Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Лаборатория и покои Октава Эспада


Лаборатория и покои Октава Эспада

Сообщений 31 страница 60 из 131

31

Жозе замер на месте, когда в помещение, которое так тщательно было огорожено от реатцу, ворвалось три реатцу. Так резко, незванно  и нежданно. Пепе распахнул глаза и вначале просто схватился за край формы, от такой волны. Но потом малыш почувствовал насколько сильное реатцу, которое он чувствовал впервые. Ранее он сталкивался с высоким реатцу, но ниже этого, да и столько разных сразу. Фраксьен в конце концов не выдержал и рухнул на четвереньки. стараясь себя заставить дышать ровно. Давление душило его."Хозяин будет недоволен.. Очень! Встань!" Держась за стол он встал и сглотнув, прикрыл глаза, восстанавливая дыхание. Затем он поднял глаза на хозяина, выжидая.

0

32

===> Коридоры.

Ильфорт скривился и беглым взглядом оглядел лабораторию. Туто ничего не меняется. И запах не приятный, приторный, даже слишком, и резкий местами, так что глаза невольно, с непривычки, слезятся. Нос чешется, чихать охота.
Боже, как он может тут сутками находиться?  Это де просто невозможно
Гриммджо перегородил им дорогу дальше, оставив в дверях. Не очень конечно приятно, но с, другой стороны, Шестого стоило и поблагодарить, уж очень не хотелось идти дальше. Да и кажется, Король уже нашел себе развлечение, и как ни странно, этим развлечением являлся отнюдь не хозяин лаборатории.
Как, должно быть, ты унижен, братец, все внимание и не тебе.
Самодовольная успешка.
- Не сдвинусь с места, пока не позовешь – Уверил Гриммджо Ильфорт, хотя уже знал, что тот его не слышит. Кошка учуяла мышку. Теперь так просто этот, чудом, выживший бывший шестой, простым чудом не отделается. Да и лаборатории Младшего Гранца придется не сладко, уж, в чем в чем, а в этом Ильфорт был уверен.
Наверно все эти шкафы со склянками будут красиво разбиваться вдребезги. Меланхолично отметил про себя Ильфорт, скрывая  даже от себя самого, что такой повтор событий его несказанно радует.
Тем временем Король уже не только чувствовал свою «жертву» но кажется, уже и улицезрел ее.
Началось.
Пятнадцатый облокотился о косяк и лениво принялся наблюдать за тем, как будут развиваться события. За достаточно большое количество времени, что он провел рядом со Гриммджо, научили арранкара простой истине - лучше не вмешиваться, иначе потом только хуже будет.
Квинта тоже был таким же, и его фрассион легко научился  «держать» дистанцию, правда, Тесле все равно потом доставалось, но благо Гриммджо, не Ноитора, и сей факт, Гранца ужасно радовал.
Сейчас снесет пол лаборатории, затем разорвет Люппи на части, еще немного побушует и будет доволен.
- Эй – арранкар окликнул Дироя, в надежде, что пока будет происходить « расправа» шестнадцатый развлечет его.

0

33

-------------> Коридоры

Ди Рой не стал даже размышлять лишний раз на тему "И какого фига Секста пошел именно сюда?" - наверное как всегда от нефиг делать. Он старался не высовываться, считая на ходу трещины в потолке и изучая стены и тех, кто появлялся в поле его зрения. В Лаборатории младшенького Гранца не было ничего интересного, кроме, конечно же, присутствующего там Люппи, на которого у Короля была настоящая аллергия.
- Понятно все с ним... учуял добычу... - Ди Рой криво усмехнулся, попытавшись устроится так, чтобы лучше все наблюдать. Кого-то сегодня будут бить... В Основном по голове и преимущественно ногами. А это весьма занимательное зрелище. В этот момент его толкнул Илльфорте. Шестнадцатый посмотрел на него с кривой усмешкой и поинтересовался:
- Что не нравятся личные владения твоего братишки, нэ? Смотри как устроился... У тебя самого-то не возникало желание показать своему хитромудрому брату, кто в семье старший? - Ди Рой внимательно следил за реакцией Илльфорте, которого явно тоже интересовало то, что предпримет Гриммджоу. - Скука... Получается все веселье опять Королю...

0

34

Гриммджо не слышал. Уже не слышал и не слушал ничего, кроме бешеной пульсации собственной крови в ушах. Такой же бешеной, как и нынешнее состояние арранкара в целом.
Еще пара шагов – и Джаггерджек уже в прекрасном обзоре видит это щуплое тельце на столе, более не загороженное Грантцем, зафиксированное  ремнями. Жалкое зрелище.
Лицо Гриммджо сейчас – палитра эмоций, в которой можно купаться, изучая, улавливая очередным взглядом новое и новое.
Ярость. Наполняет жилы до предела. Разговор фрассионов кажется едва уловимым жужжанием мух вдалеке.
Люппи, этот мелкий ублюдок, жив? Арранкарыш – иначе Гриммджо его не воспринимал. Мелкий, выпендрежистый арранкарыш, который посмел позариться на место Сексты. Такое Джаггерджек не простит.
Нынешний экс-Секста неимоверно раздражал Гриммджо еще с тех времен, когда зубы скрипели от бессильной злобы из-за так глупо потерянной руки. Как могли поставить на его место этого нерадивого – синеволосый не знал и знать не хотел. Оставалось лишь одаривать Люппи взглядом, полным равнодушного презрения, и упиваться мыслями о полноценной расправе. Как оказалось, расправа в итоге оказалась не такой и полноценной, какой казалась сначала.
Но сейчас, вместо того, чтобы наброситься на Люппи, Гриммджо в мгновение ока сильными пальцами резко хватает Заэля за грудки и вздергивает вверх, сверля взглядом желтые глаза.
- Какого хрена, Октава, этот ублюдок делает у тебя?! – Выплевывает слова в лицо ученому, скалясь.
Бесспорно, у Заэля всегда были склонности работать над чем-нибудь «эдаким», но такого поворота событий Секста не ожидал. И сейчас при неудовлетворительном ответе он был готов беспощадно размазать Грантца-младшего по первой попавшейся поверхности.

+1

35

Укола арранкар не почувствовал. Но сразу как-то полегчало, будто камень с сердца. Люппи немного нервно похихикал, постепенно стихая, успокаиваясь. Руки безвольно упали на стол, уже не натягивая ремни в попытке вырваться. Арранкар дышал совсем тихо, изредка умиротворенно улыбаясь. По крайней мере, сейчас нервное подергивание уголков губ вполне можно было списать на попытку улыбнуться. Большие фиалковые глаза, чуть поддернутые дымкой – полуприкрыты. На исхудалом бледном личике – отстраненное, даже можно сказать несколько мечтательное выражение. Люппи повернул голову на бок меланхолично взирая на своего убийцу. Тот, что-то говорил Октаве. Должно быть кричал… Люппи не слышал. Он отчаянно пытался сосредоточиться, но мысли разбегались, слова превращались в гвалт. Как будто бы все разом заговорили на наречии неизвестном арранкару. Любые движения же виделись ему как будто при замедленной съемке. Люппи зажмурился, надеясь, что странности пройдут. Но нет. Арранкар растерянно взирал на… имена вылетели из головы. Как же так. Гриммджо и Заэль? Определенно какой-то конфликт, но почему?
Люппи сдавленно охнул и попытался подняться. Ремни не пускали. Слабея с каждой минутой, теряя контроль над собственным телом – арранкару только и оставалось, что непонимающе смотреть то на Гриммджо, то на Заэля, тихонько постанывая, в надежде привлечь внимание. Ему было дурно и страшно, не в состоянии понять, что собственно происходит, в отчаянии он дернул рукой. Толстый, надорванный до этого ремень треснул на запястье и Люппи тут же судорожно вцепился в белоснежную штанину Гриммовых хакама, после чего моментально вырубился. Похоже этот последний «рывок» стоил ему остатка сил.

+1

36

Нет, нет. Предчувствие его явно не обманывало. Заэль был в этом уверен.
Сейчас Гримджоу был похож на пантеру, учуявшую добычу. Впрочем, он и был пантерой. Пусть и с дыркой на полпуза и голубой шевелюрой, но все же гордой пантерой. Почему-то Заэлю показалось, что сейчас мелкий арранкарыш будет разорван на сотню маленьких осьминожиков и вся работа пойдет к меносам. Но, зависнув в примерно полуметре от пола и видя совсем близко глаза явно психически нездорового и просто разъяренного Гриммджоу, Грантц осознал, что плохо придется и ему тоже.
"Какого меноса? Как он смеет касаться своими лапами моего божественного тела!"
Абсолютно справедливо вознегодовал царь Хуэкских лабораторий и вперился в глаза Гриммджоу злым взглядом янтарно-желтых глаз.
- Во-первых, поставь меня на место, Джагерджек. И не смей прикасаться своими грязными лапищами к такому хрупкому механизму как мое тело. Во-вторых, Люппи является подопытным для экспериментов. Я хочу узнать, насколько губительны некоторые препараты на разрушенный, а после восстановленный арранкарский организм.
Покривил душой, но совсем чуть-чуть. Люппи ему нужен был и для этого тоже, но главной мыслью Заэля было совсем другое. Два это лучше чем один, не правда-ли?

+1

37

Малыш фраксьен не отрывал своих глаз от Джагерджека, так как понимал основную угрозу представлял он. Жозе был обучен вычислять уровень реатцу и степень силы, и прекрасно видел что он сильнее всех. А ещё он чувствовал ярость и примерно видел её направление. Но все застыло как по взмаху палочки, когда только лапы Сексты коснулись хозяина. Будь у малыша сердце, оно бы бешено заколотило. Но вместо это в глазах забила кровь и заложило уши. Пепе перестал что либо понимать. его руки сами легли на рукоять зампакто, а губы сами искривились и издалось шипение:
-Поставьте.Хозяина.На.Место.Сейчас же. - арранкар смотрел только на Гриммджо который держал в руках самое дорогое в жизни Жозе.

+1

38

- Научись держать язык за зубами, это может существенно облегчить твою жизнь. – Криво усмехнулся Ильфорт в ответ на выпад Ди Роя. Держать будничный тон, выражающий полное безразличие к «покоям» Октавы, как собственно и к самому Октаве, было трудно, но если в этом тренироваться ежедневно и по несколько раз, то вполне можно стать ассом в этом деле.
О, Гриммджо уже и руки в ход пустил – отметил про себя Старший Гранц, краем глаза замечая, как его брат был легкостью поднят над полом.
В бешенстве… конечно, не удивительно, хотя можно было бы и сдержаться. Но разбираться в восприятии мира Короля, Ильфорту совсем не хотелось, да и не возможно это. На что-то реакция была бурная, на что-то не очень, на что-то шестому вообще было плевать.
Хотя кто знает как бы Ильфорт относился к тому, кто сместил бы его с законного места. Возможно бы убил, как это сделал не  так давно сам Гриммджо, возможно придумал еще что-нибудь.
Хотя поразительно, что Люппи сейчас находился  тут, вернее поразительным было то, что он выглядел вполне себе здоровым, если можно было назвать здоровым того, в кого запустили серо, почти впритык.
Живучий, я даже не удивляюсь, что он тебе находиться у братца. Такой экземпляр вполне мог его заинтересовать. Умереть не мгновенно, после такого удара, а суметь продержаться достаточно долго, пока Заэль его выхаживал.
Кстати… Ильфорт сощурился и изучающее пробежался глазами по фигурке Люппи, который сейчас выглядел достаточно жалко. Зачем он вообще его сюда притащил?
Ильфорт брезгливо скривился и поспешил переключиться свое внимание на Заэля и Гриммджо, впрочем, это тоже было не интересно.
Зато вон тот мелкий фрассион, так бойко сейчас угрожающий шестому, заставил улыбнуться.
Ну, надо же за долгое время у братца проявился хоть кто более-менее прилично выглядящий. Поразительно.

0

39

Ди Рой фыркнул в ответ на предложение Илльфорте. Затыкаться пока он не собирался, а вот ситуация в лаборатории набирала обороты. Гриммджоу был не из тех, кто чержится и промолчит. Теперь шеснадцатый понял, почему Секста решил сюда прийти,  почувствовал, видимо кандидата на свое место. Все еще простить не может его за попытку занять шестое место. Но сейчас Ди Рою было скучновато, а Илльфорте видимо решил до конца посмотреть весь спектакль
- Эй, Гранц, может оставим их, м? - он посмотрел на мелкого фрассиона Октавы, который суетился возле Гриммджоу, который тряс тушку Заэля. - Он что решил силой отобрать добычу у пантеры? - скосившись на старшего Гранца поинтересовался Шестнадцатый. - Может заберем у твоего братца малыша и отдельно с ним поговорим, пока Король из тех двоих душу выбивать будет, нэ? А то от скуки здесь плесенью покрыться можно...
Ди Рой вновь оценил фрассиона Октавы, думая о том, что к подобному у младшего Гранца видимо свой вкус. У него вечно были какие-то странные фрассионы. Этот тоже записывался в... странности

+1

40

Гриммджо почувствовал хватку на своих же хакама, отчего пришел в состояние – нет, не пущей ярости  - изумления. Рефлекторно обернувшись, он уже видел бессознательное тело, что заставило Шестого презрительно скривиться. То, что чувствовал и делал Джаггерджек, с трудом поддавалось какой-либо логике, если вообще поддавалось. Кажется, вот он, ненавистный ублюдок, так близко. Протяни руку – и лиши жизни во второй раз, теперь навсегда. Но нет, Гриммджо и такое не устраивало. В этом плане он был капризен, как большое дитя. Секста любил честные поединки.
- Отпустить? Хорошо. – И он действительно послушно опускает Заэля, давая почувствовать пол под ногами. Но в следующий миг сжимает руку на нежном, скорее, по словам самого Грантца-младшего, горле, одним отточенным движением впечатывая ученого в стол, что стоял рядом.
Послышался мелодичный звон стекла. Для Сексты – не имеющий никакого значения, для Октавы – целая трагедия. Сосуды – пустые и с веществами – снесенные телом властелина лаборатории с любезной помощью Гриммджо, катились по столу и методично разбивались об пол. Вдохновляющая картина.
«Что?» - Арранкар скосил взгляд в сторону нового источника звука. О, кажется, одна из шавок Заэля подала голос. Да вы посмотрите, как он отчаянно хватается за рукоять занпакто. Шестой широко ухмыльнулся. Такой шаг был весьма смелым, Джаггерджек это оценил, но заведомо провальным. С Гриммджо шутки плохи, в состоянии ярости – смертельны.
И поэтому он, лишь немного ослабив стальную хватку на шее Заэля, чтобы выпрямиться и разглядеть получше наглеца, следующим движением в виде пинка, от всей Джаггерджековой души, в живот отправляет Пепе по направлению к ближайшей стене.
- Заткнись. – В голосе угроза, обещающая, что следующий удар для фрассиона станет последним.
Взгляд, полный холодной злобы и безумия, вновь впился в янтарные глаза Грантца. Гриммджо уже будто забыл о существовании Жозе.
Люппи жив – факт, против которого уже ничего не попишешь, и убить того сейчас в бессознательном состоянии будет ниже достоинства Сексты. Нет, пусть Октава вылечит его, а потом Гриммджо снова отнимет у него жизнь, в честном бою, в результате исхода которого Джаггерджек не сомневался.
- Выходишь его, а потом только рискни куда спрятать или заново пустить на потроха для своих опытов. Убью. – Безапелляционно и резко. Арранкар наклонился к самому лицу розоволосого ученого, чуть ли не касаясь его маски, будто таким способом до гениальных мозгов смысл дойдет быстрее.

0

41

"Маленький уродец, какого меноса он полез? Жить надоело? Я убил столько времени, что бы воспитать его и теперь начинать все заново с новым?!"
Его даже послушно отпустили на пол. Заэль только хотел возликовать и выдать Гримджоу какую-то особенно заумную фразу, которая должна была загнать эту наглую голубую пантеру, но не успел, ощутив спиной один из собственных столов. Под его божественной спиной что-то звякнуло, а потом что-то покатилось. Заэль ощутил, что что-то острое впилось в его божественную попу и дыру, находящуюся чуть выше оной.
- Мои пробирки!
Это единственное что волновало сейчас сиятельного главу лабораторий, потому слова Гримджоу доходили медленнее, чем нужно. Дернулся, пытаясь сесть и начать собирать собственные божественные стекляшки, но эти самые стекляшки тут же впились в его зад с особой силой. Тихо и культурно взвыл про себя, но вслух удержался.
Кивнул в ответ на последнюю тираду Гримджоу, проследив краем глаза полет своего мелкого фрассьена. Желтые глаза сверкнули за стеклами очков предвещая тихую, но очень действенную месть оскорбленного в лучших чувствах Грантца.
На Люппи у него были другие планы. А пока... Пока можно и согласиться.

0

42

Слишком резко. Слишком неожиданно. Малыш даже не успел среагировать на удар. Пролетев пол лаборатории, он встретил стену почти плашмя. Ко рту тут же подступила кровь, а в глазах потемнело. Сползая по стенке арранкар потерял сознание, так что на пол он упал почти трупом. А в голове проскользнула одна единственная мысль. "Только бы с Апполо-сама не чего не случилось"
В голове было темно, сознание отказывалось отзываться и возвращаться и в целом маленькому арранкару было очень-очень-очень плохо. Но единственное что волновало его сейчас это была сохранность и целостность любимого Заэль Апполо-сама. Остольное было абсолютно не важно и значения не имело.
Но помочь любимому хозяину ученому Жозе не мог, ибо давно, и, судя по всему, надолго, отправился в царство грез после столь романтично устроеной Гримом встречи со стеной.

Отыгрыш минимум 6 строк - п. 3.8 (Grimmjow)

Отредактировано Jose Pepe (2008-11-07 17:40:51)

0

43

-А оно надо? – вяло поинтересовался Ильфорте у Ди Роя, наблюдая пафосно-трагичную картину, которая сейчас разыгрывалась перед его глазами. Чувство, что кто-то тут явно переигрывает, не покидало Старшего Гранца. Казалось, что сейчас происходит репетиция, поистине Шекспировской пьесы, а не самые что ни наесть настоящие разборки.
Не трудно было догадаться, что сейчас между Восьмым и Шестым идет дележ, а главный приз тут ни кто иной, как чуть ли не корчившийся в предсмертных муках Люппи.
Как, однако, забавно складываются дела.
- Слушай, Ди Рой, как думаешь, кому достанется в итоге, этот, перебинтованный? – в пол голоса поинтересовался Ильфорт у шестнадцатого, явно внутренне готовясь стать негласным комментатором. В действительности, ситуация была просто комичной, но от этого не менее интересной. Можно было даже начинать делать ставки.
Губы дрогнули в непроизвольной улыбке, тут уже и тихие угрозы, и руки в ход пошли, и, первые жертвы. Пробирки Заэля.
Наверно им всегда не везет, постоянно бьют, сшибают. Можно было бы и посочувствовать Октаве, только вот Ильфорт не питал к стекляшкам не малейшей симпатии. Чем их меньше, тем прекраснее.
- Насчет скуки , я конечно согласен, но как-то не прельщает мне бить несчетного, забитого и без нашей помощи, мелкого арранкара. Низко это, хотя, если ты не брезгуешь марать руки об это, то милости прошу – Широкий, будто приглашающий, жест рукой в глубь лаборатории. – Ты не стесняйся, если ты его сейчас быстро поднимешь с пола и утащишь в коридоры, Гриммджо и мой братец не заметят, а Люппи, если у увидит, точно не скажет. Могу даже сказать больше, мелкий арранкар сейчас поглощен, судьбой хозяина, так что тоже на врядли заметит, как ты будешь с ним «разбираться»
Не то что бы Ильфорте ненавидел Ди Роя, просто недолюбливал и презирал. Тот был слишком труслив, хвастлив ( все тут конечно не без греха, но Шестнадцатый выделялся особенно) и, жалок. Но стоит отдать Ди Рою должное, он был так же верен Гриммджо как и все остальные, а это впечатляло. Факт, тут все так к нему относились, насмехались. Правда, наверно, Гранц старший был слишком горд, для того, что бы показывать свое «презрение» в открытую. А вот насмехаться, как бы не со зла, это всегда, пожалуйста. Такова уж сущность, против нее не попрешь.
Выдержав драматическую пазу, дожидаясь когда Ди Рой либо осмыслить сказанное, любо примет решение, Ильфорт снова облокотился на стену. Приказа вмешиваться не было, тогда зачем понапрасну суетиться?

0

44

Мысли  о разносе и так разносимой лаборатории Октавы накрепко засели в упрямой голове Шестнадцатого. Из-за этой самой мысли и шума в той же злосчастной лаборатории Ди Рой сразу не услышал, вернее не понял смысл вопроса. Посмотрев Гранцу в глаза, он с ухмылкой бросил:
- По мне так Люппи сам скоро аудиенции у Бога пойдет просить. А если не захочет сам идти, то тут ему с удовольствием поможет Гриммджоу, не думаешь, а? Я скорее поставлю на то, что Король в бараний рог свернет и твоего шибко умного братишку, и Люппи, и этого шибздика, - он кивнул на верещащего фрасиона, коего сам недавно думал использовать как средство для "убивания времени, пока Секста развлекается". Но следующие слова старшенького Гранца заставили его призадуматься. Вернее, он попытался понять быстро - опустил его Илльфорте или нет. Судя по некоторым выражениям, похоже было на то, что да. - Хех, Илльфорте. Кто бы говорил. Сам не брезгуешь вроде связываться с теми, кто сильнее тебя, а брата своего еще на место не поставил! В вашей семейке главный пока он! И вообще ты тоже никогда особым умом не отличался, если не понимаешь банальных шуток! - Ди Рой фыркнул, скрестив руки на груди

0

45

На выкрики Октавы Гриммджо и ухом не повел, продолжая прижимать тело к столу так же крепко, как и до этого. Надо же, как силовым превосходством легко загнать ученого в угол – легко до противного. Если, конечно, наш обладатель розовых волос не был заранее готов к такому повороту событий. Или среагировать не успел. Похоже, Грантц-младший за науку и собственную шкуру готов пойти на все. Как мерзко.
- Ну и тварь же ты… - Прошипел зло, брезгливо разжимая пальцы и, наконец, отпуская горло Заэля Аполло. На таком расстоянии хотелось вгрызться зубами и сжать челюсти на его маске и одним рывком оторвать, чтобы неповадно было и чтобы впредь наглости поубавилось в оранжевых глазах за стеклами очков. Но тут Джаггерджек проявил благосклонность - иначе кто будет латать мелкого паршивца? Разве что рыжая девка из темницы. Гриммджо задумался на миг.
Хрупкое стекло упавших склянок крошится под подошвами обуви, издавая хруст, больше похожий на шелест. Лаборатория нынче немного отошла от своего первозданного вида – подумаешь, пара десятков снесенных сосудов с важным и, возможно, неважным содержимым. От некоторых испарений с пола чуткого обоняния достигли неприятные и специфичные запахи. Но из-за того, что лицо Джаггерджека и без того было все перекошено от злости и раздражения, то, что запах ему не приглянулся – осталось незамеченным.
Гриммджо не шибко задумывался над тем, исполнит свое обещание Заэль или нет – так или иначе Секста нанесет ему новый визит с двумя возможными последствиями – прикончит он Октаву или нет.
По взгляду, вновь обращенному к Ильфорте и Ди Рою, читалось, что пока им дается свобода действий – что требовало единоличного вмешательства одного Шестого, закончилось. Теперь Гриммджо с полным правом хозяина ситуации нахально уселся, снова сунув руки в карманы и ссутулившись, прямо на край того стола, к коему был прикован Люппи. Молча окинул взором – это было бы похоже на визит родственника в палате к больному, если бы не взгляд, выдающий все положение ситуации: взгляд хищника на свою жертву.
Гриммджо снова обратился к Октаве:
- И долго ему еще находиться под твоим заботливым крылом, а, Октава? – В грубом голосе неподдельные ноты издевки.

0

46

"Кажеться он разбил множество важных разработок"
Эта мысль пришла в голову Заэля неожиданно и заставила задуматься ооочень глубоко. Зато Гримджевская лапища наконец-то отпустила его горло. Грантц покрутил головой, проверяя не повредил ли Джагеррджек чего-то важного в его божественном ученом теле.
Жидкости из разбившихся пробирок смешивались друг с другом рождая крайне спецефичсеский запах. Заэль сморщил собственный нос, стараясь не принюхиваться и аккуратно сполз со стола. После чего, очень гибко извернувшись начал вытаскивать осколки из собственных филейных частей.
- Столько, сколько потребуется, Джаггерджек. - Октава ухмыльнулся, быстро облизнув тонкие губы и устроившись на краю стола, привычно сложив руки на груди.
- Быстро убрали здесь все. - В разговоре с фрассьенами его голос приобрел шипящие нотки. Прикатившиеся колобки тихо попискивая принялись оттирать пол и собирать с пола осколки пробирок. Когда пол очистился, запах выветрился, а бессознательный Жозе был утащен в подсобные помещения, Заэль наконец-то воззрился на собственных "посетителей".
- Джаггерджек, уходи и уводи своих шестерок. Понял?

0

47

Люппи слышал шум. Он морщился, отказываясь открывать глаза.
Еще бы чуть-чуть, так хорошо и спокойно...
– Нет, ну чего так орать? – взвился бывший Секста, мигом возвращаясь из бессознательного состояния. – Проявите уважение к больному!
Голова гудела, вновь. Арранкар скрипнул зубами, обводя присутствующих страшно недовольным взглядом. О том, что он позорно хватался за хакама неприятеля – Люппи благополучно забыл. Что к лучшем, для его же душевного равновесия.
Мальчишка широко расставил руки и ноги (насколько позволяли ремни) дабы занять большую площадь стола. Ногой он принялся отчаянно спихивать Гриммджо, но дотянуться до того было трудновато.
Громко фыркая, дрыгая ногой и закатывая глаза, Люппи изо всех сил закусывал губу, чтобы не застонать от боли. Вот же, как не солидно. И к горлу так ощутимо подкатывала тошнота. Арранкар побледнел и отвернулся.
Какой бы там конфликт не произошел между Октавой и Джаггерджеком, Люппи чувствовал, что он всему виной. Неожиданно приятно ощущать себя в центре внимания... А побитые склянки и недовольный Заэль – тоже зрелище весьма приятное. Та толика благодарности, которую Люппи испытывал к Грантцу, утонула в здоровом злорадстве, свойственном экс Сексте. И все же умирать повторно как-то не хотелось, так что в душе мальчишка надеялся, что ученный не даст его в обиду этому монстру, рассевшемуся в нервирующей близости от Люппи. Обычно, на языке вертится тысяча и один язвительный комментарий, но прямо сейчас, когда что-то подобное было необходимым – голова как назло отказывалась работать. Проклиная все на свете, арранкару только и оставалось, что таращится на своего убийцу и представлять как он его расчленяет, с особой жестокостью.
А время шло. Приподняв руку, арранкар рассмотрел бинты и дранные куски белой ткани, заляпанные кровью. Похоже раньше «это» было его формой. Видок гнусный, ничего не скажешь. Широко зевнув, так, что аж челюсть хрустнула, Люппи издал что-то на подобие «ням-ням-ням» и глубоко вздохнул.
– Посмотрите, кто к нам  пришел... Мой старый добрый друг Гриммджо, – с нездоровым блеском в глазах. – Я, кажется, забыл поздороваться. Чтоб ты знал – мне противно лежать с тобой за одним столом.
Арранкар сморщил хорошенький носик.
– Ну и как тебе живется на моем законном месте? Хм... не отвечай, – нахмурился. – Проваливай-ка отсюда...
В принципе, в нежелании  лицезреть здесь ненавистную морду Джаггерджека, он был солидарен с Октавой.

+2

48

Даже спорить не хотелось, то, что Гриммджо при желании мог сейчас всю лаборатории тут разгромить, даже не обсуждалось. Хотя, как бы Ильфорту не хотелось, вряд ли Шестой мог бы скрутить, как выразился Дирой, в бараний рог, Заэля. Гранц младший напоминал змею, изворотливую, скользкую. Что бы о нем не думал Ильфорт, но факты стоит признаваться. Тем более если их нечем оспорить. Заэль был ученым, хитрым, гениальным, извращенным в своих умственных изысках, у такого обязательно найдется парочка тузов в рукаве и несколько припрятанных сюрпризов.
И при всем желании, никогда нельзя предсказать о чем именно думает Заэль в той или иной ситуации, даже Ильфорт, частенько не мог предугадать действия младшего братца. Чего говорить, что такое положение вещей раздражало, да еще и Дирой который толи нарочно сейчас это говорил, толи как, обычно не думая, нес очередную бредятину, которая в кои-то веки несла какую-то информативность.
- Тебе есть дело до моих отношений с братом? – Тихо, но уже с явной угрозой процедил Ильфорт, склоняя голову на бок и пытливо вглядываясь в лицо Шестнадцатого.  – Хотя –  почти махнул рукой, чего спорить? Даже как-то опускать до такого уровня не хочется.
А вот и она, свобода действий, кажется, Гриммджо уже решил. Чем он сейчас непосредственно займется, а значит надо более-менее обеспечить ему свободу, что бы ни кто не мешался у Короля под ногами.
-Шестерок? Как грубо – брезгливо протянул Ильфорт, больше для себя, нежели для кого-то другого, не спешно скользя в глубь лаборатории.
Нет, тут определенно ему не нравилось, слишком уж, жутко, что ли.…Как он только не загнулся тут, проводя тут большую часть своей жизни? Вопрос в пустоту, ответа не будет, да и врядли на него кто-то ответит. Тут уже видимо дело в самом  Октаве и его, личных  тараканах в голове.
Ильфорт предпочел  прогулку в глубь лаборатории,  при этом, стараясь держаться все-таки чуточку поближе к центру событий, что бы, если что вовремя подключиться, если конечно это будет нужно. Люппи, не в состоянии даже двигаться нормально, да и уж, кто-кто, а бывший Шестой, точно не в состоянии принести какой-то вред Гриммджо, да и вообще, вмешиваться в эту битву, если можно так сказать, Ильфорт даже и не собирался, это уже было что-то вроде «личного» дела Короля.
Что же касается фрассиона Заэля, то тут уж точно проблем возникнуть  не могло, малыш походу дела валялся в отключке. Ну, еще бы, при его-то хм… тщедушном виде и силой, с которой он врезался в стену.… Хм, не удивительно. В любом случае, если горе-арранкар все-таки очухается, то им всегда может заняться Дирой. Это как раз, по нему рыбка.
Легкая полуулыбка, мда, стоило Гриммджо тут появиться как тихая и размеренная жизнь этого, богом забытого места, тут же пошла наперекосяк. В принципе это было свойственно любому месту, куда являлся Шестой.
А вот на счет собственного брата Пятнадцатый уверен не был, наверно именно по этому и не спешил уходить дальше, чем за два метра, от того места, где сейчас находилась все эта удивительная скульптурная группа.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-11-09 19:11:20)

+1

49

- Нет, конечно! - Ди Рой отвернулся, не желая больше говорить со старшим Гранцем. их разговоры обычно кончались потасовкой. А вторая драка в лаборатории - это перебор. Да и Секста не в настроении - разнимать не будет - запустит Серо, чтобы избавится от своих...
- Шестерки??? -  Шестнадцатый аж подпрыгнул от злобы на месте и процедил сквозь зубы. - Будь у меня такой братик, я бы давно его придушил... А хотя прикольно звучит - шестерки Шестого... Блин, даже не обидно получается... - но Илльфорт, видимо его уже давно не слушал, направляясь в лабораторию, хотя Гриммджоу приказал им ждать в коридоре. Боязливо посмотрев на начальство, Ди Рой застыл в дверном проеме, наблюдая развернувшуюся там драму, достойную пера какого-нибудь второсортного писателя - слабак Люппи, визгливый мелкий фрассион, маньяк-истерик Октава, неуравновешенный Гриммджоу и завершают картину они с Илльфорте, как декор в дверях. - Яре-яре... не следовало идти сюда... Скука смертная. И известно, чем все закончится...

0

50

Если Гриммджо сам того не захочет – вытравлять бесполезно. Возыметь воздействие на практически неуправляемого типа мог, разве что, только сам Айзен. То ли Заэль забыл об этом, будучи все еще в состоянии шока, перенесенного от потери драгоценных склянок, то ли это была заранее неудачная попытка воззвать к разуму - наличие которого зачастую ставилось под сомнение - Шестого. Впрочем, состояние розоволосого сейчас трогало Гриммджо меньше всего, а если быть совсем точным – плевал он с высокой колокольни. Можно только смело сказать, что из раза в раз беспокойство ученого за свое гнездышко забавляло арранкара.
Джаггерджек прихмыкнул.
- Эй, какой ты негостеприимный, а. Неужели не позволишь своему родственнику немного погостить у тебя? – Знал, что Ильфорте терпеть не может это место, но понервировать Октаву возможности не упускал. Ди Роя упоминать тщетно – тому, видимо, было все равно, где шастать, а Заэлю было все равно на Шестнадцатого, лишь бы пробирки с образцами были целы и невредимы.
Синеволосый арранкар даже свыкнулся с тем, что мелкий паршивец жив. Теперь это будило внутри Сексты садистскую радость, радость боевого возбуждения и предвкушения запаха крови. Шестому не в тягость разорвать мелкого дважды, а в удовольствие - показать, где истинное место мальчонки.
И не успел Гриммджо осознать, что ему, наконец, наскучило находиться в этом изначально занятном местечке, как тельце на столе закопошилось. Да еще и рот раскрыло, забрыкалось, путаясь в ремнях, что, бесспорно, вновь оживило Сексту.
- Хоо, какие люди! – Джаггерджек одарил Люппи оскалом во все 72 зуба. – Жалкий ублюдок, да на тебя смотреть тошно. – Выслушав тираду больного, Гриммджо не погнушился практически беспомощным состоянием экс-Сексты, размахнулся и несильно, по мнению самого Шестого, заехал кулаком по челюсти Люппи, иначе потом кулаки не об кого разминать будет, а пропустить мимо ушей слова арранкарыша он не смог.

0

51

Вымученно-нахально улыбаясь, он разглядывал Гриммджо. Сколько прошло времени, со дня его, Люппи, кончины – неизвестно. Никаких изменений внешность Джаггерджека не претерпела. Про себя арранкар отметил, что без руки он выглядел лучше. Ах, заметка на память... не забыть сообщить об этом Гриммджо, при удобном случае.
Удар. Буквально выбил из столь приятных размышлений. Глаза – широко распахнуты от удивления, на мгновение скорчиться от боли и вновь смотреть прямо, с вызовом. Ну и что ты можешь сделать, убить меня еще раз? Сука.
Через несколько секунд – арранкар уже задыхался от негодования, громко, скороговоркой выкрикивал проклятия, размахивал свободной рукой, силясь дотянуться до Джаггерджека. Как обычно, в такие моменты – здравый смысл уплывал куда подальше. Люппи не хватался за Трепадору, не палил, слабеньким сейчас, Церо на право и на лево. Все чего он желал – это тупо расцарапать Гриммджо лицо и оттаскать за волосы.
Позорище. Сколько можно опускать при такой толпе... гребанный ублюдок.
Глаза арранкара – горели безумным блеском, он в красках представлял себе расправу над Секстой. У всех на виду. Будет избивать его, пинать ногами, глумиться... и громко хохотать, обязательно. И пока эта тварь будет лежать у его ног, захлебываться в собственной крови, ему, Люппи – предложат вновь занять его место. Да... пусть выживет. Пусть вызывает у всех только жалость и презрение. Пусть станет поганым нумеросом.
Экс-Секста совершенно безумно улыбнулся, сжимая руку в кулак и, не отрывая жадного взгляда от Джаггерджека, прошептал одними губами:
– Ненавижу тебя, тварь.

0

52

Происходящее в лаборатории перестало нравится Заэлю ровно в ту минуту когда Гриммджоу порог этой самой лаборатории переступил. Теперь же это перестало ему нравиться вообще, целиком и полностью.
"Кажется мелкий арранкарыш свихнулся. Чтож, в моей лаборатории мало кто может остаться в трезвом разуме, но все же.. жаль..Надо его все же спасать"
- Гриммджоу... - острое и тонкое лезвие Форникаруса, развратной королевы, замерло между Шестым и экс-Шестым. Нет, убивать никого Заэль не собирался, и угрожать тем более. Но то, что если Люппи сейчас не заткнется, а он точно не заткнется, то превратится в кусок плоти и полное отсутствие души, благодаря лапам Джаггерджека, было очевидно.
- Гриммджоу... Ты ведь не хочешь опозориться перед собственными фрассьенам уничтожив арранкара который не может даже толком ходить? - мягкий голос Октава Эспада прокрадывался в мозг, впрочем, с трудом его, находя под голубой шевелюрой. - Ведь гораздо лучше дождаться его полного выздоровления и разгромить на глазах у всех, снова показав, что ты здесь главный... - Да-да, именно эту идею нужно было вбить сейчас в мозг Шестого и выгнать его наконец из святая святых Заэля Апполо Грантца.

+1

53

Зевать откровенно было не прилично,  что ни говори, а Илфьорт, все - таки старался хоть как-то укладываться в обще принятые правила, если конечно не насмехался ни над кем. Насмехаться над присутствующими было бы просто не разумно со стороны Пятнадцатого.
Во-первых, не оценят, во - вторых, не заметят, в третьих, все - таки выше стоящие по рангу, как не печален сей факт, а проблемы, они никому не нужны.
Но происходящее на самом деле немного надоело свое однообразностью и предсказуемостью. Становиться комментатором Ильфорту не хотелось, хотя…
Нет, идиотизм какой-то. Глаза слипались, тут было душно, местами темно, в общем не очень благоприятная обстановка.
Но свои плюсы они есть везде, устроившись на каком-то огрызке стула,  или что-то это было на самом деле, Ильфорт так и не понял, как можно удобнее, Пятнадцатый принялся наблюдать.
Обмен любезностями прошел как нельзя лучше, что собственно и ожидалось.
Люппи напоминал собой какого-то через меру наглого и громкого щенка, которому заняться то особо и нечем кроме как задирать огромного кота, тявкать ему что-то на ухо, ожидая, когда же на него отреагируют. А кот терпит, игнорирует, старается не обращаться внимания, внутренне вскипая и злясь. Примерно вот такими были отношения обоих Секст с самого начала.  Люппи, который на какое-то время успел занять место Гриммджо, практически в тоже мгновение наделать кучу ошибок, возомнив себя огромный псом, в то время как Гриммджо, просто тихо злился, выжидая подходящий момент. И момент, что самое забавное настал, да, причем достаточно скоро.
Одно плохо, видимо Гриммджо все еще был в бешенстве от выходок бывшего Шестого.
Ну, это дело поправимое, нет раздражителя – нет проблем…
Правда вот Заэль, Ильфорт мог поклясться, что братец ни за что не позволит случиться такому несчастью как убийство его подопытных образцов кем-то другим, а не им самим. Это его собственность, а Заэль от части был собственником, так что…
Словно в подтверждение размышлений Ильфорта, зампакто Заэля почти мгновенно зависло между Гриммджо и Люппи, Ильфорт слабо дернулся, однако практически мгновенно успокоился. Толку было влезать, сами разберутся. А он только мешать будет, если четвертым полезет.
Подперев рукой щеку и чуть прикрыв глаза, Ильфорт снова углубился в размышления о ситуации.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-11-21 16:22:55)

0

54

Пометавшись не много и так не найдя себе достойного занятия или противника в лице кого-нибудь, Ди Рой посмотрев на старшего Гранца, тоже зевнул и спокойно сполз по стеночке, устроившись  на полу по турецки, подперев щеку кулаком, наблюдая за тем, что же произойдет дальше.  Дальше будет море крови и рыков Гриммджоу, ибо если тот что-то поймал в свои когтистые лапы, то живым не отпустит. Тут Люппи сам виноват - самоуверенный мальчишка. Непонятно лишь почему так переживает за него Заэль? На него не похоже. Может, просто не хочет потом вымывать лабораторию от крови. Сейчас в этой ситуации до кучи не хватало только Шаолонга, ибо он бы уже давно стоял рядом с Гриммджоу и пытался бы его убедить не трогать Люппи. Пока не трогать. И что самое прикольное, Секста бы возможно послушался и со словами "Живи... пока", подождал бы пока тот выползет из лабораторий Октавы. А уж в тихих уголках Лас Ночес труп искать не будут и на вопли никто не выбежит, а если и выбежит, то лишь чисто из интереса - посмотреть, кого же там убивает Гриммджоу в очередной раз. Хотя вон Октава сам успешно вбивает науку промеж бирюзовых ушей и уговаривает Сексту подождать восстановления Люппи.

0

55

Гриммджо поморщил нос, – мелкие морщинки почти у самой переносицы всегда придавали арранкару особый колорит - глядя на отплевывающегося проклятиями гаденыша и пересиливая себя гнусно не закончить это дело. Нет. Такого не будет. Синие глаза проскользили по лезвию Форникараса до самой этой непристойной формы рукояти и воззрились на владельца, что сейчас так забеспокоился за Люппи. Хотя на самом деле нет, не за экс-Сексту - за свой материал и свой эксперимент.
- Октава, - низко, с рычащими нотами, - я сказал, что он будет жить. Пока. Не повторяйся, или мозги об стол вышибло? – Брови изогнулись, окрашивая лицо Джаггерджека оттенком надменного презрения и пренебрежения.
Ильфорте и Ди Рой заскучали. Гриммджо, не глядя на них, чувствовал, как оба прошли в лабораторию, пока имели свободу действий, и безэмоционально копошились на фоне этой оперы, успевшей стать заунывной и затянутой – по крайней мере, для самого Шестого. Вряд ли Ильфорте стал бы в такой ситуации вступать в перепалку с братом, но, однозначно, не отказался бы, как и сам Заэль. Опять же, все не в том месте и не в то время.
Молча, Гриммджо тыльной стороной ладони наотмашь резко убрал меч из-под своего носа и выпрямился в пределах своей сутулости. Затем лишь прихмыкнул и одним движением соскочил со стола – в массивном арранкаре грубость и неотесанность граничили с кошачьей ловкостью.
Секста обернулся и, наконец, узрел притихших Ди Роя и Ильфорте, что недавно болтали так оживленно.
- Пошли. – В подтверждение слов  - кивок лохматой головы в сторону выхода. Ни слова более ни Заэлю, ни Люппи – все в лучших традициях этикета Шестого.
Все, что хотел, Гриммджо тут сделал. Внутри оставалось чувство раздражения от увиденного и предвкушения того, что арранкару предстоит увидеть и сделать. Люппи никуда не денется.

===> Коридоры

0

56

---> Темница

Еще у входа Дайра четко поняла, что она тут не к месту. Что-то от нее с этой мелкой сплошь проблемы намечались. Гм. Но приказ есть приказ, им так удобно прикрыться, как тем пресловутым фиговым листком. Оу, кстати, а откуда тряпки на этой девчонке? Сплошь вопросы да вопросы. И ответов лично ей не светит, а жаль. Но хоть что-то она узнать может, не так ли? Фрасьон осторожно проскользнула в лабораторию, крепко удерживая добычу под мышкой. Одна надежда была, что их слабенькие реяцу банально проигнорируют и потихоньку разойдутся. Ну да, если эти разойдутся, то не жить им точно. Девушка встала у стены, олицетворяя собой смирение и почтение. И вообще, статуи не бьют!

Отредактировано Dayra Soramo (2008-11-25 10:26:47)

0

57

Люппи несколько завис. Боль от удара наконец дала о себе знать в полной мере. Вместе с ней, как по заказу – вернулась и мигрень. Да звон в ушах. Арранкар прожигал Сексту испепеляющим взглядом, тихонько шепча проклятия, облизывая сухие губы. Слова Заэля отражались монотонным гулом в голове. «...который не может даже толком ходить.» Люппи взвился, взбешенный он смотрел то на Гриммджо, то на Октаву, заклеймив обоих как лютых врагов, на данный момент... «...разгромить на глазах у всех».
Черта с два, слышишь, Грантц? Это я разгромлю... Гриммджо. А когда я это сделаю – ты ко мне и сунуться не посмеешь.
Экс-Секста вновь принялся безумно посмеиваться. Сначала тихо, постепенно набирая обороты. И вот уже звонкий, мальчишеский смех отражается от стен лаборатории. В который раз за день. Вот только исказившееся гримасой лицо детским никак не назовешь. Да глаза пустые, ничего не выражающие.
Давай, Заэль Аполло Грантц. Тащи свои таблетки-препараты. Смотри, я схожу с ума. Страшно же, страшно?
...И громкий крик, в спину уходящему Джаггерджеку:
– Убирайся! Проваливай, тварь... Ненавижу, ненавижу, ненавижу...
Как только Гриммджо исчез из поля зрения – Люппи заметно поутих, сосредоточившись на ненавистной реяцу. Он мысленно цеплялся за Сексту, сопроводив его до самого конца коридора, пока тот не свернул за угол и не пропал... черт, строго говоря, Люппи не мог почувствовать даже такую мощную реяцу. А ведь расстояние небольшое... Октава вроде обещался поставить его на ноги? Он вновь воззрился на ученного, как будто ничего и не произошло.
– Вот урод, да же? А я теперь, что получается... Приварон?
Мысль о собственном Приваронстве заставила Люппи ухмыльнуться. Вот бы никогда не подумал...

0

58

И что это…все ? Даже как-то обидно, где-то глубоко в душе, что кровавой расправы над не в меру наглым Люппи не будет, а столько шуму и все ради чего? Просто что бы потом взять и уйти?  Нет, не то что бы Ильфорту уж очень хотелось наблюдать над избиением и без того, жалкого в данном состоянии Люппи, но все равно это было слегка не обычно… наверно.
Хотя с другой стороны, какой толк сейчас было Гриммджо убивать Люппи, ни какого удовольствия, сопротивление оказать бывший шестой не мог, ну разве что если попробует ухватить Гриммджо зубами за палец или еще за что, мало ли, что в голову мальчишке взбредет, в его положении все было возможно. Ни кто ж не знает, чем его пичкал Заэль, пока приводил его в себя, да и вообще.
Ильфорт поднялся  на ноги и чуть потянулся, разминая кости, попутно кидая  взгляд на Люппи.
Не удивлюсь, что до следующей встречи с Гриммджо он не доживет, братец так яро его защищал, видать ценный образец для опытов. Ценный и поразительно везучий. Каждому бы так, столько раз этот недоосьминог смог суметь избежать верной смерти? Поразительная просто способность. Выжил после столкновения с капитаном Готея, выжил, после того как Гриммджо проткнул его практически насквозь рукой, да еще и серо запустил, выжил тут, в лаборатории, хотя… тут спорно, но все равно, если он пока что тявкает, значит жив. И снова чудо… он снова выжил, получив всего несколько затрещин. Мне начинает казаться, что я понимаю Заэля. Почему он так о нем печется.
Пятнадцатый хмыкнул себе что-то под нос, и не спешно направился к выходу. Пора-пора, оно и к лучшему, все таки лаборатория не очень нравилась Гранцу старшему, как и ее хозяин, что, собственно и не удивительно.
Когда Ильфорт уже был около самого выхода, в лабораторию незаметно, если кончено это можно было назвать незаметным, вошла фрассионша Ноиторы с маленьким свертком в руках.
Хм? Удивленно приподнятые брови и недолгая мозговая деятельность, в ходе которой Ильфорт явно разубеждал себя в том, что это могло бы быть. В конце концов, личная жизнь Заэля его не касалась.
А Люппи все голосил,  до этого он правда истерично ржал, но затем прекратил, а голосил о ненависти, собственно, видимо, это было на данный момент единственное чувство которое он испытывал.
Больной, точно Заэль что-то ему не то дал… Маньяк просто.
В дверях Ильфорт развернулся на каблуках.
- До встречи, милый братец, и … не убей его. – Презрительная усмешка и кивок на Люппи, в голосе  полно яда и не скрываемого сарказма. – Он еще нам пригодится.
В пору посылать воздушный поцелуй, для полного счастья, но Ильфорт сдержался и так вышло чересчур приторно - тошнотворно.

===> Коридоры

+2

59

Зевнув во всю возможную ширину рта и клацнув зубами, Ди Рой, после приказал Гриммджоу, встал, потягиваясь, засунув руки в вырезы хакама, собираясь следовать за ним. Привыкший держаться сзади, он подождал, пока Секста покинет лабораторию, а Гранц, бросив на последок братцу что-нибудь едкое, последует за ним, он с усмешкой, оглядев всех участников сего концерта, которые остались в лаборатории Октавы, неспеша последовал за ними.
- Эй, Король, а ты все-таки решил пощадить мелкого, - поровнявшись с Илльфорте, он чуть ссутулившись, глянул снизу вверх на Сексту, но тот решил, видимо, не удоставивать его ответом, как и сам Ди Рой даже заинтересованным взглядом еще одну личность, появившуюся возле лабораторий.  Девушка, явно фрассион - а он слабо помнил, чей именно, потому что не забивал свой мозг подобным,  - вжалась в стену, пропуская Короля и его "свиту". И сделала, видимо, правильно, потому что Секста был не в настроении и не особо любил, когда такая мелочь пуиталась у него под ногами. А ему, Ди Рою, эта арранкар была не особа интересна.

---------> Коридоры

0

60

Положительных мыслей в голове Заэля после того, как Гримджоу со компанией скрылся за пределами его лаборатории не было. У него вообще  в голове крутилось желание уничтожить кого-нибудь и как можно быстрее.
Примостив собственную очаровательную заднюю часть в стуле,  и, закинув ногу на ногу, Грантц привычно сложил руки на груди и занялся самым лучшим в данной ситуации занятием. То есть принялся отдавать приказы фрассьенам.
- Вколите ему успокаивающее. И привяжите его к столу. - Колобки завозились и попискивая бросились выполнять приказ.
- Да, видимо так. - Мимоходом ответил он на вопрос Люппи, наорал на фрассьенов, которые не слишком рьяно убирали остатки осколков, и требовательно запросил себе энергетический и по совместительству успокоительный коктейль из свежевыжатого сотоварища колобков. После чего широко усмехнулся, крутанулся в кресле и сфокусировал взгляд прищуренных медовых глаз на девушке, которая оказалась в его лаборатории.
"Нноиторская девка. И с ней..."
Крылья точеного аристократического носа чуть затрепетали. эту рейацу он узнал бы из тысячи других. Нелиэл Ту Одершванк.
- Мне интересно знать... Почему шавка Квинты без спросу сунулась в мою лабораторию? - голос Заэля стал шипящим, почти змеиным и сочился ядом. - И почему... Она принесла сюда _это_? И откуда _это_ взялось в Лас Ночес?

Отредактировано Szayel Aporro Grantz (2008-12-02 19:05:01)

0


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Лаборатория и покои Октава Эспада