам притащился и шестерок своих притащил."
Что бы осознать всю трагичность сложившейся ситуации Заэлю хватило пары секунд, не даром он был гением. Почему-то Грантцу неожиданно показалось, что сейчас его длительная работа по собиранию Хуэко Мундовского Франкенштейна пойдет ко всем меносам собачьим. Да и присутствие знакомой до тошноты рейцу мало радовало. Брата своего Заэль не любил. Очень сильно не любил. Просто катастрофически.
- Какого меноса ты тут забыл, Джагерджек?
Поинтересовался Заэль, едва нога Секста Эспада переступила порог и коснулась пола его лаборатории. Ничего хорошего доброго и вечного визит Гримджоу с фракциями в себе не нес. Такое чувство как интуиция подсказывало Заэлю, что сейчас будет драка. В которой пострадает не только его священная лаборатория, но и его не менее священное тело. Драться Грантц не хотел и не любил, хоть и знал приемы и техники всех арранкаров Хуэко едва ли не на зубок. Мозг его был похож на небольшой компьютер, хранящий в себе огромное количество информации.

+1


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Лаборатория и покои Октава Эспада