Bleach Role Play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Территория одиннадцатого отряда


Территория одиннадцатого отряда

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Здесь находятся здания, где живут офицеры и рядовые 11 отряда. Так же тут располагаются площадки для тренировок, и несколько красивых садиков..
В одном из садов журчит ручей.. Тут любят отдыхать члены 11 отряда.. Шум воды помогает расслабиться.. Многие любят читать в этом месте , или просто общаться.
Покои Капитана находятся в двухэтажном доме. На первом этаже расположены кабинеты, кухня, а так же комнаты для тренировок. На втором этаже расположились спальни, и комнаты отдыха.
Кабинет и покои лейтенанта находятся в домике напротив. Разумеется, при входе в дом Капитана или Лейтенанта стоят часовые.
Казармы и общий зал соединенны подземным тоннелем.

0

2

Обычный день в сейрейтее уже надоел своей серостью. Здесь уже давно не было дождя, давно не было грозы. Давно не было чего-то необычного, что заставило бы все эти души встрепетнуться. Слишком спокойно, чтобы быть солнечным днем. Зараки сидел на виранде выхода из тренировочного зала и, надо заметить, вид у него был скучающим. Сегодня ни один из осмелевшихся офицеров одинадцатого отряда, пришедших на "побоище"-тренировку к капитану, не проявил себя сильнее, чем обычно. Обычно... Все, как всегда, не меняется - противники все так же слабы, ученики все так же уперты и не хотят учиться, а двое самых интересных офицера, как всегда, проспали сегодняшнюю тренировку, или же просто забили на своего капитана здоровенный болт. Ну и к черту, этим двоим навалять еще успееться.
  Меч гордо стоял возле правой руки в горизонтальном положении, величественно принимая лучи солнца на себя и так же величественно отражая их. Меч не колебался, но он молчал... Всегда молчал. Такая тишина уже была привычна для ушей капитана, но тем не мение - что-то горело в сердце легкой свечею. Что-то, что, вопреки пониманию того, что он никогда не услышит свой меч, заставляло Зараки ожидать. Или, быть может надеяться. Что это, любопытство? Или жажда? Да какая разница, если все равно все уже предрешено. Если он не хочет говорить свое имя - значит оно мне не нужно. - Если ты настолько упрям - я сам буду делать всю работу. Мне не нужны помошники, мне никогда не были нужны помошники.
  Он медленно поднялся, встав на деревянный фундамент и с таким же равнодушным, каменным, спокойным лицом направился внутрь здания. Что он там забыл - на этот вопрос ответить было нельзя. Скорее - была глупая надежда, что сейчас один из тренировочных маникенов вдруг получит огромную силу, оживет и нападет на него. Или что именно в этой комнате какие-нибудь отродья пустых давным-давно планировали вторжение на сейрейтей и что время, наконец, настало и они сейчас выйдут сюда для попытки захвата какой-нибудь очередной фигни, которая должна будет уничтожить мир. Господи, да дайте же хотя бы самую малую банальность - какого-нибудь нарушителя порядка, которого прикажут привести силой в белую башню. Но нет, день сегодня не тот. Он сегодня обычен, как и всегда, а это плохой знак. Оу, нет - обычный знак, да.
  Рука плавно занесла меч над головой. И так же плавно опустилась на один из деревянных маникенов, предназначенных для тренировки рукопашного боя. Это, скорее, был не удар, а просто расслабление руки и направление ее в вольный полет по инерции, сопоставимой с силой притяжения относительно тяжести. Да, вы правильно поняли - он просто расслабился и кинул меч вниз, не бросая рукояти. Меч воткнулся в деревянный круг, который должен был быть головой, разрезав его на половину.
- Хм, скучно... - несколько резких движений, и меч ушел назад в ножны, а Кенпачи развернулся и пошел туда же, откуда и пришел - на виранду. Лицо все с такой же тоской смотрело куда-то в даль. В надежде, чтоли? Да, наверное, что-то в этом было. Надежда, что сегодня, в этот обычный день случиться что-нибудь интересное. Как, например, это - сегодня маникен простоял на секунду дольше, прежде чем рассыпаться на множество изрезанных деревянных дощечек. Хм, быть может - это знак?

+2

3

Ячиру сидела на крыше веранды и влюблённо наблюдала за Кенчиком. Все его движения, удары и приёмы.. Это, по мнению Ячиру было настоящее мастерство.
Девчушка безшумно соскользнула с крыши и встала позади Кен - тянчика, а затем обняла капитана сзади.
- Мой капитан скучает.. А где же красавица Юмичико и лысый шар? - Ячиру улыбнулась как можно миловиднее, и запустила ручонки в волосы Кенчика.
На миг Ячиру сама ощутила какую то пустоту и обыденность. Малышка слепо уставилась перед собой, но уже через секунду на лице девчушки загорелась улыбка до ушей. Вот бы Кенчик взял меня куда нибудь.. Хихикнула Ячиру, села перед Кен - тянчиком и принялась кривляться. Тут же на площадке показались четверо учеников. Весело шутя друг с другом, они прошли к другому концу веранды, не забыв поздароваться с капитаном и лейтенантом. Молодёжь небрежно покидала мечи на землю, а один и вовсе отшвырнул оружие ногой. Ячиру весело смотрела на эту картину. Парнишки изо всех сил пытались показать какие они крутые, и во всю хорохорились перед капитаном и лейтенантом. Вот только должного эффекта это не произвело.
- Такие глупые. Как дети. - Важно сказала Ячиру, и не сдержавшись расхохоталась.
Лейтенант разлеглась у Кенчика на коленях, дуя капитану в волосы. Ячиру обожала перезвон этих крохотных колокольчиков, расположенных у Кен - тянчика на концах волос. Кажется, девчушка могла бы лежать очень долго, а если разбавлять такой досуг интересными битвами и погонями.. Было бы.. Шикарно.

+2

4

Не успел капитан присесть на свое законное место, как сзади уже почувствовал чьи-то хрупкие ручки, которые попытались его обнять. Эта девчушка всегда отличалась своей скрытностью: любой бы другой, быть может, даже и не почувствовал ее прикосновения. Она делала это слишком нежно, слишком акуратно. Даже сидя на плече ее еле чувствуешь, чего уж говорить о простом касании. Удивительно, правда? Кенпачи, тот который переносит ужасные раны и способен не обращать на них внимания, способен так же заметить и это слабое, бережное объятие.
  Правда тот факт, что он это почувствовал, еще не означает что он и отреагирует подобаючи обычному человеку/шинигами. А он не утрудил себя такой привилегии: лицо по прежднему было каменным, смотрящим куда-то в даль, тольи на облака, толи бесстрашно встречая лучи солнца, вызывая их на дуэль. Эх, можно было бы сразиться с олнцем... Интересно - кто победил бы?
- Эта неразлучная парочка, небось, как всегда только просыпаются... Эх, надо бы им устроить хорошенькую тренировку, тест на выживание. - на слова Кенпачи таки удосужился ответить. Хотя своих учеников-офицеров он знал хорошо, и предположить что они проспали было просто первой идеей, которая пришла на ум. Наверняка они или гоняют других офицеров, или сами тренируются. В этих двух что-то было. Что-то, чего не было у других офицеров. И это радовало. Быть может, когда-нибудь они станут достойным развлечением, а пока можно и простым тестом на выживание помучать этих салаг. Все равно скучно, заодно и им будет чему поучиться.
  На движения и действия девочки Зараки отреагировал лишь спокойным вздохом. Он никогда не был против ни одного действия Ячиру, даже когда она перегибала палку, что случалось в меру редко. Удивительно, но она каким-то магическим образом, совершенно не меняется. Как была безобидным существом без чувства страха, таким и осталась. Странно то, что и сам Зараки многим не изменился с тех пор. А ведь опыт или время должно было хоть как-нибудь сказиться. Странно... Она по-прежднему ребенок, он по-прежднему войн-ветеран. Неужели так будет всегда?
  Те же несколько офицеров, что решили якобы показать себя, привлечь взор капитана. Однако сам он, капитан, смотрел без всякого энтузиазма, все с таким же безрназличием. Глупцы не понимают - насколько они глупы. Если, откинув мечи, они пытались доказать что-то, то доказали лишь свою слабость. Именно мечь делает война войном, и именно войнственность делает человека непобедимым. А непобедимость есть то, чего Зараки так сильно хотел найти у кого-нибудь из своих противников. Ибо непобедимость есть и дар и проклятие. Стремление стать лучшим рано или поздно овладевает тобой, а противников сильнее становится все меньше и меньше. И он лишний раз убедился, что даже многие в отряде неспособны постичь эту великую истину. Ну и к черту. Глупцы остаются глупцами, даже если бы они и стали сильными, черезвычайно сильными - они бы явно использовали силу по совершенно другому назначению - себе на корысть. Сила же, на самом деле, куда больее тонкая наука. И лишь только тот, кто ею обладает, может попытаться понять всю ее тонкость. Все то, что она требует, и что дает. И если все это удастся еще и осознать - тогда непобедимость можно будет назвать поистине полноценным.

+1

5

Ячиру улыбнулась и проследила за взглядом Кенчика. Капитан смотрел в небо, и Ячиру подумала, что он наверняка хочет лимонада.
- Может выпьем чего нибудь охлаждающего? - Мило улыбнулась Ячиру и сделала вид что что то пьёт.
Не дожидаясь ответа, лейтенант встала, сползла с колен капитана и удалилась.
Чуть позже девчушка вернулась с двумя стаканами на подносе и села рядом с Кен - тяном.
Сегодня очень жарко.. Жду не дождусь дождя, гулять под ним, одно удовольствие. Я бы каждый день гуляла под его каплями и бегала по лужам. А воздух.. Становиться таким чистым.. Ячиру мечтательно посмотрела на небо, но не увидев там не одного тёмного облачка, опустила голову, взяла стакан лимонада и быстро опустошила содержимое. Ячиру по настоящему любила только четыре вещи - сладости, лимонад, пони и Кенчика. А боялась... Малышка боялась вырости. Выйти из этого прекрасного возраста, когда ты можешь вести себя так, как душе угодно. Но однажды это произойдёт. Она станет подростком, потом взрослой, и детства уже не вернуть.
Ячиру помотала головой, отмахивая грустные мысли, и сияюще посмотрела на Кенчика.
- Кен - тянчик, лимонад очень вкусный, попробуйте!.

0

6

Молча взяв стакан с лимонадом, Кенпачи начал легонько трясти его в руках, все так же смотря на небо, словно взывая к ним, дабы что-нибудь интересное в скором времени наступило. Ведь в самом деле, что можно поделать, сидя здесь на месте? Тренировать зеленых офицеров держать меч? Пускай этим займется кто-нибудь из приближенных чисел, счастье поучить и, быть может, ненароком пришибить кого-нибудь Зараки оставлял себе на потом, когда сделает какой-нибудь день тренировок. Были даже мысли организовать некий ежегодный турнир, в котором будут учавствовать и капитаны, и лейтенанты, и даже простые офицеры. Тренировка для тела и хороший стимул стремиться к высотам, пытаясь перегонять более сильных противников. Но он никогда не был хорошим организатором, учитывая всю ту муторню с бумагами, которую стоило пройти прежде чем сделать все официально... Нет, легче просто вызвать офицеров на полянку и устроить там массовое побоище. Единственный, кто останется стоять на ногах - победитель. - Нужно будет запомнить эту идейку, хм... - легко вздохнув, переведя свой взгляд на напиток, он сделал несколько жадных глотков, опустошив емкость. Эх, все-таки сладость иногда скрашивала жизнь, заставляла на некоторое время отвлечся от скучных мыслей и просто насладиться приятным вкусом. Ненадолго, но все-таки... Но куда более приятней было осознавать, что сладость в эту жизнь приносит тебе именно дорогой человек, а не какой-нибудь посторонний незнакомец. Маленький человечек, с красивыми розовыми волосами, большими блестящими глазами, вечно улыбающийся, который не требует много взамен.
  Но мгновение прошло, и скука вновь вернулась. Постоянно ить лимонад - не выход. Рано или поздно даже великий Зараки Кенпачи лопнул бы, убивая таким образом время. Время... Воистину достойный противник. Оно никогда не сдастся, никогда не отступит и оружие против него весьма спецефичное. Его нельзя порезать, нельзя ранить... - Как неинтересно... А я бы хотел сделать сдоровенную дыру у тебя в груди, если бы это было возможно... Хе-хе... - И все-таки, время всегда выходило победителем из любой схватки. Была, по крайней мере, хотя бы одна утешительная мысль - время не всегда работает против нас. Быть может - и сегодня как-нибудь повезет.
  Посмотрев на своего лейтенанта, Кенпачи медленно протянул.
- Ячиру... Расскажи-ка мне - что в последнее время творится у нас в готее? - то, что ему рассказывают на собрании капитанов было интригующим, но исполнение сиих вещей опять-таки требовали времени. Другое дело - слухи из уст простых офицеров или лейтенантов. Насколько они боятся наступающих событий, насколько готовы. Быть может - кто-то из этой массы сумеет хорошо развлечь своими выходками. А может - в рядах солдат происходит что-нибудь куда более интересное и неожиданное. Хотя - какая к черту разница? Пускай даже неинтересное будет, зато послушав это - можно еще чуть-чуть скоротать сроки до очередной битвы... Да-а-а, когда же она будет, когда же...

0

7

Со стороны первого отряда три адские бабочки порхали над улицами Сейрейтея по направлению к трем дивизиям: третьей, одиннадцатой и тринадцатой. Отыскав своих адресатов, каждая из них незамедлительно передала донесение:
- Внимание! Срочный приказ от главнокомандующего Ямамото Генрюсай. Четверо арранкар проникли в Генсей, район - Каракура. Среди них трое эспада, высокая реяцу свидетельствует, что это представители первой пятерки. Так же рядом с ними замечана реяцу шинигами-дезертира - Гина Ичимару. Капитану одиннадцатого отряда - Зараки Кенпачи, офицеру тринадцатого отряда - Кучики Рукии и офицеру третьего отряда - Усаги Рьоко приказано срочно отправиться на подкрепление к капитану Хицугае и лейтенанту Мацумото.

0

8

Ячиру, не обратив внимание на вопрос капитана, спокойной резвилась поблизости, видимо посчитав что сплетни куда менее важны, нежели банальное развлечение самим с собой. зараки непроизвольно вздохнул и немного опустил свой взгляд, переведя его с облаков на землю. Скучающие люди - это, на самом деле, самые опасные люди на всей планете. Если кондиция верна и скука дошла до определенной черты, то значит небольшого стимула хватит для того, чтобы скука превратилась в злобу и силу и моментально выплеснулась на интересующий объект. Все что нужно было - всего-лишь стимул. Причина. А причина долго себя ждать не заставляет, как проверено на практике.
  Как и сейчас, когда прилетела адская бабочка, причина нашлась быстро. И, как следствие этому, Зараки непроизвольно улыбнулся своей маниакальной улыбкой, уже предвкушая свое появление на грунте. Визит к смертным обещает быть интересным.
- Эспада, значит... Да еще и трое из пятерки... Такие сильные, да?... - Зараки непроизвольно откинул небольшой смешок - ... Уж очень на это надеюсь. Да еще и Ичимару с ними. Он-то, как бывший капитан, точно сможет меня развлечь. Их банкаи всегда меня забавляли. А как отчаяно они их используют и как смачно наблюдать, когда он рассеивается перед смертью. - небольшщая ностальгия ненадолго охватила сознание. Предвкушение уже было на максимуме, а это значит что что-то интересное все-таки должно было произойти.
  Поднявшись, Зараки неспешным шагом направился к полянке, где недавно стояли несколько офицеров отряда, дабы открыть сэнкаймон и отправиться в путь. Офицеры быстренько уступили путь капитану, отдав честь и прокричав что-то бравое, по-типу "здравствуйте, Зараки-тайчо!", что сам капитан благополучно проигнорировал и продолжил свой путь. Торопиться сейчас было излишним, ведь эспада только недавно прибыла, а значит - никуда не убежит. Да и в любом случае никуда не убежит, тем более если Кенпачи уже начал свое движение. Интерес к происходящему начал рости, а значит еще немного, и за интересом последует или удовлетворение, или разочарование. Но выяснить, что именно из двух, можно было только на практике и собственноручно.
- Ячиру. Я ухожу на грунт. - он никогда не принуждал ее отправляться за собой, она и так постоянно была с ним. Если она сама того захочет - последует. Считает, что есть дела по-важнее - останется. Особо его это не волновало, потому как он знал, что вопреки своей наивности, Ячиру прекрасно может сама принимать решения и никак не пропадет без своего капитана. Поэтому с чистой совестью можно было открыть врата в Каракуру и последовать к зову битвы. Пойти на грунт и полностью отдаться своим инстинктам. Пойти и хорошенько наподдать кому-то под зад.

--------> Улицы

0

9

Полуденный сон офицера, от скуки решившего посвятить время более спокойному отдыху, чем спарринг, прервался. Непонятно, что было тому причиной – чей-то крик вдалеке, бутылка саке, на которую попал боком Мадараме, неудачно повернувшись, или же самому коротко стриженому человеку в обществе душ надоело спать. В любом случае, мужчина поднялся на ноги и широко зевнул. Выглядел Иккаку немного заспанным, но эта проблема быстро устранялась путем умывания холодной водой. Реальная проблема была куда больше – скука. Банальная скука.
Задумчиво пнув валяющийся внизу бутылек саке, опустевший еще до того, как третьего офицера сморил сон, мужчина почесал затылок. Отсутствие поблизости его товарищей, умевших в особо тяжелые моменты развеять скуку, не радовало совершенно. Лениво потянувшись, офицер схватил правой рукой меч, поднялся на ноги и зашагал вперед. Он чувствовал неподалеку реацу капитана, туда, честно говоря, и шел. Иккаку дошел до такого состояния, что хотел попросить Зараки дать ему какое-нибудь задание, проще говоря, придумать лекарство от скуки, занять чем-то. Вероятность того, что Кенпачи пошлет его ко всем чертам и Бьякуе в придачу, было процентов девяносто, но Мадараме искренне надеялся на остальные десять. Конечно, там, где был капитан, была и лейтенант, встреча с ней ничего хорошего для лысого шинигами не сулила, но он искренне надеялся на «пронесет». – Может быть, я ее даже не встречу…
"- Глупости, - " раздраженно буркнул Хузукимару. "- Ты же знаешь своего капитана, он без малявки ни шагу."
- Заткнись! – рявкнул в ответ Иккаку. И, вздохнув, хмуро добавил – сам знаю…
Без Ячиру встретить капитана можно было, наверное, лишь в мужской бане, да и насчет этого офицер не был полностью уверен – назойливая малявка следовала за своим «Кенчиком» по следам, не зависимо от того, где он находился и куда направлялся. Единственным запретным для нее местом было собрание капитанов, но туда, кроме капитанов, не пускали никого, потому возможности спокойно поговорить с Зараки без участия розововолосого «дополнения» не было. И сейчас Иккаку чувствовал знакомое реацу вредного ребенка, которого так любит его капитан. И шел навстречу маленькому слюнявому чудовищу.
Реацу капитана и лейтенанта было слышно все сильнее и отчетливей – Мадараме понял, что они совсем рядом. – Надо как-нибудь будет намазать голову чем-то ядовитым или, как минимум горьким, - в предвкушении чудного мгновения издевательства Ячиру над его «стрижкой», офицер хмыкнул и недовольно поморщился. Хузукимару одобряюще заржал в ответ.
И тут мужчина, наконец, заметил своего капитана, тот внимательно рассматривал что-то черное. - С крыльями. Бабочка? – Иккаку остановился на крыше неподалеку и задумался. – Сообщение? Для капитана? – глаза офицера заблестели. На лице появилась самодовольная улыбка. – Скорее всего, какое-то важное поручение, черт, как бы мне хотелось, чтоб оно касалось и меня… хоть немного…
"- Стоя здесь ты ничего не узнаешь, -" прервал его мысли меч.
- И правда, - Мадараме почесал подбородок. – Капитан, доб!.. -  выкрикнул он, быстро спрыгнув с крыши и подходя ближе. Но тут его капитан поднялся с места и отправился к кучке офицеров, стоящих на полянке неподалеку. – Э?.. – Иккаку заинтересовано посмотрел вслед и чуть наклонил голову влево.
"– Нет, ты точно идиот… -" разочарованно произнес Хузукимару, когда Зараки исчез из вида.
Офицер проигнорировал слова меча. Его более заинтересовало иное – мужчина услышал, как капитан, уходя, произнес что-то о грунте. – Капитан ушел на грунт? Почему? Зачем? Без лейтенанта. Без мен…
- Черт! – оповестил Иккаку всех, кто был рядом, о своем недовольстве. В подтверждения своей «дикой радости», он демонстративно плюнул на пол.
Глядя по сторонам, мужчина заметил розовое пятно, несомненно, являвшееся головой его любимого лейтенанта. Лицо Мадараме стало еще более довольным с точностью до наоборот. Но эта малявка была единственной, кто мог внести ясность в происшедшее.
- Фукутай… черт! – офицер скривился и хлопнул себя по затылку. – Спрашивать о чем-то у этой гребаной малявки… что может быть лучше? – добавил он шепотом и покачал головой. – Лейтенант Кусаджиши, приветствую! – прокричал лысый шинигами, за пару прыжков оказавшись рядом с девочкой. – Э… - почесывая за ухом, Иккаку думал, как именно сформулировать вопрос, но ничего оригинального в голову не пришло, посему он ограничился простым – что произошло?

0

10

Ячиру проследила, как Кен-тян выпил лимонад, принесённый ею.
Я уверенна, ему понравилось… - с улыбкой подумала девчушка и поставила свой, уже пустой, стакан на землю, рядом с лавочкой.
Лейтенант любила угождать своему капитану. Она вообще любила своего капитана. Он ей самый родной человек в мире. Именно он дал ей имя, надежду, научил сражаться и дал понять, что и она тоже личность, тоже нужна такая мордашка этому миру. Ячиру, безусловно, очень благодарна Кенчику за это.
С этими мыслями девочка посмотрела на своего капитана. Он продолжал смотреть на небо, возможно, ожидая от него какого-то чуда. Лейтенант ясно видела, что Зараки скучно и уже начинала придумывать сногсшибательную игру для своего Кенчика. При этом она улеглась на спину, заложив руки за голову, продумывая все детали веселья. Но всё же отрывать капитана от созерцания облаков и ясного солнца розоволосая почему-то не хотела. Он был такой задуманный…
Глаза девушки тоже устремились к ясному голубому полотну неба. Огромный желтый диск висел в небе, и Сейрейтей менялся под его светом, ставал жизнерадостный, светлый. Солнце было такое ясное, что девочка немного прижмурилась. Ячиру всегда было интересно, одно ли солнце светит днём в мире живых и Обществе Душ...?
А в Руконгаи солнце никогда не светило так ярко… - вспомнила девушка. На душе стало как-то не по себе. Хотя это было давно, с памяти розоволосой малышки никогда не уйдёт короткий промежуток жизни в Руконгаии. Хоть она и была маленькая, она и сейчас помнит половину происходящего до мельчайших подробностей… И как в тот судный день погибли её родители, и как она осталась на поле боя одна, и, особенно, встречу с безымянным воином, к холодной стали чьего окровавленного клинка и коснулась малышка, спросив у мужчины его имя. - Золотое блюдо там казалось всегда потускневшим и залапанным. А тут оно дарит не только тепло, но и радость… надежду на новые начинания и продвижение к своим мечтам.
Если честно, то своих родителей Кусаджиши даже не помнит. Она, правда, их не помнит… А вот Зараки Кенпачи она знает, как родного брата… или даже отца…
- Ячиру... Расскажи-ка мне - что в последнее время творится у нас в готее? – медленно протянул Кенпачи, обращаясь к своему лейтенанту.
Но Ячиру настолько отвлеклась на свои мысли, что даже не услышала вопроса, что задал её капитан. Впрочем, он не стал настаивать на ответе. И поэтому Ячиру, погруженная в свои мысли, уже более позитивные, чем воспоминания о прошлом, продолжила лежать, пытаясь словить маленькими ручонками какое-то пёрышко. Широкая улыбка на лице и всё прежний румянец свидетельствовали, что Ячиру и забыть забыла, о чём думала ещё миг назад… Всё же правда, что у детей настроение быстро меняется…
Но уж адскую бабочку, что летела к дивизии одиннадцатого отряда, Ячиру не могла не почувствовать. Она рывком села и как раз бабочка подлетела к Кенчику с посланием:
- Внимание! Срочный приказ от главнокомандующего Ямамото Генрюсай. Четверо арранкар проникли в Генсей, район - Каракура. Среди них трое эспада, высокая реяцу свидетельствует, что это представители первой пятерки. Так же рядом с ними замечана реяцу шинигами-дезертира - Гина Ичимару. Капитану одиннадцатого отряда - Зараки Кенпачи, офицеру тринадцатого отряда - Кучики Рукии и офицеру третьего отряда - Усаги Рьоко приказано срочно отправиться на подкрепление к капитану Хицугае и лейтенанту Мацумото.
Когда донесение было закончено, Зараки  поднялся и направился к полянке, где скорее всего хотел приказать, чтоб ему открыли сэнкаймон(Врата, пронизывающие миры) и отправиться в путь.
Девочка не стала подниматься и спешить за капитаном Зараки. Ведь приказано было только трём шинигами отправляться в Генсей. Хоть и она вечно следует за капитаном, тут уж должна была она остаться.
Тем не менее, девочка улыбалась широкой улыбкой. Она была так рада, что наконец Кен-тян повеселится, что он не будет скучать. А она то тут найдёт чем заняться…
- Ячиру. Я ухожу на грунт. – сообщил радостную новость тайчо. По крайней мере Кусаджиши казалось, что именно с ноткой радости Кенпачик сообщает это своей фокутайчо.
- Повеселись хорошенько, Кен-тян! – крикнула, махая, девчонка, что уже никак не лежала, а именно стояла на лавке.
- Лейтенант Кусаджиши, приветствую! – прокричал больно таки знакомый голос и уже через миг лысый шинигами, третий офицер одиннадцатого отряда, оказался  рядом с девочкой. – Э… - почесывая за ухом, замялся паренёк, похоже, собирая все свои мысли воедино, – что произошло?
- Лысый!!! – Ячиру только сейчас поняла кто перед ней стоит. И всё-таки скорости этой маленькой бестии можно позавидовать, ведь уже сейчас она оказалась сидящей на плечах мужчины, свесив ноги. Она от радости начала барабанить по лысой башке Иккаку, уж точно не жалея и не думая, что его может повредить. Он крепкий мужик, переживёт. И вот, она нашла жертву, что сегодня будет её развлекать, в отсутствии Зараки. Тем более, как никак она в отсутствие капитана, назначается главной. Девчушка начала быстро тараторить:
- Лысый, а, лысый, ты сегодня свободен? – фокутайчо прекрасно знала имена всех в Сейрейтей, но всё равно упорно придумывала всем забавные прозвища. Наверное, без прозвища ходил только капитан Зараки. Ну и всё-таки девчонка продолжала, специально не давая вставить слово или ответить Иккаку -  Да, всё, ты свободен. Будем веселится вместе. Понимаешь, Кенчик ушел, а мне самой будет скучно и…
Ячиру вспомнила, что офицер задал вопрос типа «Что случилось?» и решила всё же на него ответить, ведь как бы она не хотела, но работа есть работа…
Поэтому Ячиру стала серьёзней и решила всё объяснить офицеру:
- Кен-тяна отправили в  Генсей, район – Каракура, на  подкрепление к капитану и лейтенанту десятого отряда. Туда проникли четверо арранкар, а среди них ещё и шинигами-дезертир есть - Гин Ичимару. Поэтому Кенчик немедленно отправился туда. Я с ним не пошла по той причине, что вызывали именно этих трёх шинигами.
Порой, и конец умному наступает. Поэтому Ячиру, что так и не слезла с плеч офицера, опять начала барабанить кулачками по его лысине:
- А теперь надо придумать чем займёмся мы. – фокутайчо даже не предлагала, а просто как бы приказывала. И стараясь сделать лицо ''что-то типа злым’’, она, нагнувшись, чтоб видеть лицо Иккаку, спросила:
- Или у тебя есть другие планы, а?

Отредактировано Yachiru Kusajishi (2008-11-06 20:41:24)

0

11

Лысый офицер мгновенно пожалел о своем решении подойти к злосчастному месту пребывания капитана и лейтенанта одиннадцатого отряда, увидев счастливое и вечно чем-то довольное лицо Ячиру.
- Чертова малявка, - проскрипел зубами Иккаку, когда розовая мерзость запрыгнула ему на плечи. Рука потянулась, чтоб вытащить зампакто из ножен и сделать лейтенанта на одну голову ниже. Он прекрасно знал, что сделать это не получится, да и Хузукимару не одобрял попытки хозяина убить либо запугать надоедливую малявку – он настаивал на старой мудрости – не уделяй внимания дураку и тот отстанет от тебя. К сожалению, Иккаку эту мудрость не разделял. Ему хотелось любым способом избавить себя от розоволосого «счастья» - завести в темный переулок и «потерять», убить, скормить пустым, запереть в глубоком подвале, подарить капитану Кучики, - вариантов была уйма. А шанса на то, чтоб воплотить их в реальность – нет. Хотя случай, действительно, попал неплохой – капитан на грунте, Юмичики рядом нет, казалось, никто и не заметит пропажи лейтенанта. Сразу. А когда заметят, то на него никто не подумает.
От постоянного постукивания по драгоценной лысой голове маленьких, но очень вредных ручонок, мысли третьего офицера  начали медленно, но верно, запутываться в один большой клубок. Хвала высшим силам, что мыслей было не так уж и много, иначе клубок был бы просто огромен. Мадараме в ярости схватил меч вместе с ножнами правой рукой и, сжав покрепче, замахнулся для того, чтоб ударить своего горячо любимого лейтенанта по розовой голове, как девочка вдруг прекратила стучать, что очень обрадовало Иккаку. Прямо-таки, сделало его на несколько мгновений счастливым. Настолько счастливым, насколько может быть счастлив лысый офицер, на плечах которого сидит малолетний лейтенант. Девочка же, задумчиво и серьезно, что, по мнению Иккаку, было для Ячиру ОЧЕНЬ непривычно и даже странно, рассказала ему то, о чем сам Мадараме, собственно, уже догадался. – Значит, капитану предстоит бой с арранкаром. Черт! Почему на месте одного из вызванных туда не мог быть я? Арранкары – довольно забавный народ, бить им морды так весело…
Стук, затихший на время, продолжился – Ячиру вспомнила, что сегодня ее любимый третий офицер побудет барабаном. Естественно, офицер был против. И его мнения, естественно, спросить не удосужились.
Обычный день, ничего нового.
Иккаку нахмурился. Рука, в которой был зажат верный друг Хузукимару, предательски дрожала. От злости. От ярости. И от того, что сидящая у него на плечах малявка все еще там.
- Лейтенант, прекратите! – рявкнул Мадараме. Замахнувшись вновь, лысый офицер, быстрым движением руки рассек пространство перед своим носом, там, где находилась голова Ячиру. Конечно, он знал, что эта чертова малявка успеет спрыгнуть и удар ее не достигнет, но так можно было, как минимум согнать ее с плеч и прекратить этот дьявольски раздражающий стук по голове, благодаря которому он так и не понял последней сказанной девочкой фразы.

+2

12

Было более чем заметно, что лысый офицер злится от действий малышки. Он периодически хватался за рукоять своего зампакто – Хузукимару, и так и наровился замахнутся на малолетнего лейтенанта. Сидящая на его плечах Ячиру это прекрасно видела, и понимала, что порядком достала уже Лысого. Но так, как розоволосую это забавляло,  она не хотела пока слазить с Мадараме .
Но и у офицера нервы не железные… И как раз сейчас они не выдержали. Иккаку сжал покрепче свой меч и рассек пространство перед своим носом, как раз там, где должна была быть мордаха маленькой бестии.
Ячиру, конечно же успела спрыгнуть, оттолкнувшись руками об ту же лысину шинигами. Девочка приземлилась прямо перед офицером одиннадцатого отряда:
- Ай-яй-яй… Нельзя на своих лейтенантов зампакто поднимать! – всё с той же улыбкой, уперев, для виду, руки в боки, сказала малявка.
Одарив ещё одной улыбкой Лысого дядьку, Кусаджиши начала о чём-то размышлять с интересным выражением лица. Она поднесла указательный палец к губе, а взгляд в то время был направленный куда-то вверх. Похоже, независимо от того, что скажет Иккаку, девчушка продолжала строить планы на сегодняшний день.
- Ммм…Иккаку, а давай пойдём к Шутнику-тайчо! У него в поместье так весело… – но тут девочка замолчала, опомнившись.
Кусаджиши Ячиру была известна в Обществе Душ так же своим умением  давать людям смешные прозвища, при этом совершенно не смущаясь положением жертвы. При чём эти прозвища часто менялись и перефразировались. А сейчас девчонка и сама допустила ошибочку, назвав, наверно первый раз за всё время, Мадараме Иккаку по имени. А ведь все даже сомневались, что розоволосое чудо вообще знает их имена.
Сделав вид, что ничего не случилось, хотя малявке было очень даже интересно или заметил её оплошность офицер,  она продолжила лепетать:
- А можно ещё что-то интересное придумать…
Интересно, если подержать Лысого на солнце, на его лысине можно будет яичницу жарить..? – и такие мысли приходят в голову ребёнку. Кусаджиши не была, конечно же, исключением и поэтому сейчас с интересом косилась на лысину паренька.
Девчонка погрязла где-то в своих мыслях, а через некоторое время выдала:
- Ммм…Слушай, третий офицер одиннадцатого отряда, я пока ещё твой лейтенант. И пока Кен-тян на грунте, командую отрядом я! – с важным видом лица, откуда-то взявшимся,   говорила Ячиру, но скоро опять с такой же весёлой улыбкой промолвила:
- А к тебе вот какой вопрос…  Где шатается, Красавчик? – это и был, похоже,  вопрос, что хотела девчушка спросить у Мадараме. Под «Красавчиком» она, как всегда, имела в виду пятого офицера их отряда - Айясегава Юмичика.
И хотя это не особо важно сейчас было, Ячиру решила поинтересоваться, где носит офицеров её отряда. Ведь сейчас она старшая и главная в одиннадцатом отряде, в отсутствии капитана Зараки. Кенчик на неё надеется…
- Кен-тян, удачи тебе в Генсеи.

+1


Вы здесь » Bleach Role Play » Сейрейтей » Территория одиннадцатого отряда