Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Лаборатория и покои Октава Эспада


Лаборатория и покои Октава Эспада

Сообщений 91 страница 120 из 131

91

Надежда оказаться незамечено вмиг пропала: Нелл все же заметили. И никто иной, как Нноитора Джируга. Маленькая арранкарша еще сильней затряслась в дрожи, охватившей не только сознание но и все тело, и еще сильнее сжала хакаму маленького арранкара. За долгие годы её отсутствия в Лас Ночесе поменялось многое, кроме одного взгляда Квинты: этот хищный взгляд, зверский оскал – это все было бы так привычно, будь сейчас Неллиел в своей прежней форме.
На маленькие серые глаза навернулись крупные слезы. Послышался глухой стук от шагов, и Квинта начал приближаться к месту, где стояла Нелл. Медленно перебирая своими длинными ногами, он был похож на огромного богомола, завидевшего жертву. В глазах бывшей Терсеро выразился непреодолимый страх от безысходности, и она всхлипнула, стараясь не смотреть пятому в глаза. Все эти смешанные чувства делали такую ситуацию, когда арранкарша была на грани истерики. Была бы её воля, она бы ринулась к выходу, подальше от этого злого места и его устрашающих сожителей.
Единственным, кто сейчас заслуживал на защиту, это был Жозе, сейчас как раз защищавший её саму. И вот, своеобразный «апокалипсис» для Нелл нависал прямо над ней. Ужасно было то, что он оставил её одну, одним жестом отодвинув в сторону маленького арранкара. У Неллиел перехватило дыхание. Слезы текли сами с собой, и она еле удерживалась что бы не взвыть от страха. Но взгляд был направлен не на Квинту, а в сторону Жозе – желание помочь арранкару было сейчас прежде всего. Даже страх начал заглушаться этим странным чувством.

Отредактировано Neliel Tu (2009-03-22 15:15:10)

0

92

Все происходило сумбурно, но медленно, четко и с присущим Эспаде величеством. Речь он воспринимал с трудом, просто потому что знал, для него сейчас важна одна цель "Защита". Нет, не только девочки что пряталась за ним, но и себя за одно. Один взгляд Октавы и он понял что влип по полной, но отступать не вздумал. "Простите Хозяин, но это мой выбор. На сейчас. Только сейчас." А вот дальше было страшнее. На них наступал Квинта. Жозе был не идиотом, далеко не идиотом. Он был обучен и воспитан гением Уэком Мундо, Заэлем Апполого Гранцем и был умнее многих фраксьенов. Поэтому он понимал что это враг ему не то что не по зубам, а просто раздавит и не заметит. Но Пепе не двинулся с места.

- Кого я вижу... Нелиел, собственной персоной!... ...Храбрый у тебя фрассьон, Октава. Такой и мне бы сгодился. - он успел услышать эти слова, пожелать сильно вцепится в девочку, но..

Легкий взмах его тонкой руки и все это рухнуло. Нет, он его не размазал по стене, но и не погладил. Небольшое тело Жозе, хоть и не такое хрупкое, но весьма легкое, пролетело, если это можно так называть, меньше мета наверно и влетело боком в стол, на котором зазвенели пробирки, но не одна не упала. Арранкар ударился и замер держась за ударенный бок.

Отредактировано Jose Pepe (2009-03-22 21:22:48)

0

93

Конечно же Октава был не против что бы проучить своего маленького подчиненного, но лабораторию громить то зачем? К тому же со своими подчиненными он предпочитал разбираться сам. Ученый фыркнул и покосился на Квинту, во взгляде заиграли раздраженные искорки, все же когда дело касалось его собственности - Заэль Аполло был очень требователен и щепетилен. А еще он терпеть не мог когда его «вещами» распоряжались другие. Он тихо надеялся что Жозе хватит ума, а ведь тот был не глуп, лежать тихо и не привлекать к себе внимания, пока все не утрясется.
- Послушай Джируга, я понимаю, что тебе натерпится разобраться с этой мелочью, можешь делать с ней все что угодно, но не мог бы ты быть поаккуратнее в моей лаборатории. Здесь много ценных материалов и оборудования, которые достать или восстановить будет весьма сложно, а некоторые – невозможно! – Тон его голоса был явно завышен и слышались легкие истеричные нотки.
Грантз был вполне серьезен, если дело касалось науки и его драгоценных материалов исследований, тут уж, что бы отстоять свое, можно было пожертвовать парочкой сломанных костей. А восстановиться ему не составит труда. Даже если его приложит разок другой сам Квинта – не убьет же в конце концов. Да и к тому же Октаву сложно убить.
От одной мысли, что сейчас и здесь может завязаться драка или потасовка становилось дурно, Заэль обморочно закатил глаза и приложил ладонь ко лбу, изобразил мученическое выражение лица. Надеясь, что это заденет хоть какие-то нотки жалости в черствой натуре Нноиторы.
Он не заботился о себе, защитить лабораторию было важнее всего сейчас.
Грантз искоса наградил парочку фрассьонов Шестого испепеляющим взглядом, полагая, что те не совсем тупые и поймут, что им лучше делать ноги и как можно дальше, пока их тут по стенам тонким слоем на размазало. Представив, как эти два тела будут летать по помещению, сшибая образцы и оборудование со столов, которое будет разбиваться на мелкие кусочки о пол, лицо ученого стало бледным и появилось болезненное выражение, словно его ранили в самое сердце, если бы оно у него было.
Но с другой стороны Октава был рад: если Квинта избавиться от бывшей Третьей, одной головной болью станет меньше и его руки будут чисты.
"Надеюсь, хотя бы мелкие кусочки от нее останутся, что бы был материал. Нужно же будет хоть какой-нибудь отчет предоставить Владыке".

+1

94

Нет, ну что вы, конечно ясно, мы ж не дураки. Уже уходим, не обязательно повторять все по несколько раз.
Ильфорте скривился в едва заметной усмешке чему-то, совершенно не ясно чему. Учитывая тот факт, в каком именно они сейчас положении находились, с легкостью поднялся со стула, откинул волосы назад.
- Уже уходим, не смеем вам мешать. – Тихо, но так, что бы его слышали все, проговорил Пятнадцатый.
Сказать по правде, хоть Ноитора и обладал титулом самого свирепого в Эспаде арранкара, Ильфорт как-то не сильно не боялся. Опасался – да, но опасаться вовсе не то же самое что бы боятся. Опасаться можно чего угодно… А боятся… боятся нужно каких-то конкретных вещей, например необратимых процессов. Вот уж, что действительно пугает, а Ноитора никогда не был необратимым процессом, напоминал, правда, иногда, но редко и совсем не долго.
- Пойдем, Ди Рой, нам тут больше не за чем оставаться. Святую миссию мы выполнили.
Тем временем, в лаборатории уже начинались нешуточный военный действия. Жозе снова досталось.
Парень какой-то неудачник, по ходу дела. Черт, у меня даже пропало желание самому ему врезать, как следуют, что бы помнил… на будущее.
Проделав почти большую часть пути от кресла до выхода, Ильфорте неожиданно остановился, будто бы вспомнил что-то важное, и почти мгновенно сменил траекторию своих передвижений. Теперь он направлялся к Люппи.
- Я понимаю, что я сейчас, наверное, ой как не во время… - начал он, вставая около изголовья то ли кушетки, то ли самого что ни наесть банального операционного стола. – Просто я так, перед уходом поинтересоваться решил. Братец, а долго еще это чудо тут в отключке валятся, будет, а? – Ильфорте почти ласково похлопал бывшего шестого по щекам, и даже, кажется, ущипнул. – А то, мне не очень хочется возвращаться с пустыми руками, а тут, хоть какой ни какой информаций владеть буду, а то без нее мало ли что случится, может. Придут,  разгромят лабораторию под чистую. Тебе это надо? Мне, например, нет. И Ди  Рою не надо, я уверен. Просто скажи, и мы уйдем, и никаких катаклизмов, хотя бы с этой стороны. За квинту я не ручаюсь, конечно, но может быть Заэлю и повезет, и Ноитора не станет устраивать убиение младенцев на этой территории.

0

95

Услышав Заэля, Ноитора обернулся к нему, ухмыляясь.
- Не вибрируй, Октава, все будет в ажуре! - осклабился он, и тут заметил пробиравшихся в сторону койки Люппи Иль Форте и Ди Роя. Наглость этих фрассьонов достигла предела терпения Квинты, и без того небольшого.
- Я кому сказал убираться отсюда к меносам! - зарычал Джируга и запустил в Иль Форте небольшим Бала для острастки - прицел был взят достаточно точно для того, чтобы драгоценные стекляшки владельца лаборатории не пострадали. Ну а прочнейшие стены выдерживали вещи и посерьезнее одного небольшого Бала. От Нелл арранкар на мгновение отвлёкся.
Мыслей в голове Квинты было не особо много, да и те - весма обрывочные. Дыра в голове значительно снижала способности в области мыслительных процессов, а потому Ноитора сначала делал, а потом думал - или не думал вовсе. Вот и сейчас кусочки мыслей пестрели калейдоскопом - то хотелось раскромсать непокорных фрассьонов, то сжать тонкие пальцы на горле бывшей напарницы и задать ей пару вопросов, то зажать в угол Заэля и удовлетворить звериную страсть. Среди обрывков нашлось место и для Жозе - видя, как стоически переносит удары судьбы мелкий фрассьон, Джируга все больше хотел забрать его себе - хотя бы для того, чтобы поставить его в пример Тесле. А то последний совсем распустился.

0

96

Ну накнец-то они отсюда валят куда подальше. Разборки "высших" его совсем не интересовали, а судя по масштабам трагедии, лабораторию Октавы могут свободно разнести.
- Пошли так пошли, - Ди Рой скосился в стонону Люппи, прикидывая, что его тащить придется на себе и немного скис. Иногда приказы Гриммджоу звучат настолько абсурдно, что даже его пустая голова бывает в шоке. Но если это членистоногое не принести, Король втопчет их даоих в песок по самые уши. Слишком уж большая нелюбовь у этих двоих друг к другу.
Уже собираясь м прикидывая как схватится за Люппи, он услышал, что Нноитора обратился именно к ним.
- Ну надо же, боги снизошли с небес, - едва он успел обернуться, как произошла яркая вспышка и в Илльфорта...
- Поберегись! - Ди Рой бросился на блондина, сбив его с ног, чувствуя крошки штукатурки, сбитые со стены, которые посыпались сверху.
- Зацепило или нет эту блондинистую голову, а? - пронеслось в мыслях. Он приподнялся, осматривая Илльфорта. Если Квинта разошелся, то жди беды. - Даже вдвоем мы этого таракана не уделаем!

+1

97

Нелл перестала трястись. Но слезы текли сами с собой из маленьких серых глаз. Состояние было куда уж не из лучших, особенно для такого маленького существа. Закрыв руками голову на том месте, где была маска, Нелл старалась не смотреть на Нноитору. Его рейацу была огромной, было трудно даже дышать, и Нелл издавала непонятные звуки вроде всхлипа. Все, на что была способна в эти моменты.
Бесполезна...Нелл совсем бесполезна!
Она зажмурилась, и вновь открыла глаза, концентрируя внимание на поисках маленького арранкара, который уже успел стать для нее другом. А друзей надо защищать - это арранкарша решила уже давно. Только вот как, если тут такая ситуация...
Нноитора наконец то отвлекся. Да и не только - уже успел нанести вред двоим, по всей видимости, фрасьенам, в которых было запущено серо. До боли знакомое серо...
Надо чтото делать...что-то делать...
Сердце забилось с высокой скоростью, и Нелиел помотала головой в разные стороны, готовясь вновь разреветься. Но это была далеко не обыкновенная истерика: все, переживания, страх, злость слилось в одно целое. Невозможно было терпеть дальше. По её вине пострадал друг, именно по её вине...
Я должна...защищать...
Раздался хлопок, и лабораторию наполнил дым. Силуэт был не четко виден в этой дымке, Неллиел выпрямилась. Зеленые локоны спускались чуть ниже уровня груди, и теперь холод, царивший в лаборатории, ощущался по всему телу, одетом теперь уже в остатки того, что называлось одеждой на маленькой арранкарше.
Прежняя форма, прежние силы... Нноитора Джируга, ты не сможешь мне помешать.
Как только дым рассеялся, бывшая Терсеро заметила на себе взгляд Квинты.
- Этот взгляд...За долгие годы ты ничуть не изменился, Нноитора. - мерный, спокойный голос как всегда выдавал в арранкарше уверенность. Окинув взглядом октаву, она произнесла - Простите что прерываю...
Трезво мыслить в опасный момент Терсеро всегда умела - мгновенно переместившись с помощью сонидо, она оказалась рядом с Жозе. Нелл взглянула маленькому арранкару в глаза...и улыбнулась.
- Ты в порядке?
Конечно, на первом месте беспокойство. Времени не хватало даже на раздумья, и поэтому вскинув руку Жозе себе на плечо, она подхватила маленького арранкара, и опять перейдя в сонидо оказалась возле двери. Скорости бывшей Терсеро было не занимать - если есть шанс, зачем его терять?... Выбежав за двери лабораторий, Нелиел свернула в один из корридоров Лас Ночеса. Надеюсь, мне удастся избежать неприятностей...

>>>> коридор

Отредактировано Neliel Tu (2009-04-27 16:25:30)

0

98

Все что происходило вокруг для маленького арранкара было слишком быстро и слишком «значительно». Вопросы «выших» и больших арранкаров его сейчас мало интересовали. Тело после удара ныли. Бок, который как выяснилось, был тот самый, которым он приложился ранее,  ныл от тягучей боли. Было легкое ощущение, что ребро таки сломалось. От такиз ощущений думать было очень сложно, поэтому он старался не думать и не  обращал внимания на все вокруг.
Лишь в тот момент, когда лабораторию наполнил туман, Жозе вздрогнул и отступил на шаг. Но уже вскоре на него смотрела красивая девушка, которая так была похожа на Нелл, но гораздо больше. Фрасьен удивленно хлопал глазами смотря на неё, а на вопрос лишь кивнул головой.
А когда его подхватили и вывели из лаборатории, в голове успело промелькнуть всего две мысли. «Заэль-сама, Вы мне этого ведь не простите, да?» и «С ней я в безопасности». После этих мыслей он расслабленно буквально повис на девушке, забыв даже о ноющем боке.

===> Коридор

Отредактировано Jose Pepe (2009-04-10 01:15:25)

+1

99

Октава уже хотел было использовать сонидо, что бы приблизиться к глупенькому братишке, который сам нарывался на хорошую взбучку, схватить его за шкирку и выкинуть пинком из лаборатории. Наивысшим удовольствием было бы приложить его пустой башкой об каменный пол или стену… но времени на сладкие садистские мечты не было.
Вдруг события резко вышли из-под контроля. Прицельно пущенное бала наделало много шума, зазвенели колбы и пробирки на столах, что-то где-то треснуло и посыпалось. Поднялось облако дыма. Грантз схватился за голову, хотел уже начать лепетать про свои драгоценные исследования и непоправимый урон, бить в истерике, стуча кулаками по столу, как вдруг раздался очередной громкий звук где-то со стороны Нелл.
На лице Заэля за считанные секунды отразилась целая палитра эмоция и самыми яркими из них были: шок, раздражение и ярость.
- О черт возьми! Какого хрена вы тут творите! – Заорал он, пытаясь отмахаться ладонью от пыли и дыма.
Ученый успел заметить как из мелкого недоразумения Неллиет Ту Одершванк снова приняла свою прежнюю форму и подхватив его фрассьона быстро скрылась в коридоре.
"Только этого не хватало, это просто катастрофа!"
"Взрослая" Нелл могла принести гораздо больше неприятностей, и это даже мягко сказано. Грантз не любил о чем-то сожалеть, но именно сейчас он пожалел, что не прихлопнул ее сам сразу же, когда была такая возможность.
И это чувство собственности, когда у тебя украли что-то, пусть даже оно не очень ценное, но все же свое!
- Держите ее! – успел он выкрикнуть, прежде чем закашлялся.
Октава хотел еще добавить, что бы ей не дали далеко уйти и вернули его фрассьона немедленно, но из-за всеобщего хаоса было непонятно, кому он это все кричал. Нужно было взять себя в руки и немедленно отправить своих сильнейших подчиненных в погоню за этой мерзавкой.

+2

100

Ладно, я понял, глупая была затея. - Прокомментировал данную ситуацию Ильфорте, пытаясь выбраться из-под некоторого завала. Стол, какие-то обломки, еще что-то, кажется, еще Ди Рой. Черт, кто ж знал, что так все получится, казалось бы, пустяк, только спросил.
Урод, блин, он совсем долбанутый на всю его одноглазую голову? Хотя кого я спрашиваю? Сволочь, совсем оборзел.
Ильфорте потер ушибленную руку и бок, приземление было не очень мягким, учитывая всю неожиданность момента. Твою мать, ну какого хрена?
Вот теперь, казалось, волна истерии, злости, ненависти и еще множества разнообразных эмоций захлестнула Гранца–старшего. Первым желанием было незамедлительно применить релиз и со всего размаху врезать Квинте, не думая потом о последствиях. Второе желание было куда более логичным и даже обдуманным. Пора валить, все-таки связываться с Квинтой… Нет, Ильфорте не был самоубийцей, ни в коей мере. Кроме того, кажется, братец явно бы не оценил, если бы сейчас тут началась битва. Даже если бы она была очень короткой и с летальным концом для фракции Сексты.  Он и так, кажется, уже был на пределе. Проведя несколько минут в размышлениях и ругаясь всеми нецензурными словами, которые он знал, на Ноитору, Ильфорте и не заметил, как в лаборатории изменилось и еще кое-что. Послышался высокий женский голос, резанувший ухо, какая-то возня, правда, на фоне собственных попыток подняться это не возымело должный эффект.
Выругавшись еще раз, Ильфорте поднялся, немного покачнулся, и уже, было, собрался двинуться с места, направляясь, уже наверняка, к двери, как тут мимо него пронеслась…
Кто это? Очередная подопытная Заэля? Нет, стоп, ее же тут не было… Плевать, мне просто плевать. Все, я ухожу. Надоело. Ну, нахрен.
Как только фигура девушки скрылась из виду, почти мгновенно раздался голос Заэля, в котором уже отчетливо улавливались истеричные нотки.
Злорадно ухмыльнувшись, словно это была достойная месть за нанесенный Ильфорту моральный ущерб, Грантц-старший, попутно отряхиваясь и все еще потирая ушибленные места, поспешил скрыться за дверью. Пускай сами разбираются, его это точно не касается. Ни его, ни Ди Роя, ни даже Гриммджо.
Черт, определенно сегодня очень и очень хреновый день.
Хотелось доползти до своей комнаты, лечь и просто тупо вырубится. А Ди Роя следовало поблагодарить, обязательно. Как только от шока отойду, не каждый день все-таки твоя собственная жизнь висит на волоске.

---> коридоры

Отредактировано Ilforte Grantz (2009-04-16 23:34:09)

+1

101

- Лаборатория превращается в настоящую дурку... - пронеслось в пустой голове Роя, когда Илльфорте вставая, скинул его с себя, отряхивая одежду. Шестнадцатый так и продолжил сидеть на полу, хлопая глазами, наблюдая за происходящим концертом.
- Н-да, цирк уехал, клоуны остались. Дурацкая была затея у Короля. Я так больше не играю! - Ди Рой нахохлился ,скрестив руки на груди и типа злобно зыркнул на всех присутствующих, ожидая, что Илльфорте подобно брату, выдаст что-нибудь истеричное, но старший Гранц оставался пафосно-спокойным, а потом вообще решил свалить. При чем свалить-то без него.
- Эй, Форте! - Шестнадцатый попытался цапнуть его за хакама, но промахнулся. Гранц уже умчался из лаборатории.
Решив ,что торчать здесь не стоит более, Ди Рой тоже пополз на выход.

----> коридоры

0

102

Стоило только немного нагреть и без того напряженную атмосферу при помощи Бала, как тут же начались сюрпризы. Не успел Ноитора разозлиться на Ди Роя, из-за которого не удалось попасть в цель, как за спиной раздался хлопок и повалил дым. С мыслью "Я же не туда кидал бала!" Ноитора обернулся и увидел нечто невероятное, а именно свою бывшую напарницу, во вполне взрослом состоянии, одетую только в обрывки тряпочек. Сие зрелище ввело Квинту в некий ступор, а потому он не обратил внимания на уползающих мимо него из лаборатории фрассьонов Сексты. И лишь когда напарница свалила, что-то проговорив в его адрес, Ноитора пришел в себя от вопля Заэля про то, что её надо ловить. Ноитора и сам понял, что ловить надо, причем чем скорее, тем лучше, а потому тоже метнулся к выходу - царапая камень пола проскальзывающими на поворотах каблуками, он выскочил из комнаты в коридор.

===> Коридоры

0

103

Когда за дверью лаборатории скрылся последний незваный гость, Заэль Аполло вскинул брови, оценивающим взглядом осматривая свои владения. Ущерб был небольшой и урон вполне поправимый, но количество уничтоженных нервных клеток было невосполнимо, хотя, не для него, однако придется потратить немного времени.
Раздражение не спало, и злило абсолютно все, хотелось что-нибудь сломать или покричать на кого-нибудь, но в помещении стало непривычно пусто.
Октава почему-то был уверен, что Нноитора не даст сбежать пленнице, в конце концов, если кому и достанется больше всех на орехи, так это только ему, если вскроется правда. Ученый всегда мог состроить невинное лицо, слезно рассказывая о том, как жестоко его шантажировали и заставляли пособничать в этом грязном деле с Неллиел.
Для того, что бы убедить, что все в порядке и Квинта не прощелкает беглянку, Гранц включил несколько мониторов, где отображались коридоры Лас Ночес. В любой момент можно было перенаправить коридоры и не дать ей далеко уйти.
Осколки битых пробирок неприятно хрустели под ногами, ученый раздраженно отшвырнул их ногой. Легкий щелчок пальцами и в помещении лаборатории показалось несколько фрассьонов.
- Приберите тут немедленно, натрите все до блеска, и аккуратно, не натворите дел еще больше! – Заэль Аполло раздраженно скрестил руки на груди, недоверчиво сощурив глаза.
Неуклюжие арранкары, больше похожие на смешных уродцев из цирка поскакали скорее за вениками, тряпками и прочими средствами для уборки и дезинфекции.

Прошло некоторое время, прежде чем арранкары вернулись снова и тали спеша и толкаясь подметать осколки с пола. Ученый обвел взглядом помещение и в очередной раз поймал себя на мысли, что кого-то не хватает. Конечно же, мерзавка утащила с собой Жозе, который всегда в нужный момент был под рукой, а теперь без него стало даже как-то пустовато. Постаравшись не обращать внимание на шумных мелких фрассьонов, Октава вернулся к наблюдению за происходящим в пределах Лас Ночес на мониторах.
Когда Тесла упустил прямо из-под носа Нелл, Заэль приложил пальцы к вискам и закатил глаза.
«Ну и помощника ты себе нашел, Квинта!»
А затем возник Тоусен.
- Вот только этого не хватало! – Воскликнул ученый, раздраженно стукнув по столу кулаком.
Преследование на своих двоих это конечно не его конек, но он бы не упустил цели, ни при каких обстоятельствах, а теперь могут возникнуть лишние осложнения.

+1

104

Порой кажется, что гуманнее было сдохнуть, чем раз за разом терять сознание и после приходить в себя, чувствуя слабость, головокружение и нарастающую злость. Конечно, к такому можно было уже и привыкнуть, но день был слишком насыщенным, а для того, в каком состоянии был Люппи после выхода из комы, это оказалось крайне противопоказанным. Правда, он уже был научен горьким опытом, и глаза открывать не спешил, прислушиваясь к тому, что его окружало, и с какой-то маниакальностью прокручивая в голове то, что он помнил последним. Гриммджо. Эта тварь заявилась в лабораторию и посмела глумиться над ним, а еще и ударить. Ударить, когда сам Люппи не мог не то что ответить, но и блокировать удар. Ничего, вот сейчас Люппи откроет глаза и… Картина не сильно изменилась, разве что погром стал более глобальным и большая часть действующих лиц куда-то пропала. “Какого черта здесь вообще происходит?” и как же непривычно и, в какой-то степени, обидно было осознавать собственную беспомощность и неосведомленность. Если все так и будет проходить дальше, то Люппи проваляется в этой лаборатории до скончания веков, слушая до омерзения приторный голос Октавы и терпя его фрассьонов, постоянные опыты, уколы и прочую мерзость. Нет, нужно было валить отсюда и как можно быстрее. Кстати говоря об Октаве…
- Эй, Заэль!.. – и пусть голос мальчишки звучал все также хрипло и слабо, но сейчас у него появилась цель, которой следовало добиться в кратчайшие сроки, - какого черта?! Ты обещал, что вылечишь меня, а я все также… валяюсь здесь как кусок мяса!
И в подтверждение своих слов, Люппи попытался поднять руку, дабы продемонстрировать собственное далеко не здоровое состояние, но, забыв о ремнях, только нелепо дернулся. Черт, и когда только эти колобки успели снова привязать его, а ведь арранкар так старался избавиться от этой мерзости и потратил столько сил! Оставалось надеяться, что Октава не забудет о своем обещании и что Люппи выберется из его лаборатории. А для того, чтобы более красноречиво показать свои желания, мальчишка уперся взглядом в ученого, мысленно повторяя про себя “Давай, вылечи меня и развяжи, наконец! Мне нужно разобраться с этим драным кошаком как можно быстрее! Я покажу ему, что не следует забываться и лезть на мое место!”.

+2

105

Развернувшись в пол оборота, Октава бросил косой взгляд на источник шума. Люппи не вовремя очнулся, Заэль Аполло был в крайне раздражен, напряжен и вообще, просто вне себя, но только огромная сила самообладания не позволяла ему впадать в настоящую ярость. Хотя не впадать – получалось очень редко.
Тон мальчишки был слаб, но его хамству не было границ.
- Конечно, я тебя вылечу, я сдержу свое слово, - сквозь зубы процедил ученый, - Но советую тебе продолжать пока валяться так же и язык держать за зубами… А то мало ли от каких препаратов он у тебя может отсохнуть.
Люппи умел раздражать, и Октава уже давно жалел, что взялся вообще за этот кусок немощного мусора. Если тот и вправду не закроет рот, придется вколоть ему еще чего-нибудь, что бы тот помучался. Иногда стоны боли гораздо приятнее чем пустая болтовня.
Гранц вообще взялся за него не по доброте душевной, ведь, если образно выразить, душу он свою потерял давно, во всех делах ученого всегда была своя выгода.

+1

106

Да как только Заэль посмел так с ним разговаривать?! Ведь Люппи не был каким-то подопытным кроликом или одним из фрассьонов Октавы! Да и… можно подумать, что нахождение в лаборатории действует на мальчишку самым благоприятным и успокаивающим образом. Он ведь с самого начала дал понять, что хочет как можно быстрее (!!!) покинуть это место и, желательно, на своих двоих и с прежними силами. Бред какой-то, а ведь сейчас даже встать не получится и единственное, что остается – пытаться докричаться до мозга Заэля. Если бы Люппи был уверен в том, его попытки передвижения не закончатся так позорно, как в прошлый раз, то он бы доставал ученого не только словесно, но и попытался бы получить желаемое силой. И плевать, что сил еще явно будет недостаточно, это казалось неважным в тот момент, когда перед глазами все чуть ли не плыло от злости. Правда, существенным препятствием было и то, что бывший шестой был намертво привязан к этому столу, а повторять судьбу и, теперь уже на глазах у других, елозить по столу и грызть ремни – это казалось слишком унизительным. Нет, Люппи добьется того, чтобы его, наконец, уже привели в порядок (а не в состояние “подает признаки жизни и ладно”), и он смог бы свалить куда подальше, чтобы придумать как быть дальше. А ведь подумать было о чем – арранкар не был идиотом, чтобы после выхода из лаборатории сразу бросаться на кошака. Нет, пока у него было слишком мало шансов, а добавлять Гриммджо еще один рецепт по приготовлению жаркого из самого себя совершенно не было желания. К тому же, просто убить – этого казалось слишком мало. После подобного публичного унижения, он заставит кошака мучиться, и уже только после этого медленно убьет.
- Но советую тебе продолжать пока валяться так же и язык держать за зубами… А то мало ли от каких препаратов он у тебя может отсохнуть.
- Да какого хрена?! Грантц, хватит уже прикидываться безумно занятым! Держу пари, что мне здесь также уныло, как и тебе при мыслях, что я буду болтать и дальше. Сделай что-нибудь, чтобы я как можно быстрее покинул тебя! – с каждым словом мелкий словно все больше заводился, потому что под конец говорил быстро и  жаром, пытаясь убедить Заэля в том, что это будет наилучшим выходом. Да и… Сколько можно уже там валяться? А если Октава вдруг решит, что слова кошака про “вылечи его” – это фигня и решит кроме этого провести еще и серию опытов? Ну уж нет, один раз Люппи уже сдох и не собирался ждать второго раза.

0

107

Ученый нахмурился, жестом как бы поправив очки. Сейчас были дела и поважнее, чем заниматься этим мелким истеричным арранкаром, но, видимо, нет другого выхода, что бы хоть как-то его заткнуть.
- Что же, есть один вариант, - ученый прошелся по лаборатории к стеклянному шкафчикам и заглянул внутрь, - средство еще не проверено на других, поэтому за возможные побочные эффекты я не ручаюсь.
Октава извлек несколько пузырьков с препаратами разных цветов, вертел их в тонких пальцах, внимательно изучая надписи на них. Все эти средства были предназначены для его личного пользования и не были протестированы на других пустых, кроме его собственной фракции, которую он приспособил для себя, как восстановительные средства, на всякий случай. В конце концов, лучшего подопытного пока было не найти, учитывая степень повреждений Люппи. В любом случае, даже в случае летального исхода, ученый ничего не терял, это будет отличным опытом.
Заэль Аполло извлек огромный шприц с длинной иглой, аккуратно смешал средства из разных флакончиков в пробирке, проверяя дозировку, и набрал ровно двадцать кубиков.
- Ты действительно так сильно хочешь, чтобы я сделал это именно сейчас? Это может быть неприятно, даже очень больно.
Подойдя к столу, где лежал привязанный арранкар, Октава изучающее всмотрелся в лицо несчастному, демонстрирую огромную иглу. А потом хищно улыбнулся, предвкушая крики боли.

Отредактировано Szayel Aporro Grantz (2009-09-02 22:32:36)

0

108

Наконец! Наконец свершилось то, ради чего Люппи потратил сейчас столько усилий (во всяком случае, в полудохлом состоянии даже громкие крики выматывают не хуже, чем забег на пару километров), и Заэль обратил на него свое внимание, соизволив оторваться от дурацких пробирок. Отлично, если ученый понял, что пока мальчишка находится в лаборатории, ему не удастся нормально заниматься своими делами, значит, дальше все пойдет хорошо. Ведь пойдет же?
И с каким вниманием он слушал то, что говорил ему Октава. Значит, есть побочные действия и средство не проверено? Да плевать! Если это поможет ему встать на ноги и вернуть свою силу, арранкар пойдет на все, что угодно, ведь у него была ЦЕЛЬ. Не какая-то навязчивая идея (как он думал), а настоящая и такая притягательная Цель. Но перед тем как переходить к самому главному, нужно еще было столько сделать, что…
- Ты действительно так сильно хочешь, чтобы я сделал это именно сейчас? Это может быть неприятно, даже очень больно.
А вот эти слова уже несколько отрезвляли и возвращали к жестокой реальности. Больно… Собственно говоря, а чем вообще являлась боль?..
_________________________________________________________
Флешбек Люппи №1:
Каждый из арранкаров прекрасно помнит тот момент, когда Айзен при помощи хогиоку превратил его из адьюкасса в то, чем на сей момент он и является. Люппи не был исключением. На самом деле, это было дико больно и, если бы только была возможность, он орал бы в голос, но… Всегда бывает несколько “но”, которые мешают сделать то, чего хочется. Пусть даже они, в большей степени, и являются плодом воображения. Люппи не орал, потому что считал это унизительным – даже само осознание того, что он как последний дебил стоит на коленях на холодном полу и за каждым действием Владыки наблюдает Эспада, заставляли его молча терпеть происходящее.
- Очередной слабак, - сказано довольно тихо и откуда-то от стены, но Люппи взглядом тут же находит источник шума. Уже после он узнает, что это - Секста Эспада, Гриммджо. Но в тот момент он может только с ненавистью смотреть на голубоволосого, мысленно обещая показать, что никакой он не слабак, и что если у него будет шанс, то он сразу же докажет свое превосходство.
_________________________________________________________
Воспоминания вернули решительность, и теперь Люппи не сомневался в том, что согласится на все, лишь бы как можно быстрее восстановиться и отомстить. Правда, судя по тому, насколько недовольным выглядел Заэль, явно ожидая как можно быстрее получить ответ, арранкар слишком долго предавался собственным мыслям, совершенно забив на реальность. И теперь, так же, как и перед становлением арранкаром, он был готов на все, чтобы получить силу. 
От волнения пересохло во рту и Люппи быстро облизнул губы, после чего криво усмехнулся, словно показывая Заэлю, что тот не дождется страха и попыток пойти на попятную.
- Коли уже свою гадость. Я же сказал, что хочу выбраться отсюда! – и, главное, сказать это бодро и уверенно, глядя куда угодно, но только не на шприц, ведь даже в самом хреновом положении Люппи с большим удовольствием предпочел бы выпить эту смесь, а не ждать, пока крашенный садист продырявит его как коллекционную бабочку.

+1

109

Ученый долго не мешкал, нашел тонкую вену на руке Арранкара, игла с легкостью вошла сквозь кожу, яркая жидкость стала медленно проникать в организм Люппи, смешиваясь с его кровью и реяцу. После того как шприц опустел, Заэль Аполло присел рядом на кушетке, задумчиво потирая виски. Мигрень прошла, но неприятное ощущение все еще оставалось.
Это было все, что он мог сделать на данный момент, и в случае если что-то пойдет не так, препарат окажет самый непредсказуемый эффект, помочь Люппи будет сложно, если вообще возможно. То, что все пройдет гладко, он не обещал, а значит паренек должен был готовиться ко всему, в том числе к такой боли, которую он еще никогда не испытывал за все свое существование.
- Крепись, - с еле заметной ухмылкой произнес Октава и покосился на несчастного искалеченного Арранкара.
Препарат должен был начать действовать в течение нескольких минут, Заэль проверил крепления, подтянул их потуже, что бы быть уверенным, что Люппи не свалится на пол. Ученый встал и отошел от кушетки на несколько шагов, на случай если у бывшего Шестого начнутся припадки и конвульсии, будет не очень приятно получить локтем или коленом. А если его еще начнет тошнить или будут сильные кровотечения - испачкаться не хотелось. Заэль задумчиво наблюдал за своим новым «подопытным», смахивая с формы невидимые пылинки.
"Может быть, стоило его вообще пригвоздить к полу, и запаковать в герметичный пакет? Мало ли что может приключиться, нужно быть готовым ко всему. Жаль будет, если его вообще разорвет на клочки - придется убирать всю лабораторию".

0

110

Проще всего было с наглым видом заявить “Коли!”, только вот от собственных страхов это не избавляло. Нет, Люппи даже себе не признался бы в том, что его могут испугать уколы или что-то в этом роде. Вот только в таком состоянии (пусть у арранкара и хватало сил на наглость и хамство), все равно не особо повыкабениваешься, да и поломанная детская психика явно оставляла свой отпечаток. Только сейчас как-либо возмущаться или показывать страх нельзя, ведь тогда Октава точно посчитает его трусом, и еще будет издеваться после. Только Люппи уже не может отвести взгляда от шприца, напряженно следя за каждым жестом ученого. А в тот момент, когда Заэль Апполо подносил иглу к его руке, арранкару стоило неимоверных усилий не дернуться в сторону (в какой-то мере ему помогли ремни, сдерживающие его на месте). “Тише, тише… Спокойно, я сказал! Спокойно!” вот только успокаивать самого себя становилось все сложнее и сложнее. Люппи честно пытался не показывать внешне, какие эмоции в этот момент его разрывали, но паника, доходящая почти до параноической истерики, явно не давала воспринимать все адекватно. “Какого черта?! Он же говорил, что будет больно! Но я же ничего не чувствую!”. Если бы арранкар разбирался в подобных вещах хотя бы чуть-чуть получше, то наверняка догадался бы, для действия любого лекарства необходимо время, но Люппи же привык получать все и сразу, поэтому… Это казалось ему чем-то странным.
- Я тебя уничтожу… - он бы и сам не смог объяснить, почему решил прямо сейчас оповестить об этом Заэля, не задумываясь о том, правильно ли он понял, что творилось в светлой голове мелкого арранкара или нет. Да и что еще мог подумать перепуганный и успевший узнать, что после смерти не бывает ничего, ребенок? Конечно же, что ученому больше делать нечего, кроме как оживить его с целью каких-нибудь опытов, чтобы после снова убить! Тот факт, что Октава предупреждал, что это средство не проверено, и он сам не знает побочных эффектов, сейчас не играл никакой роли. Мозгом Люппи полностью завладела паранойя, не давая мыслить здраво.
И страх перед неизвестностью рассеялся, когда пришла ОНА. Нет, это даже болью было назвать нельзя. Это было что-то невообразимо ужасное, будто бы нервы опускают в кислоту, а в тело впиваются миллионы зазубренных иголок, которые тут же вырывают вместе с мясом. Эта агония не позволяла думать, и все, что Люппи мог – визжать и изгибаться в путах, чуть ли не выкручивая себе конечности в бесполезной попытке убежать от этого ада. Вскоре голос сорвался, но это не мешало арранкару панически хрипеть, не переставая дергаться. Да, он подсознательно хотел убежать от того, что чувствовал, но разве это возможно? Его разрывало на части, мозг вскипал, и казалось, вся кровь превратилась в огненную лаву. Агония продолжалась не более пяти минут, но этого было достаточно, чтобы после того, как боль отступила, Люппи обмяк на столе без чувств. Он был в сознании, но не мог ни пошевелиться, ни сказать хоть что-нибудь. Бессмысленный взгляд в потолок и судорожные попытки отдышаться, потому что его отпускало постепенно, не так резко, как боль пришла. Что ж, самое ужасное он уже пережил, и теперь ему точно ничего не будет страшно.

+1

111

Октава с нескрываемым любопытством настоящего ученого наблюдал за всем процессом, но к своему разочарованию все прошло довольно неплохо. Мелкий выскочка не превратился в амебу, не стал мутантом осьминогом, или противным слизнем, даже не отрастил лишних конечностей, и не стал пресмыкающимся, хотя чешуя могла быть ему вполне к лицу. Немного разочарованный тем, что ничего необычного не случилось и довольный успехом Заэль Аполло продолжил свой осмотр, внимательно заглядывая в глаза, проверяя уши и рот. Мало ли что он мог упустить, изменения могли быть только внутренними. К примеру, Люппи мог бы выплюнуть свои кишки, стоит ему только встать. Парень был еще весьма не в себе после болевого шока, но ни чем смертельным это ему не грозило, а могло только закалить нервы. Хотя такой ценный опыт вряд ли он сможет принять.
Отвязывать, освобождать из пут мальчишку Гранц не торопился, мало ли тот сейчас же начнет махать руками и ногами, не разобрав еще кто он и где находит. Октава беспокоился только то, что этот неугомонный мог повредить ценный материалы и оборудование. Которое и так пострадало после того как в лабораторию ворвалось «стадо безумных бизонов» в лице братца, Ди Роя и Квинты.
Ученый покачал головой, очередной раз соглашаясь со своими умозаключениями и привычным жестом «поправил» очки.
- Что же, как только почувствуешь себя хорошо, я тебя отпущу, но учти, сразу все силы к тебе не вернуться, понадобиться еще какой-то промежуток времени, прежде чем твоя реяцу восстановится. – Заэль говорил громко и вкрадчиво, что бы до «контуженного» Люппи дошла хотя бы половина его слов. – Так что не советую тебе сразу начинать махать своим занпакто на право и на лево, если не хочешь снова оказаться у меня на столе.
Это было действительно так, на моментальное излечение надеяться не стоило, учитывая, что данный препарат испытывался на других впервые и над его совершенствованием еще работать и работать.

Отредактировано Szayel Aporro Grantz (2009-10-08 16:31:02)

+1

112

- Что же, как только почувствуешь себя хорошо, я тебя отпущу, но учти, сразу все силы к тебе не вернуться, понадобиться еще какой-то промежуток времени, прежде чем твоя реяцу восстановится.
Нет, Люппи слышал, что Октава что-то говорил ему, только слова ученого долетали до него так, словно кто-то старательно залил в уши маленького арранкара густейшего киселя. Это казалось не только слуха – слабость и какая-то ватность во всем теле ощущались так, словно он барахтался в какой-то густой жиже. В первые минуты он даже не понял, что не может поднять руку из-за того, что привязан, а не из-за того, что у него нет сил. Эти понятия смешались в его голове, и было сложно понять, что именно с ним происходит. После того, что творилось с ним последние несколько минут, Люппи не был уверен в том, что вообще хотя бы что-то чувствует.
Впрочем, подобное длилось не долго, и после на него словно нахлынули все ощущения сразу.
- Так что не советую тебе сразу начинать махать своим занпакто на право и на лево, если не хочешь снова оказаться у меня на столе.
Словно бы назло, чтобы только еще больше раззадорить мальчишку, эти слова Заэля он понял даже слишком отчетливо.
- Не волнуйся, Грантц… - получилось, конечно, слишком хрипло и тихо, но после того, как Люппи вопил до этого, иного и не стоило ждать, - если тебе и придется кого-то собирать, то теперь это буду не я...
И, конечно же, былая самоуверенность тут же вернулась к арранкару - да и как могло быть иначе, ведь он оставался живым даже после того, как умудрился сдохнуть. И теперь он был уверен, что сможет придумать способ, как отомстить Гриммджо и занять то место, которое всегда считал своим. Да, теперь это начинало напоминать какую-то маниакальную направленность, а поврежденный (психически) мозг в этот раз будет думать прежде, чем что-либо совершать. И бывший и.о. сексты снова попытался встать, забыв о том, что не может сейчас даже толком дернуться, будучи привязанным к столу как жертва концлагеря.
- Эй... Грантц... - вот и прежнее ехидство вернулось, когда Люппи самым красноречивым жестом подергал рукой, - я польщен твоим вниманием, но... Я не думаю, что лучшим способом передвижения будет этот стол. Не спорю, за последние... - легкая заминка, когда мальчишка пытался хотя бы на глаз определить, сколько прошло времени, - за последнее время он стал мне таким родным и близким, но все же. Он воняет также отвратительно, как и все твои склянки, а думать о тебе и о том, что я тебе обязан, мне не хочется.

+1

113

Ехидство Люппи сделало своё дело – раздражение Заэля резко возросло, даже в глазах потемнело на мгновение. Не то, что бы он ожидал благодарности, скорее оказался не совсем готов к такой открытой бесцеремонности. Учёный не раз убеждался, что от бывшего Шестого ждать признательности не приходится, хотя границы самоуверенности того всё ещё оставались где-то за пределами знаний Октавы.
Однако Грантзу совершенно не хотелось показывать Люппи свою досаду, поэтому пришлось взять себя в руки. Он только приложил ладонь ко лбу и прикрыл глаза, заставляя себя успокоиться.
Открыв глаза, Заэль снова посмотрел на Люппи внимательным, изучающим взглядом, прикидывая, что теперь с ним делать, и какую комедию тот может устроить в ближайшем будущем. От него не ускользнуло, что его подопечный (или уже подопытный?) как-то слишком быстро приходил в себя, и, вместо положенной слабости и сонливости, возвращался к обычным формам поведения.
«Даже торпидной стадии шока не было, хотя это к  лучшему – меньше возиться придётся. Побочные эффекты? Очень интересно», - подумалось Заэлю.
Вообще, этот лазарет уже порядком надоел Грантзу, и тот факт, что Люппи оказался, наконец, близок к выздоровлению, а значит, скоро покинет лабораторию и перестанет мельтешить перед глазами и забивать голову своей болтовнёй, его немного порадовал. Поэтому оставалось только окончательно поставить собранного по частям арранкара на ноги, и пускай пользуется ими по назначению – идёт на все четыре стороны.
- И мне, и тебе сейчас нужно одно: чтобы ты восстановил свои силы и направился восвояси. Естественно, в твоём нынешнем положении это несколько проблематично.  Поэтому, так и быть, я тебя отвяжу, и мне очень хочется верить в твоё благоразумие.
Понятное дело, возвращение Люппи к существованию было сделано не для Люппи, а для самого Заэля и его самолюбия, и беспокоился Октава, в первую очередь, о себе и лаборатории, и так изрядно пострадавшей в последнее время. Терять результат своей работы учёный не собирался, поэтому стоило пока присматривать за этим самым результатом.
Да и желание понаблюдать за двумя Шестыми и их дальнейшими разборками никто не отменял.
- И ещё, я надеюсь, мне действительно не придётся снова тебя собирать, по второму разу это было бы безумно скучно, – небрежно произнёс Грантз, развязывая ремни на конечностях Люппи. И, встретившись с ним взглядом, добавил, – а что, уже знаешь кандидатов на сборку?

+3

114

Коридоры <<<

Войдя в двери лаборатории, Тоусен отыскал своим "виденьем рейацу" лучший путь между опрокинутыми столами и прошел в сторону хозяина разгромленных помещений. Судя по всему, здесь неплохо порезвились подопечные Айзена - в воздухе висел терпкий аромат рейацу Квинты, сладковато-дурманящий - Октавы, рейацу Ди-Роя пахла чем-то морским, а Иль-Форте - травами. Резковатый цветочный аромат принадлежал Люппи, которого Заэль как раз отвязывал от лабораторного стола.
"Интересно... Кажется Гриммджо испепелил этого арранкара Церо, но он, судя по всему, снова дееспособен. Надо рассказать Айзену, Заэль неплохо постарался." - подумал Канаме и наконец-то заговорил с Гранцем.
- Заэль Апорро, надеюсь тот артефакт, который Айзен-сама поручил тебе сделать, уже готов? Я пришел за ним. - прозвучал спокойный бархатистый голос слепого шинигами.

0

115

Ах, до чего же это было прекрасно – Люппи наслаждался тем, как Грантц отреагировал на его слова. И как это забавно – понимать, что тот вряд ли что-то сделает, ведь Заэль был настоящим ученым (пусть даже несколько более безумным, чем многие другие) и не станет сразу же уничтожать то, к чему приложил руку. Нельзя сказать, что Люппи не был где-то в глубине своей души благодарен ему за помощь, но признавать такое вслух даже наедине с самим собой – никогда. Мальчишка был слишком гордым, чтобы даже в мыслях допустить такое, что он кому-то должен за свою жизнь, а во-вторых… ему слишком нравилось злить и доводить других, чтобы хотя бы из чувства благодарности повести себя иначе.
И чем ближе была к нему свобода, тем более взбудораженным был арранкар. Еще бы! У него появился новый шанс на жизнь и на возможность доказать, кому принадлежит место в Эспаде, и отказываться от него Люппи не собирался, да и… Не каждый смог бы похвастаться тем, что смог открыть глаза и заговорить после церо Сексты (пусть даже и не без помощи Октавы). “Ничего, он еще поплатится за то, что так некачественно убил меня” на губах мелкого засранца появилась ухмылка и, с трудом дождавшись момента, когда его наконец отвяжут, он попытался сразу же вскочить на ноги (а ведь после такого длительного бездействия хотелось сразу же помчаться решать все свои проблемы) и… Это было главной ошибкой. Несмотря на то, что чувствовал себя арранкар достаточно хорошо для того, чтобы болтать и даже дергаться в путах, попытка подняться сильно ударила по вестибулярному аппарату и вместо эффектного рывка, который должен был бы показать силу и энергию мальчишки, перед глазами ученого разыгралось не менее эффектное падение. Хорошо, что не носом, пусть даже Люппи и умудрился достаточно ощутимо приложиться об пол.
- И только посмей что-либо сказать! – и ведь по-настоящему разозлился. Подумать только – этот помешанный на своих склянках тип был свидетелем такого позора! Это настолько возмутительно, что любой на месте Октавы должен был бы уже быть мертвым. Вот только… вместе с новыми синяками Люппи вполне ясно (что было для него очень необычно) осознал, что в таком состоянии он вряд ли сможет причинить вред даже какой-нибудь костяной зверушке-пустому, которые обитают вблизи от Лас Ночес.
- И ещё, я надеюсь, мне действительно не придётся снова тебя собирать, по второму разу это было бы безумно скучно
Отвечать что-либо на такую наглость арранкар не счел нужным – вот еще! Можно подумать, он сам допустит такое, чтобы снова оказаться должником у этого лабораторного зануды.
– а что, уже знаешь кандидатов на сборку?
- Ты же у нас гений, Грантц… Неужели не догадываешься сам? – и снисходительно хмыкнуть. С гордым видом задрав нос, он попытался подняться на ноги, действуя уже более осторожно и стараясь не рыпаться – второго падения тонкая душевная организация Люппи не потерпела бы. К тому же, он почувствовал, что теперь они в помещении не одни и, цепляясь за стол, выглянул из-за него. Рейацу правой руки Владыки, по совместительству являющегося тенью Правосудия, он узнал сразу, вот только… мальчишка не был уверен, что сейчас рад видеть кого-либо. “И какого черта? Можно подумать, что все так и жаждут оказаться в этом храме шизофрении!” недовольно поморщившись, он все же решил, что хотя бы раз в жизни помолчит и не будет стремиться оказаться в центре внимания.

+2

116

Положительно, происходящее в лабораториях в последнее время очень напоминало Заэлю театр, вот только труппа оказалась никудышной, а репертуар – тривиальным.
Взять того же Люппи: стоило предоставить ему свободу действий, сразу стал «рваться в бой», а единственное, чего смог этим добиться – новые синяки.
«Как будто мне заняться больше нечем, кроме как с ним  говорить. Очень даже есть чем… И кем», – пронеслось в голове Гранца после гневной реплики экс-Шестого, вызванной неудачным перемещением в пространстве в сторону пола. Хотя, похоже, Люппи всё-таки начал понимать, что в нынешнем состоянии особенно не разгуляется. Это не так уж плохо: можно позволить ему некоторую свободу в плане передвижений – всё равно далеко не уйдёт, зато болтать без дела о себе и своей участи будет меньше.
Учёный мог бы и дальше продолжать «обмен любезностями» со своим визави, однако приход Тоусена подобному времяпрепровождению абсолютно не способствовал.
«Интересно, если бы Тоусен когда-нибудь здоровался, как бы это выглядело?» – подумал было Заэль, но эта саркастичная мысль довольно быстро уступила место более мрачным размышлениям и беспокойству. Разумеется, не без причины.
Неизвестно, как вновь прибывший отнесётся к тому, что Люппи теперь если и не совсем здоров, то жив точно. И это понятно: от Айзена не поступало чёткого распоряжения возвращать покалеченного арранкара в жизнеспособное состояние. Тем более что сам Владыка периодически напоминал, что хотел бы видеть более подробные отчёты о происходящем в лабораториях. И регулярно никаких отчётов от учёного не получал. Соответственно, если информация дойдёт до Айзена (а в том, что так и случится, Гранц нисколько не сомневался), может последовать что угодно.
«Не хватало мне снова вылететь из Эспады», – рассудил Заэль, отчётливо понимая, что наверняка найдутся умники, которые при таком раскладе попробуют занять его место.
В любом случае, сейчас просто необходимо держать себя в руках. И ещё необходимо, чтобы незваный гость оказался доволен или хотя бы не разочарован тем, ради чего явился. Впрочем, тот держался спокойно и, скорее всего, сам был бы не прочь разобраться в произошедших до его появления событиях.
- Артефакт? Да, готов. Осталось только его достать. Вы очень вовремя, Тоусен-сан, – проговорил учёный, растягивая слова и стараясь не выдать своего взвинченного состояния.
Гранц осмотрелся вокруг, отыскивая взглядом предмет, за которым пришёл Тоусен. Несмотря на царивший вокруг хаос, вещица довольно быстро оказалась замеченной среди обломков полок на другом конце комнаты, куда учёный и направился.
Идея Айзена создать артефакт, основанный на силе «Шести цветков гибискуса», и с таким  же функционалом сначала казалась Заэлю необоснованной и абсурдной, но пятнать репутацию учёного он не мог себе позволить, а потому за работу взялся. Со временем «отрицание реальности» Гранца весьма заинтересовало, он занялся детальным изучением собранных духовных образцов, а затем создал артефакт, способный отрицать произошедшие с объектами изменения.
Он взял предмет, напоминавший по внешнему виду небольшой медальон на цепочке, в руку, с кривой усмешкой вспоминая, сколько времени пришлось ему провести, вычисляя строение, структуру и амплитуды колебаний частиц рейацу, высчитывая степени свободы создаваемой системы и динамику энтропии внутри неё.
Чем дольше учёный работал над этим изобретением, тем больше убеждался, что барышне из мира живых определённо повезло: умеет управляться с такой тонкой материей и при этом совсем не знает, как этот процесс протекает. К тому же, Заэль не верил, что она хоть слово разберёт, если ей рассказать и показать.
И вот теперь итог его интеллектуальных усилий и многочасового труда предстояло отдать, в то время как большинство записей, чертежей и предварительных опытных образцов вряд ли уцелели. Такое положение вещей заставляло Гранца чувствовать себя уже не столько преданным науке, сколько преданным наукой. Возможно, всё придётся начинать заново, и эта перспектива просто выводило учёного из себя. Вот это точно не помешало бы обратить вспять.
«Стоп! Так сейчас можно будет опробовать изобретение в действии на разрушенных материалах!» – внезапно осенило Заэля. Секундное замешательство, вызванное новой идеей, сменилось восторгом. Столь необходимое сейчас ощущение уверенности в собственных силах вернулось и дало возможность снова почувствовать себя хозяином положения. Если всё пройдёт успешно, он не только заслужит уважение Тоусена, но и напомнит этому парвеню Люппи, с кем тот имеет дело.
- Сейчас я объясню, как это работает, – сказал Заэль своему визитёру, уже не скрывая насмешливой улыбки и держа в картинно вытянутой руке злосчастное изобретение, на которое возлагал теперь столько надежд.

+3

117

Коридоры ------->

Какая-то ирония. Убежать отсюда только затем, чтобы возвратиться обратно! И все за такое короткое время. Ужасная колея пути Лас Ночес. Маршрут окончен, конечная станция - Лаборатории. Нет, все же здесь просто неприятно находиться - это место Нелиэл всегда обходила стороной, находя вполне разумным не сталкиваться с полубезумным ученым. Ведь всегда легче просто избегать подстерегающих неприятностей, чем перешагивать их и устраивать шумные и порой пыльные разбирательства. Сейчас же ей вообще меньше всего хотелось видеть кого-то из старых знакомых. Особенно нынешнюю Эспаду, половина которой если не была безучастна к ней, то яро жаждала ее смерти.
Оказавшись прямо за спиной своего проводника, девушка быстро оценила взглядом обстановку. Глухая настороженность вернулась, отозвалась в голове с новой силой. Посреди разрухи Заэль с вытянутой рукой, мальчишка арранкар...  Одершванк задержалась в коридоре всего на мгновение, а ситуация уже вышла из-под наблюдения - спокойствие приносила мысль, что то, что сейчас происходит, к ней не должно иметь никакого отношения. Мелькнуло даже праздное любопытство, не задержавшееся надолго. Отсортировка нужных и не нужных эмоций прошла на ура.
"Это не должно затянуться надолго... Хотя, я даже не знаю, что со мной будет дальше! Вот как на нас среагирует Октава..." - Нелиэл помнила, хоть и смутно, в какой суматохе и с какими эмоциями "гостеприимный" хозяин проводил беглецов. Мгновение появления девушки в помещении прошло, и она осторожно придержала Жозе чуть крепче - мало ли что мог выкинуть непредсказуемый Заэль. Лучше всегда быть настороже.

+1

118

Коридоры ------->

Дрожь снова прошлась по телу, когда в ноздри ударил резкий запах нафталина и ещё разных химикалий, которыми всегда пахло в лаборатории. Это запах был ему знаком, был им любим и просто привычен, почти как воздух. Пепе мало выходил ранее из лаборатории, а уж тем более при таких обстоятельствах как ранее. Арранкар прикусил губу и осмотрелся. Все было более менее в прибранном состоянии, туда и сюда сновали "колобки" и делали свои дела, в другом конце зала стоял он.
Заэль Апорро Гранц. Высокий, стройный, с холодными глаза, которые прятались за оправой маски, с длинными розоватыми волосами и почти не нормальной улыбкой, которая фактически была на лице всегда. Его вид вселил в Жозе ещё больше страха, так как он не знал что Хозяин может сделать с ним. Малыш стал быстро думать:
"Есть большой шанс что меня после такого пустят на мясо, то есть на опыты.. Но может в силу успешности опята на мутацию что я теперь не просто колобок,а полноценный арранкар, Хозяин сжалится надо мной... Но рисковать в таком состоянии вообще не логично... Надо добраться до того шкафчика, там моя сумочка с набором для работы.. Там есть средство для сращивания кости.." - он посмотрел вверх на Нелл и вздохнул. "Придется покинуть её... Увы..."
-Простите меня, Нелиел-сама... Мне надо кое-что взять в шкафу... - он осторожно спрыгнул с рук девушки, стараясь не привлекать к себе не чье внимание.
Он быстро между столами, под ними и прочими обходами сумел добраться до нужного шкафчика. Не теряя времени Жозе открыл его и с облегчение вздохнул. Сумка была на месте и снаряжена как всегда. Тут были препараты и инструменты на многие случаи жизни. Арранкар достал скляночку с темной жидкостью и поморщившись отпил немного оттуда. Лицо исказилось отвращением "Какая дрянь.. Ужас.. Который раз пью и не привыкну...". Он убрал препарат обратно и повязал сумку на пояс, с другой стороны от меч.

+1

119

Как и ожидалось, после вопроса об артефакте рейацу Заэля на мгновение запахла замешательством, но ученый быстро взял себя в руки. Тоусен терпеливо выждал, пока Октава найдет уникальное изделие в царящем здесь беспорядке и ответил:
- Хорошо, я слушаю тебя, Заэль Аполло. Надеюсь, эффект, оказываемый этим артефактом, повторяет способности Орихиме Иноуэ?
Канаме заметил, как маленький фрассьон, скользнув из рук Неллиел, двинулся вглубь лаборатории. Сама Терсеро испуганно замерла у дверей, её явно пугала перспектива возвращения туда, откуда она совсем недавно пришла - запах её рейацу совершенно недвусмысленно говорил об этом. А то, что она была здесь совсем недавно, отмечали следы её рейацу в районе обломков коек и столов у дальней стены помещения.
- Кстати, Заэль Аполло, мне потребуется твой фрассьон, Жозе Пепе, для сопровождения Неллиел Ту Одершванк к Владыке Айзену, в качестве представителя лаборатории. Приведи его в максимально здоровое состояние и выдай необходимые инструкции и приборы для фиксации изменений в её рейацу. Так же Айзен-сама ожидает отчеты за последний период. От их полноты зависит дальнейшее снабжение лаборатории ресурсами и подопытными. - распорядился Тоусен и замолчал в ожидании ответа Заэля, наблюдая за тем, как подвеска, покачивающаяся в руке арранкара, притягивает к себе тонкие ниточки рейацу, словно наэлектризованная.

+1

120

И все же, несмотря на все то благоразумие, которое вдруг проснулось в Люппи и дало ему возможность молча просидеть у стола, слушая разговор Заэля и Тоусена, ему стало слишком скучно. Оказалось, это дико неприятно – пытаться стать частью обстановки и не сиять своей прекрасной и наглой моськой перед окружающими. Ну а происходящее в лаборатории даже показалось ему скучным, и он уже собирался под шумок улизнуть оттуда, как услышал то, что словно пригвоздило его к месту.
Надеюсь, эффект, оказываемый этим артефактом, повторяет способности Орихиме Иноуэ?
Эти слова вызвали очередную вспышку воспоминаний и тут же отразились мгновенно вспыхнувшей злостью. Иноуэ… казалось, это имя теперь будет преследовать его в кошмарах. Это же именно та человеческая самка, которая вылечила Гриммджо, а после… Тряхнув головой, чтобы отогнать воспоминания, Люппи раздраженно фыркнул и решил, что уже пора как-либо проявить себя. Только вот… Неплохо было бы еще и узнать, что вообще происходило за то время, пока он был “мертв”. Конечно, можно было бы и дальше злить Октаву и добиться от него нужных ответов, но это уже наскучило, да и видеть дальше эту унылую лабораторную крысу, по недоразумению обладающую ярким розовым окрасом, а не положенным ей серым, Люппи уже не мог. Объект тут же был найден и, не рискуя подниматься на ноги (все же, лучше уверенно, но ползком, чем спотыкаясь, но на прямых ногах), он прошмыгнул из своего убежища в сторону шкафа, у которого возился уже знакомый ему фрассьон.
- Эй, ты! Как там тебя зовут? – и арранкар чуть ли в улыбке не расплывается, когда, наконец, поднявшись на ноги, мертвой хваткой впивается в плечо недоколобка (а ведь это не только уверенность в том, что теперь фрассьон от него не сбежит, но и возможность устоять прямо!), - я тебя помню! И я уверен, что ты горишь желанием пообщаться со мной! И я уверен, что ты лучше меня знаешь, что происходило здесь в то время, пока я изображал жаркое на столе этого розоволосого психа! Так может быть ты поделишься со мной этой информацией?~
И, произнеся все это, Люппи чуть прищурился, всем своим видом изображая готовность внимать и наслаждаться информацией, пусть даже (он был в этом уверен) ему и не понравится то, что он услышит. Да, если быть до конца откровенным, он злился даже оттого, что понял сам – Джаггерджек снова занимал место шестого! Это казалось самой важной проблемой и не давало возможности концентрироваться на всем остальном. “Ничего, этот ублюдок не смог меня убить и теперь пожалеет об этом. Я покажу ему, какие проблемы могут быть, если связываться со мной!” конечно, если бы Люппи поделился своими мыслями с кем-либо, то ему могли бы сказать, что все это звучит слишком самонадеянно, но такие мелочи редко волновали арранкара. Тем более, когда он искренне был уверен в том, что является лучшим и что те, кто не понимают этого, просто слишком жалки и недалеки, раз не могут оценить этого.

+2


Вы здесь » Bleach Role Play » Лас Ночес » Лаборатория и покои Октава Эспада